Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Олег Бубела

Герой

Глава 1

Кровные братья

Что такое — замечательное утро? Наверное, каждый представляет это по-своему. Для одного утро становится прекрасным, если он просыпается в объятиях красивой длинноногой особы женского пола и даже может вспомнить ее имя. Для другого утро может быть чудесным, если он просыпается рядом с абсолютно незнакомой девушкой, но зато может вспомнить свое имя. А для некоторых утро замечательно только потому, что они могут проснуться. Ни к кому из вышеперечисленных я точно не относился, потому что очнулся на голой земле, лежа на спине под палящими лучами солнца, и сразу же понял, что напрасно вчера ночью забыл снять перевязь с мечами. Но хотя рядом со мной не было красавицы, да и вообще любой представительницы женского пола, открыв глаза, я радостно улыбнулся солнышку, потому что это утро действительно было для меня замечательным.

Вчера ночью мы с ребятами хорошо посидели. Помянули павших, по косточкам разобрали детали боя, помечтали о будущем. За этим процессом мы как-то незаметно опустошили все запасы вина, захваченного Тритом, а потом несколько раз наведывались в обоз, где удавалось добыть несколько полных кувшинчиков. Первые два похода были результативными на все сто. Первый — потому что пройдохе Кроту удалось договориться с обозниками, хорошенько позолотив им ручку, а второй — так как подошел я и, погрузив в глубокий ступор сторожей одним своим видом, просто свистнул шесть здоровенных кувшинов, объяснив это тем, что на том свете хорошего вина отчего-то не найти. К сожалению, больше взять просто не получилось — кувшины были объемными, литров по десять в каждом, а я слегка притормозил регенерацию, чтобы своей трезвой рожей не смущать друзей, поэтому воспользоваться магией просто не додумался.

Эти кувшины были восторженно оценены парнями. После них тихая беседа приобрела очертания разгульной пьянки, на звуки которой стали подтягиваться солдаты из соседних шатров. Так как мы особо делиться своей алкогольной добычей не спешили, желающие присоединиться приносили с собой различные емкости, в которых весело булькала жидкость различной крепости. Таких мы принимали с большой радостью, усаживая рядом у костра и разливая по кружкам их вступительные взносы.

Однако все имеет свойство кончаться. Когда все уже было выпито, кроме воды, которую никто не захотел употреблять по идейным соображениям, мы решили поискать добавки. Кто-то, возможно даже я, выразил идею еще раз потрясти обозников. Этот план был принят на ура, и мы дружной толпой отправились через весь лагерь к обозу. По дороге ни о какой скрытности не могло быть и речи, поэтому мы перебудили добрую половину лагеря. Некоторые вояки провожали нашу гоп-компанию сонными взглядами, некоторые — крепкими выражениями. Но многие солдаты присоединялись к нашему отряду просто из любопытства, поэтому, добравшись до места назначения, вид мы имели ну очень внушительный.

Когда больше трехсот человек с решительными лицами подвалили к обозу, хозяйственники здорово струхнули, но тем не менее быстро организовали сильную оборону, грудью встав на защиту запасов. Крот в сердцах предлагал взять обоз штурмом, но я, как самый трезвомыслящий в нашем отряде, выбрал более мирное решение проблемы — начать переговоры. Кончились они тем, что обозники позорно капитулировали и выдали в качестве контрибуции пять кувшинов, пригрозив пожаловаться королю. На это мы только скептически улыбнулись и с добычей отправились обратно, основательно увеличившись в составе. Первым делом мы уселись вокруг нашего костра и быстренько разлили один кувшин. На всех получилось совсем немного, поэтому сразу возникла мысль вернуться, но тут я, наконец, вспомнил, как можно усилить эффект хорошего вина, и приказал смешать его с лимэлем, который еще остался у моих парней.

