Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

По пути Алона просветила меня по поводу его названия. Оказывается, оно возникло еще в глубокой древности, когда здесь поселились первые гномы, и настолько прижилось, что много тысячелетий оставалось неизменным, породив множество легенд. К примеру, одна из них гласила, что в глубокой древности там обитали драконы, сеявшие вокруг смерть и разрушения, но гномы оказались сильнее и в конце концов прогнали тварей из их логова. В правдивости этой сказочки я сильно сомневался, потому что на фресках в Деррикаре не было изображено ни одного сражения с драконами.

Уточнив у Алоны на всякий случай, что из себя представляют эти существа, я понял, что наши знания о них совпадают. Здешние персонажи легенд были очень похожи на своих земных собратьев и тоже являлись большими крылатыми огнедышащими ящерами. Правда, трехголовых мутантов, аналогов Змея Горыныча, среди них никогда замечено не было, что совсем неудивительно — в русских сказках много всякой галиматьи встречается, которая на трезвую голову никогда не привидится, а вот местные легенды были вполне реалистичными.

Вообще, судя по рассказам Алоны, Драконий кряж у гномов считался нехорошим местом. Во многом этому способствовало поверье, что где-то на его склонах спит Каменный Дракон, который может проснуться в любой момент, поэтому возле кряжа никто старался не ездить. Узнав об этом, я хохотнул и поинтересовался у Алоны:

— А ты каменных драконов не боишься?

— Алекс, это же легенда, — с усмешкой сказала сестренка.

— Ну, Деррикар тоже был легендой до моего появления, — парировал я, хитро прищурившись, и заявил: — Так что готовься! По закону подлости, который в моем случае отчего-то работает на все триста, лишь только я полезу на Драконий кряж, как нам тут же доведется лицезреть его древнего обитателя. Разбуженного и наверняка в плохом настроении.

Алона удивленно уставилась на меня:

— Алекс, ты это серьезно?

— Ага, — бесшабашно ответил я. — Судьба у меня такая — делать легенды явью, так что нам нужно подготовиться. Я еще не показывал тебе плетение горного разрушителя? Тогда смотри и запоминай…

Три дня прошли в скачке по долинам и предгорьям гномьего королевства. За это время я научил Алону паре десятков новых плетений, которые она на протяжении всего пути применяла, создавая жуткий грохот, отражавшийся от скал. Но именно тогда я с огорчением понял, что скорость овладения новыми знаниями у сестры сильно отличается от моей. Ведь если мне для запоминания простой магической структуры требовалась всего пара секунд, то у Алоны на это уходило не меньше минуты. Причем после пяти-шести таких запоминаний начиналась путаница в их воссоздании, устранить которую не помогало даже плетение, стимулирующее работу восприятия.

Припоминая момент обмена знаний с Вазом, я осознавал, что результат, который демонстрировала Алона, по меркам этого мира, просто грандиозен. Ведь лишь я со своим мышлением программиста могу схватывать все на лету, а прочие одаренные такой скоростью мысли совсем не обладают, поэтому компенсируют ее упорным трудом и постоянными тренировками. Учитывая данный момент, я не пытался загружать сестру информацией сверх нормы и периодически устраивал в наших занятиях долгие перерывы, когда мы просто наслаждались общением. Но за эти дни я весьма остро ощутил, что и сам знаю очень и очень мало. Багаж моих магических структур все еще был весьма скудным, а теория вообще изучена только на уровне основ, поэтому я мысленно дал себе зарок после возвращения во дворец вплотную заняться магией.

В первый день путешествия мы остановились в номере гостиницы одного небольшого городка, на следующий попросились переночевать в приглянувшемся домике попавшейся по пути деревеньки, вызвав немалое удивление у его хозяев, а на третьи сутки ночь застала нас прямо посреди долины, поэтому мы скоротали ее под открытым небом. К этому времени я уже окончательно пришел в себя и не ощущал никаких признаков переутомления. Все-таки свежий воздух и долгие прогулки на природе сделали свое дело.

