Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Оксана Гринберга

По Праву Крови

Глава 1

Он все-таки меня нашел. Притопал и бесцеремонно опустился рядом на «нашем» месте на краю скалы, с бурной рекой где-то внизу, несущей свои воды к далекому морю.

Впрочем, это место было «нашим» исключительно в воображении Клеменса; оно всегда было только моим убежищем. Мне нравилось сидеть возле самого обрыва, отгороженной от остального мира зарослями колючих кустов и переплетением веток диких яблонь. Слушать шум реки, огибающей поросшие мхом валуны, и наблюдать, как суетятся ласточки, устроившие себе гнезда в скале на противоположном берегу.

Первый раз Клеменс отыскал меня здесь десять лет назад, когда наша семья только перебралась в Южную Провинцию. Мы переехали из столицы, и я начала ходить в местную приходскую школу. Первое время мне там было непросто, поэтому я частенько сбегала и пряталась здесь от всех.

И только Клеменс знал, где меня искать. Всегда приходил, чтобы утешить и расспросить, кто меня обидел.

Вот и сегодня тоже пришел. Но, как оказалось, совсем по другому поводу.

— Ты должна выйти за меня замуж, — заявил он, помолчав пару минут.

Наверное, решил, что на реку мы уже насмотрелись, пора переходить и к делу. Попытался взять меня за руку, но я не далась. Вырвала ладонь и, нахмурившись, посмотрела в его смуглое уверенное лицо, обрамленное черными, неопрятно подстриженными волосами.

Затем покачала головой. В этом и был весь Клеменс — в этом его «ты должна»!

Даже не спросил у меня, хочу ли я за него замуж, и не поинтересовался, люблю ли я его, — просто поставил перед фактом. Наверное, знал, что не хочу и не люблю, — я никогда не скрывала, что считаю его своим лучшим другом. И больше ничего.

Зато он ко мне относился иначе.

Все началось еще в детстве, когда мы, загорелые дочерна, носились по холмам и лугам. Именно тогда я поняла, что он смотрел на меня совсем не так, как на других девчонок. И не так, как на меня смотрели другие ребята.

А потом те, другие, и вовсе перестали на меня смотреть, потому что боялись связываться с Клеменсом Вергом. Даже в последних классах, когда Клеменса уже не было рядом, они обходили меня стороной.

Потому что школу Клеменс так и не закончил. Бросил несколько лет назад, заявив, что глупая наука ему ни к чему. Обойдется без нее, ему и так есть чем заняться.

Его отцу принадлежали обширные земли, и на них работало больше наемного народа, чем у кого-либо из фермеров Южной Провинции. И дела у них с каждым годом шли только в гору. Впрочем, объяснение этому факту было довольно простым — пока весь Юг страдал от жуткой засухи, Верги смогли позволить себе нанять магов, которые регулярно созывали дождевые облака над их полями.

Так было и в позапрошлом, и в прошлом году, когда они чуть ли не единственные в наших краях собрали нормальный урожай. В этом году жара тоже не собиралась отступать, а поля Вергов все так же зеленели, как и зеленели лица их соседей. Правда, последние — исключительно от зависти.

Засуха стала серьезным испытанием и для нашей семьи. И дела у нас, в отличие от Вергов, шли довольно-таки средне, если не сказать, что еще хуже. И Клеменс прекрасно об этом знал.

— Два года подряд ваш урожай пострадал от жары, — заявил он безапелляционно, — а этот год станет для вас еще хуже. Почти все ваши работники разбежались, потому что твой отец не в состоянии им нормально заплатить. Вы с трудом наскребли на очередной платеж по закладной. На следующий, через три месяца, денег вы уже не наберете, как бы сильно вы ни старались. Но я знаю, что вы постараетесь.

— Мы постараемся, Клеменс! — заверила его.

Отвернулась и стала смотреть на ласточек и испещренную дырами гнезд скалу на противоположном берегу.

— Ты совсем исхудала, — произнес он с нажимом. — На тебя без слез и не посмотришь.

— Так не смотри, — пожала я плечами. — Вот еще, нашел проблему!

Но Клеменс продолжал не только смотреть, но и рассказывать очевидные для меня вещи.

— Твоему отцу нужен покой, а вместо этого он работает наравне со всеми. Так же, как и ты, Дайрин! Но ты прекрасно знаешь, что таким образом вы долго не протянете. Твой старший брат вам не помощник, а младший, Стенли, еще слишком мал. Да и проку от него никакого… Куда больший прок от него был бы, если бы он учился в школе магии в Милерине, а потом поступил в Академию. Вместо этого в Милерин уехал Джулиан. Осенью вам придется снова заплатить за его обучение. Как вы собираетесь это делать?

Я повернула голову и посмотрела Клеменсу в глаза.

Они были серо-зелеными, с коричневыми крапинками. Однажды, еще в детстве, я пыталась сосчитать эти самые крапинки, со смехом попросив у Клеменса не моргать. Думала, ничего у него не получится, но он почему-то не моргал.

