Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Зачем все так усложнять? Они просто ведут беспокоящий огонь! Это рабочая ситуация для любой варзоны.

— М-да… — задумчиво протянул Смит.

— Дали пуск по аэропорту — и не долетело. Топливо протухло, рули кривые… А задача дня все равно выполнена. Значит, сегодня больше пусков не будет. Что скажешь?

— Вежливо спрошу — тебе очень не хочется ехать на рынок?

— Ха! Я оценил шутку, правда. Куда понадобится, туда и поедем!

— Тогда скажу «ответ отрицательный».

— Эй, Майк! — Пасечник обернулся к проводнику. — Этот ваш… Эба!

— Йоба, — тихонько подсказал Леха.

— Он целился в аэропорт, верно?

— Нет-нет, — Майк, вероятно для большей убедительности, помотал не только головой, но и автоматом.

— Ну он же бьет по аэропорту? Время от времени, а?

— Нельзя стрелять туда, — твердо заявил Майк. И добавил, чтобы было понятно: — Медики там. Доктор Лузер.

— Кто-о?!

— Доктор Лузер.

— Какой город, такой и доктор, — только и сказал Пасечник.

Майк изобразил лицом сочувствие.

— И что значит «нельзя»? Как это понимать? Кому нельзя?

— Никто, — исчерпывающе объяснил Майк.

Пасечник сокрушенно вздохнул, отвернулся и, поймав взгляд Лехи, провел украдкой пальцем по горлу. Мол, вот они у меня где, эти местные.

Смит что-то измерял по карте.

— Аэропорт, как бы он тебе ни нравился, не подходит. Даже если целиться по складам на его северной границе, недолет и смещение несуразно велики. Два и три… нет, четыре километра.

— Это ты кривых рулей на ракетах не видел!

— Зато там, куда попало, есть логичная точка наводки, — гнул свое Смит. — Угол возле рынка. Большая парковка, даже не очень грязная, с нее трактором сгребают мусор…

Пасечник заметно сморщил нос, но быстро притворился, что тот у него просто чешется.

— Допустим, кто-то прибыл в город с запада и остановился у рынка, хотя бы уточнить дорогу. Прямо на парковке его и накрыло. Конечно надо съездить посмотреть, но я заочно склоняюсь к версии нашего черного вергилия — этот выстрел был не наобум, а прицельный. С заранее обдуманным намерением. И, кстати, прописанным в номенклатуре. Если хранитель города дремал полгода, он просто так по мелочи не проснется, ему нужна особо важная цель. Не может артиллерия большой мощности сама придумывать себе задачи.

Услыхав слово «артиллерия», Пасечник озадаченно скривил бровь.

— Очень серьезный калибр, не сто пятьдесят пять, намного круче, — продолжал Смит. — Если бы «Ландскнехты» его купили, пусть даже по неофициальным каналам, мы бы знали, не так ли? Значит, они отыскали какой-то неучтенный ствол с боекомплектом прямо здесь. Что поделаешь, Африка…

— Стоп-стоп-стоп. Это же была ракета!

Смит медленно поднял руку и постучал по мочке уха.

Пасечник как расправил было плечи, так и сник.

В уважающей себя телегруппе должен быть звукооператор. Эта роль досталась Смиту вместе с комплектом аппаратуры, упрятанным сейчас в рюкзаке, а уж какого софта он туда закачал, — бог весть, но закачал точно, Леха сам видел.

— Очень характерный звук выстрела. Я его слышал. Признаться, я был так удивлен, что даже остановился, чтобы проверить, а вы пошли вперед и… потом нырнули.

— Да ну, ерунда, — пробормотал Пасечник. — Сколько до рынка из центра!

— Посчитаем. Варзона около десяти километров в поперечнике. Если этот зверь самоходный, а он наверняка самоходный, иначе какой смысл… И если не выползать на край зоны, где он будет уязвим для огня из жилого сектора… Предположим, двадцать пять. Нормально.

— Двадцать пять?!

— Не вижу проблемы.

— Это же на пределе для фугаса. Кто в здравом уме разрешит автоматике такую дальность огня? Если отклонение от цели заведомо будет в десятки метров? Пустая трата боекомплекта. Слушай, не верю. Ты что-то путаешь.

— Ничего, поймешь со временем, — снисходительно пообещал Смит.

— Ага, ты еще скажи, у него активно-реактивные снаряды с наведением! Да они такие дорогие, будто на них в космос летают! И даже если «Ландскнехты» их достали, то расстреляли еще два года назад…

— Два года назад тут шла такая адская радиоэлектронная борьба, что воздух дрожал не от жары, а от электричества, — процедил Смит. — Здесь прекрасно сохранилась ПВО, поскольку ее не тратили на дроны — их никто не сбивал, да и вряд ли много запускал, они сами падали.

— Но снаряды… — начал было Пасечник и умолк.

— Вот ты, кажется, и понял. Это похвально. Когда обе стороны включили глушилки, координатная сетка GPS полетела к… чертовой матери. Любой управляемый снаряд навелся бы у тебя на Северный полюс. Все, что можно было тогда сделать умного с умным боеприпасом, — спрятать до лучших времен.