Глядя на веселый костерок, я сидел на земле и думал о разном, Алона тоже притихла, уставившись на огонь. Не знаю, какие мысли бродили у сестренки в голове, но я задавал себе лишь один вопрос — нашел ли я свое место в мире? Получил ли то, что хотел? Но все никак не мог с уверенностью на него ответить. А когда костер прогорел, мы с Алоной соорудили лежанку и улеглись рядышком.

— Как в старые добрые времена, — улыбнулась сестренка и сразу же заснула, а я все думал, глядя на звезды и пытаясь разобраться в себе.

Вот уже больше трех месяцев я живу в Подгорном королевстве. За это время я стал видной фигурой на политической арене, получил место в обществе, приобрел навыки руководителя и еще много чего по мелочи. Но все это досталось мне без моего на то желания. Я ведь никогда не хотел лезть в политику, всегда бежал от ответственности, да и руководить мне никогда не нравилось, потому что это засасывает, как трясина, и отнимает неоправданно много сил, не доставляя взамен никакого удовольствия.

В общем, можно было сделать вывод, что все это время я просто плыл по течению, подчиняясь событиям и не сопротивляясь обстоятельствам. Я ничего не сделал, исходя из собственных устремлений, удовлетворяя свои интересы и желания (физиологические потребности к делу не относятся!), а это наводит на нехорошие мысли. Что со мной стало? Ведь я пришел в этот мир за приключениями и риском, а вместо этого засел за бумажную работу и погряз в заботах о королевстве. Разве это правильно?

Нет! Это я понял совершенно отчетливо, но одновременно с этим осознал, что если вдруг захочу изменить свою жизнь и отправиться на поиски приключений на свою… голову, то ради этого мне придется оставить все то, что так нравится. Оставить родных, свою новую семью, оставить свой дом, свою норку в этом мире, оставить тихую и размеренную жизнь. А к этому я еще не был готов. Может быть, потом, спустя какое-то время, если не случится ничего из ряда вон выходящего, я сорвусь с места и отправлюсь… куда-нибудь. Хоть даже на юг, где, по слухам, бродят жуткие зверолюди и все еще сохранились дикие уголки первозданного мира. Ну а пока я буду жить той жизнью, которая у меня есть. Ведь у меня еще осталось множество интересных дел, к которым я даже и не прикасался: книги учителя, магия темных эльфов, сборник плетений альтаров, библиотека Темного… Будет чем заняться в ближайшие полгода! Сейчас же мне хочется чуточку отдохнуть и просто поразвлечься — проверить Драконий кряж, разбудить его обитателя и вообще, немного пошалить в свое удовольствие. Ведь у гномов существует еще так много легенд…

Глава 2

Маленький секрет и большое разочарование

Наутро, проснувшись с первыми лучами солнца и хорошенько позавтракав, мы продолжили путь к Драконьему кряжу. Он показался впереди лишь к полудню, и чем ближе мы подъезжали к нему, тем сильнее у меня возникало ощущение необычности этого места. Спросив у Алоны, я узнал, что она тоже чувствует нечто подобное. Вот только это не было проявлением нашей интуиции, поэтому два часа я усиленно разбирался в своих ощущениях, прежде чем с облегчением понял, что они были вызваны постепенным уменьшением энергетического фона. Такое впечатление, что мы попали в какую-то специфическую магическую аномалию, которая высасывала силу из окружающего пространства.

Это было весьма странным, но объясняло, почему здешние места считались у местных нехорошими. Ведь даже обычные гномы, не обладающие магическим даром, чувствовали странность Драконьего кряжа, вызванную как раз этим аномально заниженным энергетическим фоном. Но я все никак не мог понять причину данной аномалии. Ведь даже если бы в горах издавна находился некий мощный поглотитель силы, то за долгие годы он бы наверняка успел переполниться, и энергетический баланс пришел бы в норму. Но создавалось такое впечатление, что этот поглотитель поставили здесь совсем недавно и он вовсю работает, впитывая энергию.