Много лить не стали, всего три фляги, но результат превзошел все ожидания. Оказывается, лесные эльфы — редкостные кретины, потому что разводят лимэль обычной водой и совершенно не представляют, что в сочетании с вином напиток получается просто сногсшибательным. Во всяком случае, первый подопытный на ногах устоять не смог и еще долго приходил в себя от полученных впечатлений. Таким образом мы выяснили норму, которую можно выпить за один раз, и продолжили наши посиделки.

Постепенно гулянка набирала обороты. Мы стали петь песни, поодиночке и хором, перебудив этим остальную часть лагеря. Отряды гномов и эльфов, посланные, чтобы утихомирить «этих буйных», были угощены нашим напитком и остались с нами, решив, что после недавних событий всем нужно немного расслабиться. Несколько сообразительных ушастых сбегали обратно и принесли немного своего вина, которое было оценено собравшимися как «вкусное, но слабое». В ответ гномы вскоре притаранили свой решрок в длинных бутылях и заставили меня попробовать. Выпив полкружки, я понял, что это обычная водка. Ну, может, самую малость покрепче. Под внимательными взглядами бородатых воинов я выдал вердикт — без закуси не пойдет! Гномы на меня взглянули весьма одобрительно и выдали что-то типа «Наш человек!», после чего всеми собравшимися была организована закусь, и многие изъявили желание отведать решрока. К сожалению, с лимэлем смешивать его не получилось. Вернее, получилось, но результат был не совсем ожидаемым. Вкусив опытную дозу, Дин моментально выпал в осадок и захрапел с блаженной улыбкой на лице, после чего продукт решили больше не портить.

Вскоре наш концерт по заявкам продолжился. Выслушав несколько баллад эльфов, боевых песен гномов, парни решили хором грянуть парочку из моего репертуара, а затем попросили меня спеть чего-нибудь. Недолго думая, я исполнил «День Победы», немного изменив слова в вольном переводе на общий. Несмотря на то что я был уже изрядно под хмельком, получилось очень даже ничего. Народ проникся, и, пока я пел, стояла почти гробовая тишина. Закончив, я отхлебнул из своей кружки, а потом уставился на окружающих. Все они безмолвствовали и смотрели на меня, не издавая ни звука. Не понимая, в чем дело, я повернулся к сидевшему рядом Кроту, чтобы выяснить, отчего вдруг на всех напал столбняк, но тот сделал страшные глаза и скосил взгляд мне за спину.

Обернувшись, я увидел Фариама с десятком абсолютно трезвых воинов, стоявшего прямо позади меня. Посмотрев несколько секунд на его серьезное лицо, я молча долил в кружку еще немного свежеприготовленного нами напитка и протянул ее королю. Не знаю, что он при этом подумал, но посмотрел на меня ну о-очень выразительно. Однако кружку взял и выпил залпом под одобрительными взглядами окружающих. Слегка пошатнувшись от эффекта, Фариам быстро утвердился на ногах, а потом задумчиво хмыкнул, вернул мне кружку и приказал:

— Всем спать!

— Слушаюсь! — сказал я и браво отдал честь, стукнув себя в грудь кулаком.

Посмотрев на меня еще раз внимательным взглядом, Фариам развернулся и в сопровождении воинов удалился. На этом вечеринка у Кэльвов закончилась. Последние полфляги с напитком я, несмотря на жалобные взгляды окружающих, спрятал подальше, так как чувствовал, что наутро всем ребятам будет весело, а потом просто повалился на землю и моментально вырубился.

И вот сейчас, с трудом вспоминая все подробности вчерашнего, понимал, что сегодняшнее утро действительно прекрасно. Во-первых, потому что никакого похмелья не наблюдалось, видимо, организм уже давно успел восстановиться или выпитый накануне лимэль помог. Во-вторых, потому что я прекрасно выспался и чувствовал себя бодрым и полным сил. Ну и в-третьих, потому что я понимал, что теперь никуда спешить не нужно, а это делало мое пробуждение еще лучше.

