Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Олег Харук

Магазин под диваном

Дмитрий ДИБРОВ, телеведущий, многократный обладатель премии «ТЭФИ»

Если бы в викторине «Кто хочет стать миллионером?» прозвучал вопрос:

— В какую страну испокон века рвется душа любого русского человека? — я не успел бы дочитать его до конца.

— В Бразилию, конечно! — единогласно ответили бы все, кто собрался в студии.

Действительно, у советского человека в иконостасе зарубежных стран Бразилия занимала особое место. Так повелось ещё со времен Остапа Бендера, потом «Генералы песчаных карьеров», а ещё тетка Чарлея добавила и стаи диких обезьян.

В ХХ веке русскому человеку выпала судьба что-нибудь преодолевать. Остапу Бендеру — НЭП, нам — первоначальное накопление капитала. Должно же где-то быть всё хорошо? Где-то же должно быть не минус тридцать в феврале, где-то должен быть океан, на берегу которого сутки напролет пьют водку и исступленно бьют качучу. А мулатки… Добавьте ещё стаю тех самых диких обезьян, и готова картина Бразилии в постсоветском представлении.

Вот почему каждый русский с трепетом откроет эту книгу. Она перенесёт в настоящую Бразилию. Не из «Клуба телепутешественников», а в реальную.

Не будем пересказывать сюжет. Ведь перед нами не путевые заметки, а триллер. Есть все составные жанра: козни и антикозни, насилие, гонки с преследованием и, конечно, секс — Бразилия, как-никак.

Внимание, вопрос на миллион: что приключилось бы с Остапом Бендером, окажись он-таки в Рио-де-Жанейро, но сегодня и на телевидении?

Уже интересно? А прочтите.


Денис КАЗЬМИН, шеф-редактор ОК-magazine.ru

Увлекательные события в жизни героев, тонкий юмор, неожиданные повороты сюжета удерживают фокус внимания читателя от первой до последней страницы. Эта книга о том, как не опускать руки после провальных бизнес-стартапов, смело смотреть неудачам в лицо и сохранять позитивный настрой даже в самых, казалось бы, безвыходных ситуациях. Оригинальный жанр «историй неуспеха» точно понравится тем, кто смотрит на жизнь нестандартно, любит риск и с оптимизмом принимает любые вызовы судьбы.


Олег РОЙ, писатель

Динамичная история, озорной сюжет которой идеально подходит для киносценария. Здесь есть всё — юмор, ирония, саспенс и приключения! Ретроспектива повествования выстраивает перед глазами читателя череду захватывающих и эффектных кадров. От них невозможно оторваться! Энергия и безрассудство героев по-настоящему вдохновляют. Роман «Магазин под диваном» — готовая основа для зрелищного попкорнового блокбастера.

Часть первая

Глава 1

13 февраля 2018, вторник,

12 часов дня

Февраль — самый жаркий месяц года. Солнце печет даже сквозь погнутые пыльные лезвия жалюзи. Офисный кондиционер не справляется, дресс-код для сотрудников — однотонные футболки, шорты или юбки ниже колен, из воздушной ткани. Она просвечивает, когда молоденькая секретарша подходит к окну. На стенах висят карнавальные наряды. Предпраздничная суета, возбуждающая больше самого праздника.

Сотрудники сами украсили офис: надули воздушные шары, вырезали бумажные гирлянды, подвесили звездочки и сердечки на ниточках. На стене напротив входа висят разноцветные буквы, собранные в два слова Mardi gras, что в переводе с французского означает «жирный вторник». На большом настенном календаре фломастером обведена дата 13 февраля и дописано от руки 18:00. Секретарша громко на португальском общалась по телефону, обсуждая меню и алкоголь на вечер. На большом экране в прямом эфире шла трансляция с проспектов города. Звук был отключен, но, судя по артикуляции ведущего, он комментировал школу самбы, которая проходила между трибунами в центре Рио-де-Жанейро. Платформа с ритмично двигавшимися танцорами ползла, периодически останавливаясь, чтобы подстроиться под темп парада.

В центре офиса стоял молодой человек и смотрел трансляцию, вдруг он повернулся к коллеге и спросил:

— Саша, а вы знали, что школы самбы приглашают посторонних участвовать с ними в параде?

— В такую-то жару? Я лучше с трибуны посмотрю, — без энтузиазма ответил Саша.

Саше было лет двадцать, рыжие волосы, острые черты лица и неприлично длинный нос. Похоже, чтобы визуально разорвать перспективу, Саша носил массивные очки в старомодной роговой оправе — весьма оригинальное решение. Одет он был неброско: и верх, и слишком короткие льняные брюки, и мокасины на босу ногу — все было светло-бежевым. В засвеченном пространстве офиса во всем бежевом он был похож на очкастую близорукую моль с ярко рыжей челкой. Он стоял у окна и по-детски улыбался, глядя на коллегу.

— Оскар, а вы разве танцуете? — спросил Саша.

