Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Глава третья

Ледяной дом

Чертоги Снежной королевы, а также что чувствует ледяное сердце и почему изо льда выхода нет

Свалившись с неба, Женя и Оля оказались в глубоком сугробе. Настолько глубоком, что увязли в нем по самую макушку, даже глубже, а твердого дна под ногами все еще не чувствовали. Хотя переход из одного мира в другой для ребят уже был не нов, уверенно приземляться на ноги они так и не научились.

Только с третьей попытки Женька наконец выбрался из сугроба, осмотрелся и прислушался. Где-то рядом барахталась в снегу Оля. Из его толщи слышались приглушенные звуки, какие издают люди, у которых добрые слова уже закончились, а ругаться они еще не научились. Женя закричал:

— Оль, ты где?

Глухо, словно из-под одеяла, послышалось:

— Наверное, рядом, только я закопалась, а вылезти не могу!

— Спокуха, не шевелись, я щас!

Женька ломанулся на Олин голос, но результат оказался, мягко говоря, не очень.

Сначала мальчик растерялся. Как ни разгребал он руками снег, а до девочки добраться все не мог, казалось даже, что и сам только глубже погружается в сугроб. Тогда Женька вспомнил, что совсем недавно читал приключенческую книжку, в которой главный герой выбирался из-под лавины, и решил воспользоваться его опытом. Парень, переведя дыхание, стал медленно утрамбовывать снег под руками. Когда создавалась хоть небольшая, но опора, он переносил вес на нее, а затем готовил следующую «ступеньку», стараясь двигаться на голос Оли. Через некоторое время добрался-таки до девочки. Вместе вылезать им было уже легче, и скоро их головы показались над поверхностью сугроба.

Какую же досаду испытали ребята, когда оказалось, что бултыхались они в снегу буквально в паре шагов от твердой поверхности! Первое, что они увидели, подняв глаза, были ноги Хранителя, твердо стоявшие на ровной льдине.

Сан Саныч предстал перед ними в одежде истинного жителя северных широт: куртка из оленьей шкуры, высокие сапоги, меховая шапка. На руках у него были длинные, по локоть, рукавицы.

— Что-то ты долго барахтался, внук! — усмехнулся Хранитель.

— Долго? Дед, да мы чуть не утонули в сугробе! Я думал, нас лавиной накрыло, я читал про такое… — Женькин тон ясно давал понять, что мальчик обиделся.

Все еще усмехаясь, Сан Саныч протянул ему конец длинной палки.

— Держись, я тебе помогу.

Женька уцепился за палку. Подтянулся, уперся ногами в льдину и попытался резко дернуть палку на себя, чтобы и дед тоже искупался в сугробе — пусть знает, как смеяться над ним! Но Хранитель оказался готов к подобной каверзе и чуть отпустил, а потом поймал и крепко схватил палку. Женькины руки соскользнули, и мальчик опять оказался в снегу. Сзади послышалось Олино хихиканье.

— Женя, хватайся крепче! — Сан Саныч заулыбался.

— Постараюсь! — Женька рассмеялся в ответ и вылез из сугроба уже без приключений. Затем парень забрал у деда палку, растянулся на животе и протянул орудие спасения Оле. Та, перебирая палку руками, добралась до Жени и через мгновенье уже стояла на ногах, отряхиваясь и рассматривая себя и своих спутников.

Сама она оказалась одетой в кокетливую белую шубку, круглую пуховую шапочку. На ногах ее были изящные длинные меховые сапожки, а руки девочки грели толстые пушистые варежки. А Женя щеголял в горнолыжном комбинезоне-аляске, в угги — этаких русских валенках на американский манер — и модной шапке-ушанке.

Оля повернулась к Хранителю:

— Сан Саныч, вам еще лыж, оленей и нарт не хватает. И тогда уж точно — «мы поедем, мы помчимся…».

Тем временем Хранитель что-то покрутил в своей палке, и та превратилась в меч, который он закинул себе за спину.

— Оленька, лыжи нам не понадобятся! — отвечал Сан Саныч. — Олени, я надеюсь, сейчас будут, и вместо нарт мы поедем в роскошных санях.

— Ух ты! Опять в санях Снежной королевы! Мне в прошлый раз очень понравилось! — Оля даже захлопала в ладоши от восторга. Потом замолчала, оглянулась по сторонам и уже тише спросила: — Надеюсь, Бурана с ней не будет?