Гадая, что это за выкрутасы в нашем королевстве, мы приближались к кряжу, и к ночи мне удалось составить две более-менее правдоподобные версии происходящего. Первая — гады имперцы воруют нашу силу, вторая — в Драконьем кряже находится крупное месторождение сафрусов, которые неизвестно почему обладают способностью поглощать энергию из окружающего их пространства. Что одна, что другая не выдерживали никакой критики, и это я прекрасно понимал. Какой смысл имперцам рисковать и размещать свое зарядное устройство здесь, если их земли по уровню силы в окружающем пространстве ничем не уступают? А если бы тут было крупное месторождение сафрусов, тот же Основатель сумел бы его обнаружить еще несколько тысяч лет назад. Но остальные версии были еще более бредовыми, поэтому я решил не ломать мозги и выяснить все на месте.

Мы добрались до подножия кряжа поздней ночью и решили заняться исследованиями уже утром. У самых гор количество силы вокруг сократилось практически втрое, поэтому неприятные ощущения слегка давили на психику. Однако, проснувшись утром, мы уже не чувствовали острую нехватку силы, но совсем не потому, что баланс энергии окружающего мира пришел в норму. Просто мы привыкли к нему, как я притерпелся к десятикратному уменьшению силы на Земле, и больше не испытывали дискомфорта.

Позавтракав, мы первым делом добрались до скалистых склонов и вовсю начали использовать свои способности. Я ничего не обнаружил на расстоянии километра, а Алона с уверенностью заявила, что в этих горах нет никаких признаков драгоценных камней, но в нескольких десятках километров к юго-западу наблюдается какая-то странная аномалия, которую она никак не могла объяснить. Причем она располагается не в недрах горы, а ближе к вершине. Описывая эту аномалию, сестренка говорила, что камень в этом месте белый и настолько яркий, что слепит глаза. Посовещавшись немного, мы решили посмотреть, что же там такое, и вновь забрались на лошадей.

Спустя час мы достигли того самого места, которое привлекло внимание Алоны. Здесь нехватка энергии ощущалась еще сильнее, и при этом даже возникало такое чувство, словно она всасывалась горой. Решив проверить предположение, я создал маленький светлячок, который, лишившись привязки, сразу устремился к камню, а потом исчез, будто впитавшись в него. Подивившись странностям, я сперва попытался оставить Алону на стреме, чтобы не рисковать понапрасну, но сестренка заупрямилась и отправилась на вершину вместе со мной.

Довольно долго мы поднимались по склонам, помогая себе левитацией и магическими захватами. Я опасался увеличения силы поглощения по мере нашего приближения к аномалии, но этого не наблюдалось. Скала не стремилась высосать всю нашу энергию, да и плетения, используемые нами, никак не реагировали на это воздействие, хотя сила, после того как они развеивались, сразу растекалась и быстро впитывалась горой. Спустя час мы достигли скального выступа с большой ровной площадкой, незаметной снизу, и осмотрелись. Впереди в горе чернели несколько похожих на пещеры отверстий разного размера, которые вели в глубь кряжа и терялись во тьме.

— Похоже, что легенды не врут, — пробормотал я, подходя к пещерам.

— Ты о чем? — спросила Алона, отряхивая штаны.

— Здесь действительно жили драконы, — пояснил я, рассматривая стенки ближайшего хода.

— А почему ты так решил? Ведь эти пещеры могли сделать и маги. Смотри, какие они древние — края совсем разрушились.

Я покачал головой:

— Нет, хотя они явно искусственного происхождения, но их сделали точно не маги. Погляди на стены — такое впечатление, что они оплавлены. Ни один здравомыслящий маг не станет пользоваться огнем, чтобы сделать дыру в скале. Он использует горный разрушитель, лезвия, магические стрелы на худой конец, но только не огонь, так как это просто нерационально.