— Если бы я решил участвовать, — ответил Оскар, — я бы за пару месяцев начал серьезно готовиться.

— Делать вам больше ничего, — сказал Саша.

— Вы так говорите, потому что не романтик, — заметил Оскар. — А вот я — совсем другое дело.

— Вы танцор-дилетант.

— Возможно, но никто не ждет от меня танца, который нарушает законы гравитации.

Оскар вскинул руки к небу и изобразил самбу, которая чем-то напомнила Саше испанское фламенко. В самый важный момент импровизированного перформанса, когда танцор подошел к самой эффектной части, дверь офиса, словно форточка от сквозняка, распахнулась, и в помещение ввалилась группа крепких парней с автоматами, в бронежилетах и в масках. Танцор застыл с поднятыми руками, под мышками были заметны следы от пота.

— Работает полиция Рио-де-Жанейро, всем отойти от рабочих мест! — сообщил на английском главный полицейский, крупный человек с тяжелым взглядом из-под косматых бровей. Офицер был в форме, без маски и без автомата. Остальные парни были экипированы как для штурма крепости.

— Какого хрена здесь происходит? — на английском же спросил сотрудник компании у полицейского.

— Вы кто? — задал встречный вопрос главный.

— Юрист компании, Мигель де Карвальо.

Полицейский протянул юристу документ.

— Уголовное дело? — удивился Мигель.

— Торгуете контрафактным товаром, — объяснил полицейский.

Мигель вопросительно посмотрел на Оскара.

— А вы директор? — спросил главный, обращаясь к молодому человеку, который медленно опускал руки, выходя из образа. — У меня ордер на ваш арест.

Полицейский подошел к молодым людям.

— А вы, Саша Петров, партнер Оскара? — спросил полицейский у рыжеволосого.

Саша молчал. Полицейский подошел ближе. Затем еще ближе. Саша втянул живот.

— Я? Почему? Не-ет, — с испугу соврал Саша. — Мне срочно надо в туалет.

Главный забрал телефон и разрешил выйти. Саша заперся в кабинке, стал на колени, словно собрался помолиться, опустил голову в унитаз и блеванул завтраком. Оскар появился в туалете, когда Саша был в процессе, прошел мимо кабинок и остановился у окна. Секунду он боролся со шпингалетом. Потом Петров услышал глухое «пух!», окно открылось, и Оскар сказал:

— Не бойся, тебя не тронут. А мне надо бежать.

Саша вылетел из кабинки. Оскар прыгал из окна туалета на улицу, как в замедленной съемке. Петров подбежал к окну и застыл. Оскар скрылся за углом здания. Саша перелез через подоконник и очутился на улице. В этот момент он услышал команду: «Стоять». Саша обернулся. Главный тоже пытался пролезть в окно.

— Не двигайся, парень! Стой, где стоишь.

Размеры главного были явно больше размеров окна. Выбраться на улицу полицейскому не позволяли физические законы.

— Ага, щас! — сказал Саша и побежал к своему старому «Форду».

От волнения Саша долго пытался вставить ключ в зажигание. Промедление на старте ликвидировало его преимущество перед массивным соперником. Тот уже показался в зеркале заднего вида. В одной руке он держал фуражку, другой рукой жестами показывал: «Постой, да подожди ты». Саша не стал ждать и ударил по педали газа. Через несколько минут Петров выехал на оживленную магистраль.

Полдень вторника — не час пик, но это был последний день карнавала. Центр города перекрыли, что создало нагрузку на объездные дороги. Солнце нагрело воздух до плюс сорока по Цельсию, асфальт плавился, машины стояли в безумных заторах. Пешеходы не соблюдали правила движения и приличия, орали песни каждый на своем языке и скандировали «Рио» и «карнавал», которые на всех языках мира звучали одинаково. Возбуждение и желание нарушать запреты передалось водителям, они сигналили, показывая свою сопричастность толпе, и объезжали заторы по тротуарам и газонам.

В дорожной суете Саша не сразу услышал звук сирены. Заметив, обернулся: полиция висела на хвосте. Впереди был глухой затор из машин. Саша резко свернул в узкую подворотню. Набрал скорость. По сторонам замелькали ободранные некрашеные фасады, подъезды с раздолбанными ступеньками, развешенное для сушки белье, домашние кошки в окнах, цветы в горшках на мини-балконах. Улица становилась все уже. Редкие прохожие, завидев издалека мчавшийся «Форд», а за ним полицию с мигалкой, прижимались к стенам домов. Бездомные коты шарахались от визга шин. Вдали Саша увидел тупик и приготовился свернуть в первый попавшийся переулок. Решение было правильное, но исполнение подкачало. При входе в поворот, зад машины занесло, Саша ударил по тормозам, «Форд» бросило об угол дома. Удар оказался не сильный, по касательной, но этого было достаточно для того, чтобы машина замерла. Сработала подушка безопасности. Петров кое-как выбрался из «Форда» и поднял руки вверх.