Поднявшись и отряхнув от земли свой изрядно помятый парадный мундир, я огляделся. Лагерь сворачивали, причем этот процесс шел явно не первый час, так как уже приближался к завершению. Никого из моих ребят рядом не было, но зато был кувшин с несколькими глотками вчерашнего экспериментального напитка. Я, недолго думая, его опустошил и отправился искать Фариама. Мне было очень интересно узнать, как прошли вчерашние переговоры и что в результате вышло из моей идеи.

Поглядев на окрестные холмы, я понял, что лагерь был разбит совсем недалеко от места вчерашней битвы, а когда поинтересовался у солдат, собирающих палатки, где сейчас обретаются все остальные, то узнал, что большинство в данный момент занимается закапыванием трупов кочевников, которых не успели похоронить вчера. Оказалось, что сразу после сражения никто расслабляться не стал, поэтому после того, как добили всех раненых врагов, воинам еще пришлось поработать, собирая тела своих мертвых товарищей. Они были торжественно захоронены уже в сумерках в общей могиле вместе с павшими гномами и эльфами.

Что интересно, нелюди не были против, а даже наоборот, поддержали идею братской могилы, которая объединила погибших героев разных рас, бившихся плечом к плечу. Один солдат даже рассказал, что после того, как могила была засыпана землей, эльфы быстро вырастили вокруг нее красивую рощу и вывели на поверхность родничок, а гномы пообещали установить на том месте гранитный памятник, чтобы грядущие поколения никогда не забыли о подвиге павших. В общем, я слушал рассказ и понимал, что зерна моих предложений, которыми я сыпал вчера ночью, упали на благодатную почву. И Ваз, и Мирин, и даже Фариам уже без моих подсказок осознавали необходимость налаживания тесных контактов между их королевствами, поэтому рассказ солдата только подогрел мое желание выяснить, что же в итоге выросло из моих идей.

Поблагодарив словоохотливых вояк, я продолжил путь к штабу, размышляя о том, почему же и моих Кэльвов направили на подобные работы. Вроде бы героев должны были освободить от унизительных земляных работ, а бойцы моего отряда уже точно стали героями, это я еще ночью понял по восхищенно-завистливым взглядам наших собутыльников. Вероятно, Фариам таким способом решил наказать ребят за вчерашнюю пьянку. Быстро отогнав мысль пойти и помочь им магией, я подумал, что сейчас магов там как грязи — альтары ведь наверняка все еще находятся неподалеку, так что подсобят, если что, и продолжил путь.

Штабная палатка обнаружилась там же, где я ее оставил в прошлое посещение. Приветливо махнув рукой охране, я вошел и обнаружил там вчерашнюю компанию в прежнем составе, что-то яростно обсуждающую.

— Всем доброе утро! — поздоровался я. — Мне можно присоединиться?

— А с каких это пор ты стал спрашивать разрешения? — ехидно поинтересовался Фариам.

— С сегодняшнего утра, — ответил я, усаживаясь на стул.

— Что, страдаешь после вчерашнего? — с ухмылкой спросил Ваз. — Нам Фар рассказал утром, что ты силами своего подразделения уничтожил практически весь его запас вина.

— Да нет, не страдаю, — улыбнулся я в ответ. — Наоборот, чувствую себя бодрым, свежим и готов хоть сейчас повторить свой подвиг. Кстати, Рен, а где все твои расположились? Что-то вчера я их не заметил, хотя мы переполошили, по-моему, всю округу.

— Половина сразу же отправилась назад, зачищать местность от кочевников, которые уцелели после бойни, а половина расположилась практически рядом с местом битвы и сейчас вместе со всеми закапывает степняков. Так что наши воины прекрасно слышали ваши дикие вопли, просто никто не отправился проведать источник ночного шума.

— Жаль, — вздохнул я. — Ведь я вчера искренне мечтал добиться более тесного взаимопонимания народов. С гномами и эльфами получилось просто отлично.

— Ага, то есть ты моих гвардейцев не спаивал, а добивался взаимопонимания? — переспросил Мир, скептически хмыкнув.