— Значит, драконы все же существуют! — радостно воскликнула Алона. — Это не сказки!

Я огляделся, а потом ехидно сказал:

— Ты еще громче покричи, а то Каменный тебя плохо слышит.

Алона с легким испугом повертела головой, а потом посмотрела на меня с укоризной. Я же улыбнулся, сформировал яркий светляк и шагнул в самый большой ход. Сестренка решительно последовала за мной.

К сожалению, этот ход закончился тупиком. Ну, не тупиком, а большой пещерой, в которой было пусто, если не считать мелких камней под ногами. Проверив три соседних хода, мы выяснили, что они уходят в глубь горы и располагаются под углами от первого. Один заканчивался давно пересохшим озером, второй разделялся на десяток мелких, которые тоже оказались тупиками, а третий был самым длинным и вел вниз по спирали.

Пройдя почти три полных витка, мы заметили, что энергетические потоки начинают вести себя странно. Воспользовавшись магическим зрением, Алона издала удивленный возглас, после чего я тоже увеличил свою чувствительность и увидел, как слабые потоки силы белесой дымкой текут со всех сторон, медленно закручиваясь гигантской воронкой и уходя вниз. Продолжив путь, мы вскоре остановились перед большим завалом, который образовался из-за обрушившегося свода туннеля несколько сотен (или тысяч, кто знает?) лет назад. Обследовав его своим даром, мы выяснили, что завал тянется метров на шестьдесят, и решили, что быстрее будет не разгребать его, а пробиться к следующему витку туннеля, который оказался всего метрах в тридцати под нами.

Сказано — сделано. Спустя два десятка минут мы, все в каменной пыли и крошке, спускались вниз, отплевываясь и пытаясь избавиться от противного мелкого песка, скрипевшего на зубах. Данный виток оказался последним и заканчивался огромной пещерой, в центре которой находилось небольшое углубление с чем-то, не поддающимся описанию. Больше всего наша находка была похожа на пламя гигантского костра, которое в один прекрасный миг вдруг решило застыть и отчего-то раскраситься всеми оттенками синего. Этот костер был метров пяти в диаметре, в самом центре синего, почти черного цвета, но постепенно светлея к краям. А язычки пламени на самом верху, похожие на лепестки причудливых цветов, были небесно-голубыми.

— Что это? — прошептала Алона.

— Не знаю, — ответил я, не отрывая взгляда от этого странного застывшего пламени.

Поглядев на энергетические потоки, я понял, что они закручиваются гигантской воронкой и входят именно в него, но не поглощаются пламенем, а уходят все дальше вниз, распределяясь по толще горы и оттуда снова попадая в окружающий мир. Получается весьма своеобразный круговорот, но для чего и зачем — этого я объяснить не мог. Наконец, налюбовавшись издали на это чудо, мы решили подойти поближе. Алону, как она ни отпиралась, я заставил остаться в нескольких метрах от края синего пламени, а сам подошел к нему вплотную.

Около минуты я рассматривал этот застывший огонь, пытаясь определить, из чего же он сделан. Когда мне это не удалось, я прислушался к своей интуиции, которая не подавала тревожных сигналов, и решил потрогать один из лепестков. Мои пальцы не встретили никакого сопротивления, но по нервам тут же ударила боль.

— …! Чтоб тебя! — воскликнул я и прижал к себе пострадавшую руку.

— Алекс, ты как? Дай посмотрю! — воскликнула подбежавшая Алона. — Ой!

При ближайшем рассмотрении повреждения, нанесенные неизвестным науке пламенем, были весьма значительными. Средний и указательный палец на правой руке обуглились, превратившись в головешки, большому повезло чуть больше — пострадала только одна фаланга.

— И ведь предупреждал я себя, что не все стоит сразу хватать руками! — прошипел я сквозь зубы, доставая кинжал.