Стоял и смотрел на меня. Причем смотрел жадно, не отрываясь, словно пытался проесть во мне глазами дыры. Именно тогда я впервые подумала, что с ним что-то не так. Или же со мной что-то не так, потому что с тех пор он частенько смотрел на меня таким образом?!

И с каждым годом все становилось только хуже, а после того, как мне исполнилось восемнадцать, он и вовсе стал не давать мне прохода.

— Если бы вас волновали наши проблемы, — заявила ему, — вы бы не выгнали моего отца, когда он пришел просить у вас взаймы.

— Мы его не выгоняли, — пожал плечами Клеменс. — Наоборот, сделали ему выгодное предложение, но он не захотел ничего слушать. Ты ведь знаешь, что я просил у него твоей руки?

— Нет, — покачала я головой, — не знаю. Папа мне не говорил. — Вернее, он сказал, что Верг мною увлечен, но об этом давно уже знала вся округа. — Наверное, хотел, чтобы мы разобрались сами.

Клеменс кивнул.

— Так он мне и заявил. И знаешь, Дайрин, я давно уже во всем разобрался.

— Вот как?! — картинно удивилась я. Теперь понятно, как именно он во всем разобрался!

— Все эти годы я пытался выкинуть тебя из головы или же посмотреть на других, но у меня ничего не вышло. Поэтому ты выйдешь за меня замуж. — На миг его тон и вид напомнили судебного исполнителя — такие тоже время от времени к нам заглядывали. — Если ты согласишься, мы погасим вашу ссуду в Королевском Банке и отплатим обучение твоему младшему брату. Старший, — Клеменс усмехнулся, Джулиана он терпеть не мог, — уж как-нибудь пусть разбирается сам.

— Понятно, — сказала ему. — То есть, если я выйду за тебя замуж, Верги решат все проблемы моей семьи? — Вернее, почти все, Джулиан был еще той проблемой. — Это и есть твое предложение?

Клеменс кивнул.

— Зверя своего тоже можешь оставить, — разрешил он, и я поняла, что речь идет о Грезе.

— Очень щедро с твоей стороны, — похвалила его. — Молодец, ты хорошо все придумал!

Он склонил голову.

— И что же ты мне ответишь, Дайрин?

Пожала плечами.

— То, что я собиралась написать тебе сегодня письмо. Хотела попрощаться. — Мы много лет были друзьями, пока он все не испортил своими домогательствами. — Но раз ты меня нашел, то я скажу тебе это на словах. Нет, Клеменс, я не выйду за тебя замуж, и ты прекрасно это знаешь. К тому же завтра я уезжаю в Милерин. Возможно, надолго.

— Ты этого не сделаешь, — покачал он головой. — Ты никуда отсюда не уедешь!

— Интересно, почему? — удивилась я.

— Потому что в Милерине тебе нечего делать! — произнес он с нажимом. — Да, я понимаю, ваше положение довольно сложное. Можно сказать, отчаянное. Но неужели ты думаешь, что найдешь себе в городе работу и тем самым спасешь ферму своего отца от разорения?

— Возможно, так оно и будет.

По крайней мере, я собиралась постараться.

— Ничего у тебя не получится, — уверенно произнес Клеменс. — В Милерине таких, как ты, считай, половина Южной Провинции, потому что работы нигде нет. Или же ты решила поступать в Академию Магии? Зря, Дайрин, тебе нечего там делать!

— С чего ты так решил? — спросила у него спокойно.

Затем взяла и сотворила перед его носом иллюзию маленького золотисто-красного дракончика. Удалось мне это легко, без особых магических усилий.

Я могла бы собой гордиться, но не стала. Клеменс был прав, поступать в Академию я не собиралась. У нас попросту не было на это денег.

— Но даже если ты и поступишь, — он все же пошел на попятную, уставившись на парящую в воздухе миниатюрную копию моей Грезы, — то учиться ты все равно не сможешь. Вы едва в состоянии заплатить за Джулиана, а скоро Королевский Банк отберет у вас дом и землю.

— Спасибо тебе на добром слове, Клеменс!

— В Милерине ты разве что сможешь продавать свое тело, — добавил он язвительно. — Но только вот зачем для этого ехать так далеко?

Я уставилась на него с удивлением.

— То есть, выходит, мне стоит продать это самое тело… тебе?

Он усмехнулся.

— Именно так, Дайрин! Но при этом я дам за него куда лучшую цену. Я даже на тебе женюсь, чтобы ты была только моей.

На это я украдкой вздохнула. Клеменс — он такой Клеменс…

— Знаешь что, — сказала ему, — если бы ты не был моим другом, сейчас бы я приложила тебя магией, экзамен по которой, по твоему мнению, я все равно не сдам. Или же, еще лучше, приказала бы Грезе тебя сожрать. — Его глаза сузились, Грезу Клеменс побаивался. — Но я этого не сделаю. Хотя бы в память о нашем детстве, когда ты защищал меня от всяких идиотов. — Потому что мой старший брат этих самых идиотов боялся куда больше моего. — Поэтому сейчас мы с тобой попрощаемся, а завтра утром я уеду.