Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Оксюморонов

Синус

И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним.

— Откровение Иоанна Богослова, 12:7–9

Глава 1

Утро было тяжелым для Шестакова. Очень болела голова, сильно тряслись руки. Похмельный синдром на фоне гипертонии гнал Шестакова в ближайшее заведение под названием рюмочная. В городе таких магазинов, с лицензией кафе, было предостаточно. Там всегда наливали, страдающим утренним недугом, недорогую водку в пластиковые стаканчики и за символическую плату в пару сотен рублей. Шестаков только вошел в магазин, в котором никого из посетителей не было, а продавец уже узнала его и нырнув под столик, приготовила спасительную дозу спиртного для постоянного покупателя. Небритый мужчина достал из кармана смятые бумажки купюр, положил их на прилавок, аккуратно взял приготовленный стаканчик из рук продавца и выпил все его содержимое двумя большими глотками. Женщина-продавец, усмехнулась, сгребла деньги с поверхности прилавка и произнесла:

— Завязывал бы ты пить, Гриша. Третью неделю уже не просыхаешь.

— Ты мне не жена, Марта, прохрипел в ответ Шестаков, — не ты мне указ.

— Еще чего? Ты просто дурак и сдохнешь под забором, — ответила женщина, не желая больше разговаривать и отошла от прилавка.

Тем временем, мужчина запрокинул голову и прикрыл глаза. Алкоголь растекался по его венам, приводя тело в чувство и даря облегчение после похмелья. Постояв в таком положении минуты две, Григорий вздохнул, тело его расслабилось, а когда открыл глаза, то уже улыбался и обращался к продавцу довольным спокойным тоном:

— Чтобы я без вас делал? Спасибо тебе, Марта, ты моя медсестра «алкосердия» и халат у тебя синий есть, — шутил довольный Гриша, потом развернувшись направился к выходу и оборачиваясь говорил на ходу, — я позже опять приду. Ты меня не теряй!

— Вали, — ответила Марта из-за прилавка, провожая взглядом постоянного посетителя.

Женщина убрала деньги в карман своего халата и мысленно подсчитывала свой калым на паленой водке за эту смену. При этом Марта видела, как алкаш Шестаков вышел из магазина, остановился на углу, чтобы прикурить сигарету, и к нему подошел незнакомый ей человек, явно не из местных. Мужчины о чем-то быстро поговорили, после чего, Гриша вернулся. Со счастливым лицом он протянул продавцу деньги и попросил две бутылки водки.

— Ясно, быстро ты сегодня нашел спонсора, — смеясь говорила продавец.

— А ты не завидуй, — огрызнулся Шестаков, взял водку и сдачу, затем покинул торговую точку.

Марта наблюдала через витрину, как Григорий и дожидавшийся его на улице незнакомец, перекинулись парой фраз, после чего быстрым шагом скрылись в ближайшей арке жилого дома.

День клонился к вечеру. Через приоткрытое окно дул вечерний ветерок, даря прохладную свежесть. Нина Леопольдовна сидела в своем мягком уютном кресле и занималась вязанием. В комнате негромко играла ее любимая музыка из старенькой радиолы, это был Франц Шуберт и его «Вечерняя серенада». Всю жизнь женщина работала преподавателем музыки и за это время вырастила не одно поколение учеников. Жила Нина Леопольдовна одна, была уже на пенсии, изредка подрабатывала частными уроками музыки, а поэтому свободного времени было предостаточно, и проводила она его исключительно в свое удовольствие.

Серенада Шуберта близилась к финалу. Пожилая женщина наслаждалась приятными переливами музыкального творения, как вдруг, в квартире сверху, раздался грохот и шум, который продолжался несколько минут.

— Опять этот Гришка напился и буянит, — недовольно пробурчала Нина Леопольдовна и не желая больше терпеть шум, отложила свое рукоделие. Потом встала с кресла, выключила проигрыватель, накинула на плечи шаль и взяв трость, покинула свою квартиру.

Женщина поднялась по лестнице на один этаж, к своему соседу, с твердым желанием отчитать его за буйное поведение, хотя за это время уже стало тихо. Старушка долго стучала в дверь, но без всякого успеха. Вдруг, от сквозняка или от стука, дверь слегка приоткрылась и оказалось, что замок не заперт. Пожилая женщина недолго постояла в смятении, набравшись храбрости открыла дверь полностью и вошла в коридор.

— Григорий, ты дома? — сказала вслух Нина Леопольдовна, оглядываясь по сторонам.

Ответа не было. В квартире царила тишина. Женщина прошла в комнату и от увиденного внутри помещения, ей сразу стало дурно. Старушка прикрыла рукой рот, ссутулилась и практически бегом покинула квартиру соседа. Вернувшись к себе, Нина Леопольдовна присела на табуретку в своем коридоре, чуть отдышалась и подняв трубку телефона, набрала номер. После недолгих гудков, на другом конце провода ей ответили:

— Служба 112. Вас слушают. Что у вас случилось?