— Алекс, что ты собираешься… — начала было Алона, но я резким движением срезал два пострадавших пальца по самую ладонь, а потом отчекрыжил половинку большого, запустив процесс восстановления на полную катушку.

Кровь сразу же остановилась, начала образовываться молодая кожица. Посмотрев на покалеченную кисть, я с облегчением вздохнул — боль ушла вместе с пострадавшими пальцами, а процессы регенерации протекали безо всяких неприятных ощущений.

— Алекс, ты как себя чувствуешь? — спросила меня испуганная Алона.

Видимо, моя операция произвела на нее сильное впечатление.

— Вроде нормально, — пожал я плечами и спрятал кинжал в ножны.

— Дурак! — крикнула сестренка и отвесила мне хороший подзатыльник, но тут же без перехода обняла меня и уткнулась в грудь, прошептав: — Я так перепугалась.

— Ничего страшного, — ответил я, в свою очередь обняв Алону за плечи и подергав за ее хвостик. — Я ведь живучий… Вот только странно, почему моя интуиция молчала. Ни когда я совал пальцы в это синее нечто, ни когда ты мне по голове дала. Может, тут действует какое-то поле, которое блокирует ее действие, или же…

— Алекс, ты просто невозможен! Другой бы на твоем месте стал сокрушаться о потере пальцев, а ты тут предположения строишь! Дай руку посмотрю.

Алона отстранилась от меня и взяла мою кисть. Но ее волнения были излишни, сейчас я чувствовал, что процесс регенерации идет полным ходом, ладонь была горячей, а в кончиках пальцев пульсировала кровь.

— И что ты теперь будешь делать? — обеспокоенно спросила сестренка, закончив осмотр. — Есть какие-нибудь плетения для отращивания потерянных частей тела?

— Может, и есть, но я их не знаю, — ответил я и добавил: — Да ты не волнуйся так! Думаю, через пару десятиц пальцы сами вырастут.

— Что? — изумилась Алона.

— Я, правда, раньше никогда не терял конечности или еще что-нибудь, чтобы давать стопроцентную гарантию, но уверен, что так и будет. Кстати, тебя тоже нужно научить самовосстановлению, но только после того, как мы сделаем один очень важный опыт. Тебе он должен понравиться.

Но в ответ Алона опять отвесила мне подзатыльник.

— Эй, хватит! — потер я пострадавшую часть тела. — За что на этот раз?

— Я тут переживаю, что ты покалечился, волнуюсь, что ты больше никогда не сможешь держать меч в руке, что для воина смерти подобно, а ты — «сами вырастут»! Гад!

— Ладно, не злись, — смущенно ответил я, глядя на разозленную сестренку. — Я не специально. Кто же знал, что так получится?

Алона фыркнула и отвернулась, а я вновь сосредоточился на синем пламени и обомлел — оно двигалось! Медленно, но все же двигалось. За те несколько минут, которые я уделил своим пальцам и препиранию с Алоной, оно успело отрастить еще несколько язычков, а десяток больших, наоборот, уменьшить. Теперь я мог с уверенностью сказать — оно было живым, но только необычайно медленным. Посмотрев на синее пламя еще несколько минут, я приступил к экспериментам.

Сначала магическим, в результате которых выяснилось, что плетения на него совсем не реагируют. Они проходили сквозь пламя, будто сквозь туман, и только чересчур быстрая энергопотеря магических структур свидетельствовала о воздействии, оказываемом на них нашей находкой. Потом я стал совать в пламя различные предметы, следя за реакцией. Сестренка, понаблюдав за мной, ехидно посоветовала сунуть туда голову, чтоб уж сразу, но я ее совету не внял, ограничившись кожаным ремнем, рукавом рубашки и лезвием клинка. Ни на ткань, ни на кожу со сталью пламя совсем не воздействовало, что было весьма странным. Ведь оно отчего-то сжигало живую плоть!