— Я? Спаивал? Да их споить невозможно, при всем желании! — я широко растянул губы в улыбке, вспомнив веселых бородатых собутыльников. — Они же эльфийское вино как водичку хлестали, а потом сделали вывод, что эта сладкая пахучая бурда предназначена только для женщин!

Ваз, услышав нелестную оценку благородному напитку эльфов, только презрительно хмыкнул, а я улыбнулся еще шире. Просто с точно такого же хмыканья вчера началось соревнование между гномами и двумя ушастыми, которые вызвались отстоять честь своего народа и попытались перепить жителей Подгорного королевства. Я тогда, помнится, еще подумал, что нужно будет не допустить драки, но все мои опасения развеялись, когда после трех бутылок решрока уже совсем никакие эльфы принялись вопить свои баллады, а гномы стали дружно им подпевать, совсем позабыв о соревновании. Эх, все-таки хорошо посидели!

Я отогнал приятные мысли и решил перейти к делу:

— А я вообще чего пришел: вы вчера что-нибудь решили по поводу моего предложения? Просто хотелось бы узнать об этом, прежде чем я свалю отсюда далеко и надолго.

— А ты собираешься куда-то уезжать? — поинтересовался Фариам.

— Да есть одно местечко, куда я хотел бы заглянуть… — уклончиво ответил я, вспомнив про Эльфийский лес и поджидающий меня проход на Землю. — Так что вы надумали-то?

Король лукаво посмотрел на меня, подогревая интерес, а потом улыбнулся краешками губ и ответил:

— Мы решили, что лучшего варианта, чем союз, нам не найти.

— Фу-у-ух! — облегченно выдохнул я.

Хоть я и предполагал этот вариант, рассчитывал на него, но одно дело — планирование, а совсем другое — реальные результаты. И вот теперь с моей души свалился огромный булыжник, позволяя уверенно смотреть в будущее.

— И кстати, позволь тебя поздравить с прибавлением в родственниках, — радостно сообщил Фариам.

— Не понял? — уставился я на него. — Что, Алиса родила? Так вроде не время же еще?

Я перевел взгляд на Ваза, ожидая комментариев.

— Нет, братишка, не угадал, — ответил эльф.

Перебирая в памяти всю свою родню, я думал, с какого же бока ко мне пришло пополнение. Неужто у Шаракха появился внебрачный ребенок? Или это в семье вождя альтаров кто-то кого-то родил? Стыдно сказать, но я даже не знал, Ренард — единственный сын или у него в горах есть родные братья или сестры. Размышляя и строя различные догадки, я внезапно отметил, что на лицах всех собравшихся появились улыбки. У кого ироничные, у кого ехидные, а Ваз вообще скалился своими клыками, будто демонстрировал мне предмет своей гордости. Так ничего не придумав, я уставился на них, и вдруг меня как током ударило. Братишка?!

— Не может быть! — посмотрел я на собравшихся. — Но ведь не могли же вы…

— Ага! — подтвердил улыбающийся Ваз.

— Мля-я-я… Ребята, но это же не смешно!

— А по-моему, слегка забавно, — сказал ухмыляющийся Мирин. — Алекс, я уж было начал думать, что ты сам не догадаешься.

Я почесал в затылке и недовольно спросил:

— Блин, кто вообще вчера пил: я или вы? Кому в голову пришла такая замечательная мысля?

Фариам стер улыбку с лица:

— А разве ты уже не помнишь? Алекс, вообще-то, это была именно твоя идея.

Я припомнил события вчерашней ночи и свои последние слова, которые обронил, выходя из штабной палатки… Вот демоны!

— Парни, вообще-то, я пошутил. Просто глянул на ваши серьезные лица и решил немного взбодрить собрание. Но я же не предлагал всерьез всем брататься! Можно было сделать все намного лучше и практичнее!

— И как именно? — поинтересовался Мирин.

— Элементарно! — ответил я. — Выдать Алонку за Фара, а тебя женить на какой-нибудь родственнице Рена. Вот и готовы тесные родственные связи между всеми четырьмя народами!