— Меня зовут Нина Леопольдовна, я проживаю по адресу Свиридова семнадцать, квартира девять. В квартире двенадцать убили моего соседа, там труп, пришлите полицейских и мне скорую, а то я уже теряю сознание, — после этих слов пожилая женщина закатила глаза, тело ее обмякло и упав на пол, она потеряла сознание. Это был обморок.

Через двадцать минут прибыли полицейские и следственная группа, следом появилась скорая помощь. В подъезде дома воцарилась легкая суета. Еще через некоторое время пожилую женщину с диагнозом «сердечный приступ», вынесли на носилках, погрузили в карету скорой помощи и включив сирену, авто покинул двор в направлении ближайшей больницы.

Глава 2

Машина двигалась ровно и с приличной скоростью по шоссе, в сторону большого города. За рулем автомобиля находился мужчина тридцати пяти лет, лицо его было серьезным, а сосредоточенный взгляд внимательно следил за дорогой. Все мысли парня были заняты воспоминанием о вчерашнем звонке по телефону. Звали водителя Кириллом. Вчера днем ему позвонили и сообщили о том, что его тетушка попала в больницу. Кира, как его называла тетя, очень переживал. У него не было родных, кроме сестры матери, которая после смерти его родителей, усыновила ребенка. Тетушка отдавала мальчику всю свою любовь, заменив ему родную мать, она не была замужем и своих детей не имела. В результате — тетя вырастила Кирилла достойным гражданином общества, с отличным образованием. Когда парень окончил университет, то перебрался в столицу, но тетушку он никогда не забывал, регулярно звонил и всегда был рад оказать ей помощь.

Мужчина ехал всю ночь по трассе, а когда припарковал авто на стоянке городской клинической больницы, то смог немного расслабиться. Кирилл отдохнул несколько минут, собрался с мыслями, после чего покинул машину и проследовал в регистратуру клиники. Потратив в очереди около получаса, парень получил номер палаты, прикупил бахилы и уже через несколько минут стоял перед больничной кроватью своей тетушки.

— Здравствуй, Кира, — улыбаясь приветствовала Нина Леопольдовна своего племянника.

— Тетушка, что произошло? Что случилось? — пропустив приветствие старушки, начал задавать вопросы Кирилл.

— Ой, у нас ужас! У меня убили соседа, а я его обнаружила. Вызвала полицию, а потом мне стало плохо. Врачи меня отправили в больницу, и вот я здесь. Говорят, что сердечко мое пошаливает, но теперь уже все хорошо, я под надежным присмотром.

— Какое еще убийство? — в недоумении парень задал вопрос.

— А что неясного? Убили соседа моего, Шестакова. Ты должен его помнить. Тот, который живет сверху, точнее жил. Он последнее время пил много, вот бутылка его и довела до могилы.

— Шестакова я помню, он вроде был предпринимателем, имел свою фирму и слыл нормальным человеком. Я ничего не понимаю. Тебе зачем все это? Ты зачем пошла к нему? — с негодованием в голосе говорил Кирилл.

— Да я никакого отношения к этому соседу не имею, — начала оправдываться старушка, — просто я отдыхала, а он мешал мне своим шумом. Я пошла поговорить с Гришей, но он был уже мертв, лежал на полу, весь истерзанный, — Нина Леопольдовна расстроилась и начала плакать.

— Ну тише, тише, — начал успокаивать тетушку парень, поглаживая старушку по руке, — тебе нельзя расстраиваться.

— Как тут не расстраиваться? Там такой ужас был! Кровь, вокруг погром, и тело Григория, — всхлипывая, тетушка продолжала свой рассказ, — но же был нормальным человеком, зарабатывал прилично, жил достойно, но последние пару лет начал крепко пить и в итоге окончательно скатился. Мне его всегда было жаль.

— Так. Давай успокоимся и перестань думать о нем. Ты лучше подумай о своем здоровье, и о своем сердце. Не переживай, я рядом и обязательно за тобой присмотрю, — продолжал успокаивать пожилую женщину племянник.

— Я знаю. Ты у меня молодец. Но как же твоя работа? Я не хочу быть для тебя обузой и мешать тебе, — перестав плакать, говорила Нина Леопольдовна.

— Тетушка, ты за меня не беспокойся. Ты мне никогда не мешаешь. Пока ты в больнице, я поживу в твоей квартире и буду тебя навещать. Я сейчас свободен, работаю удаленно на фрилансе. Дом мой под присмотром прислуги, там у меня полный порядок, поэтому все будет хорошо. Ты, только выздоравливай, — ровным и успокаивающим тоном говорил Кирилл.