Пасечник недовольно закусил губу.

— Как ни парадоксально, сейчас эти времена настали, — добавил Смит. — Эфир чист. Стреляй, не хочу.

Леха поймал себя на том, что едва не кивнул.

«И не возразишь. А головка наведения потянет всего-то баксов на восемьсот, если крупным оптом. Возраст снаряда неважен, поставить головку может любой пацан, она вворачивается на штатное место взрывателя. Заплати — и лети. В смысле — задай координаты, стрельни куда надо и забудь, она сама довернет снаряд на финише так, чтобы пришел тютелька в тютельку…»

— Ну и сугубо ради информации, которую я обязан тебе доложить как оружейный эксперт группы, — заявил Смит, решив, видимо, добить Пасечника и размазать, пока тепленький. — Китайская управляющая головка с наведением по GPS, которую эти плагиаторы скопировали у русских, а говоря по-простому, украли, стоит меньше тысячи долларов.

— Но предельная дальность… — буркнул Пасечник.

— Да все там прекрасно с дальностью, это же пушка.

— Пушка, — тупо повторил Пасечник.

— Интересно, зачем, не правда ли?

Леха с трудом подавил желание озадаченно почесать в затылке.

«Действительно интересно. Допустим, „Ландскнехты“ слепили это чудовище из того металлолома, какой им местный бог послал. А вдруг нет? А если в выборе ствола есть своя логика? Что я помню о больших пушках? Их создавали для взлома долговременной обороны, но эта тема — издали крушить снарядами бетон, — уже полвека не актуальна. По сравнению с гаубицей, у пушки того же калибра начальная скорость будет почти вдвое выше, дальность прямого выстрела побольше наверное раза в полтора, а бронепробиваемость — кому угодно хватит. И это все прекрасно, но вообще не приоритетно для городского боя! Не нужно просто.

В городской застройке рулят гаубицы и минометы. А они взяли пушку. Зачем? В чистом поле жахнуть из нее по шагоходу километров с двух-трех — страшное дело, тот не успеет отпрыгнуть… — при этой мысли Леха по старой памяти слегка занервничал. — Но в городе наоборот: пока ты повернешь свой прекрасный длинный ствол, шагоход тебя из-за угла пристрелит и обратно спрячется. Ну и для чего пушка?

Ой дурак я. Не для чего! Для кого!

Большой пушке нужна большая дичь. С очень толстой шкурой…»

— Старая добрая пушка, — сказал Смит. — Скорее всего и правда старая. Ну, это мы узнаем. В любом случае, она ждала подходящей цели и сегодня дождалась.

— Да она ржавеет в укрытии и стреляет раз в полгода, чтобы напомнить о себе! — уперся Пасечник. Впрочем, его тон нельзя было назвать уверенным. — Пугает врагов, которых давно нет! И попутно ставит на уши местных! А они уже накрутили вокруг нее мифологии! Аба-хренаба!

— Йоба, — напомнил Леха.

— Да и хрен с ним!

— Ну да, стоит, ржавеет, пугает, и с первого раза — попадание, — заметил Смит и выдержал такую паузу, чтобы всем стало ясно, какое мучение для умного человека разъяснять дуракам очевидные вещи. — Везучий дьявол этот Йоба, не так ли?

Пасечник зачем-то оглянулся на проводников, как показалось Лехе, недобро. Те глазели по сторонам и жевали.

— Еще неизвестно, куда он попал, — отрезал Пасечник.

— Давай уже наконец посмотрим, — терпеливо сказал Смит и покосился на Леху.

Леха не удержался и все-таки кивнул.

Не надо обладать знаниями военного эксперта, чтобы понять: тут одно из двух — или Йоба феноменально везуч, или снаряд управляемый. Место вряд ли пристреляно, а то был бы там сейчас не рынок, а братская могила… Но, главное, артиллерийский наблюдатель должен сначала засечь цель и передать данные в варзону. Наблюдатель на углу у рынка.

Поехали смотреть, что еще делать. Увидим, куда шарахнуло — появится рабочая версия, зачем этот Йоба стреляет, и чего ему вообще надо. Тогда подумаем, как искать корректировщика огня. Найдем — многое узнаем. Если он живой, подключим местных специалистов по добыче информации, фиксер Лоренцо поможет, у него все бандиты на контакте. Если наводчик — дрон, тогда совсем хорошо, Смит его расковыряет. Главное, уже есть ниточка, за которую можно тянуть. И начинается она далеко от центра города, что само по себе отрадно.

— Лоренцо, каналья, — произнес Пасечник с чувством. — Ничего ведь не сказал. Фиксер хренов. Целый час мы с ним сидели над картой, изучали район. Ни слова. А ведь знал, сукин сын!

— Полегче, шеф, — попросил Леха шепотом. — Здесь же его люди.

— Не мог он не знать, что тут Юба орудует!

— Йоба.

— Хрен с ним. Кстати! У местных есть бог Иба…