— Нет, мы решили, что кровное родство гораздо лучше брачных уз, — сказал Фариам. — Да, поначалу я тоже склонялся к тому варианту, который сейчас озвучил ты, но потом все же решил закончить… начатый тобой процесс и предложил всем стать кровными братьями. Согласись, образование нового государства без таких решительных шагов народ просто не поймет. А так — все вполне естественно и закономерно, никто не посмеет ничего сказать против.

— Да, против крови не попрешь, — согласился я, просчитывая варианты дальнейшего развития событий.

В принципе, все верно. И Ваз еще не является королем Фантара, чтобы решать за все свое королевство, а так — получается, что отец просто не сможет ничего возразить против его помощи своим кровным братьям. С Мирином все просто — Шаракх не станет препятствовать образованию нового государства, а альтары в любом случае протестовать не будут. Так что кровное родство действительно довольно удобно, но…

— А расскажите мне подробнее про кровное братство, — попросил я. — Я ведь пока знаю, лишь как к нему относятся в Подгорном королевстве, а по поводу остального мира могу только догадываться.

— Алекс, а ты вообще откуда свалился? — прищурился Ваз. — Когда ты вчера спросил, являются ли Рен и Мир братьями, я слегка удивился, но решил, что это ты так пошутил, а вот теперь задаешь такой глупый вопрос… Где ты жил до нашей встречи, раз не знаешь таких элементарных вещей?

— Ваз, я про это не хочу рассказывать.

— И все же? — поддержал его Мирин.

— Алекс, твои братья просто обязаны быть в курсе твоего происхождения, ты так не считаешь? — вставил свой аргумент Фариам.

Я тяжело вздохнул и задумался. Историей своей жизни я вообще не планировал ни с кем делиться, но теперь вряд ли удастся отвертеться. Братья как-никак. Причем все до единого.

— Ладно, баш на баш. Вы мне рассказываете все о правилах и законах кровного братства, а я в ответ поведаю страшную тайну своего появления в этом мире.

— В этом мире? — с удивлением переспросил Фариам.

— Именно, — улыбнулся я.

Изучая мое лицо и, вероятно, размышляя, не потекла ли у меня крыша после вчерашнего, Фариам все же смилостивился и сказал:

— Ладно, слушай…

В общих чертах король поведал мне, что кровное родство на всех обитаемых землях практиковалось с начала времен и использовалось различными народами и расами. Хотя традиции и атрибутика смешивания крови во многом различалась, как и сопутствующие обряды, но главным оставался тот факт, что после братания между двумя разумными существами устанавливаются родственные отношения. Это приводит к тому, что и семьи, которые были у двух братьев, также объединяются и считаются между собой родственниками. Причем на непонятки с трактовкой родственных связей никто не обращает внимания. И даже женщина, являющаяся матерью для одного из кровных братьев, может сказать о матери другого — мать моего сына. И это будет целиком нормально, так что не вызовет никаких возражений или вопросов. Про неразбериху между дальними родственниками я вообще молчу, так как там и демоны хвостами запутаются.

В магическом плане, как мне сообщил уже Ваз, кровное родство образует некую прочную связь, даже более сильную, чем клятва верности. Так, например, благодаря этой связи, которую еще никому из магов не удалось обнаружить и изучить досконально, наблюдаются некие закономерности в изменении тел и психики кровных братьев. Во-первых, это стабилизация и равномерное распределение между двумя разумными схожих черт характера. Во-вторых, это распределение таким же образом способностей к магическому оперированию. В-третьих, появление отголосков характерных навыков, привычек и всего прочего, что характеризует разум кровников. Так что если один брат изучал кузнечное дело, то вполне возможно, что и второй почувствует тягу к маханию молотом и даже «вспомнит» некоторые специфические знания. Всесторонне этот механизм никто до сих пор не смог изучить, но можно уверенно сделать вывод, что при кровном братании из двух кардинально непохожих индивидуумов могут выйти два почти сходных разумных существа. Причем не имеют значения ни раса, ни пол, ни возраст. Кровь стирает все эти барьеры, устанавливая при этом свои правила.