— Оль, мы же не одни… А с дедом нам никакой Буран не страшен! — Голос Жени стал непривычно серьезным. Он подошел к девочке поближе, словно стараясь оградить ее от страшной собаки Снежной королевы.

Тем временем Хранитель достал книгу-портал, открыл письмо Снежной королевы и стилусом легонько стукнул по тексту. Раздался мелодичный звон, и через некоторое время в небе вспыхнуло северное сияние. Оно разгоралось, становилось все больше и больше и вскоре заняло почти полнеба. Яркие всполохи быстро приближались, и вот уже в центре сияния показались сани Снежной королевы.

Спустившись с неба, оленья упряжка с хрустальным звоном остановилась. Ее хозяйка сошла на землю и приветствовала гостей легким наклоном головы. Оля машинально отметила, что шуба на ней сегодня другая — еще богаче, еще красивее. Но больше в Снежной королеве ничего не изменилось. Та же царственно-холодная красота, та же сдержанность в словах и движениях.

— Рада видеть вас в своих владениях! — Королева открыла дверцу саней, откинула меховую полость и продолжила любезно-ледяным тоном: — Прошу, мои юные друзья! Хранитель, вы сядете со своими спутниками или составите мне компанию?

— Королева, нынешний наш визит к вам не столь кратковременный, как прошлый. И у нас будет возможность поговорить. Так что я, с вашего позволения, поеду в санях. — Сан Саныч сел спиной к облучку, накинул полость на ребят и сам укрыл ею ноги.

— Ну, что же, тогда не станем терять время! — Тон королевы стал еще на один градус холоднее. Она взошла на свое место в санях, выпрямилась во весь рост и тонким ледяным кнутом хлестнула оленей. Вокруг опять начало разгораться северное сияние, и упряжка поднялась в небо.

— «Мои юные друзья…» — тихонько передразнил Женька, повернувшись к Оле. — По мне, так с подобными друзьями и врагов не надо!

Девочка молча кивнула. Вроде бы Снежная королева не сделала им ничего плохого, наоборот, всячески старалась помочь, но тем не менее и Оля, и Женя, сами не зная почему, испытывали к ней сильную антипатию.

Сан Саныч, отличавшийся отменным слухом, внимательно посмотрел на ребят, и тем вдруг показалось, что Хранитель тоже еле заметно кивнул, словно соглашаясь…

Сани быстро летели над бескрайними снежно-ледяными полями, в темном небе над ними сверкало и переливалось северное сияние. Вдалеке могучими ледяными торосами вставал дворец Снежной королевы. В свете сполохов он смотрелся так, словно внутри его горели и переливались огнями миллиарды цветных лампочек. Во дворец вели огромные ворота, многократно превышающие человеческий рост, колоннами служили гигантские сосульки, стены украшали вычурные ледяные наплывы и красивейшая узорная роспись, которую можно увидеть в морозные дни на заиндевевших окнах.

Когда олени остановились у парадного подъезда, королева спустилась с саней и направилась к гостям. Сан Саныч уже открыл дверцу и подал руку Оле. Женька выпрыгнул наземь сам. Королева остановилась, потом резко повернулась и пошла к входу во дворец. Взмахнув рукой, она отослала свою упряжку, и ребятам показалось, что у оленей на мордах отразилось облегчение. Но это, наверное, просто показалось…

— Я жду вас, Хранитель! — произнесла Снежная королева, не оборачиваясь, и растворилась в коридорах дворца, словно стала его частью.

Сан Саныч с ребятами неторопливо двинулись следом. Они шли, любуясь массивными стенами из ледяных блоков и кирпичей, резными сводами, уходящими так высоко, что, даже задрав голову, не всегда можно было различить, где они заканчиваются. Стрельчатые окна не имели ничего похожего на стекла, но ветер через них не проникал, и снежинки снаружи, долетев до окна, взвивались и улетали прочь, словно играя в вечные салочки друг с другом. Колоссальные скульптуры из цельного куска льда подпирали потолок. Здесь можно было увидеть рыцарей, великанов, сказочных существ. Несмотря на то, что они были прозрачны настолько, что зачастую сливались со стенами и были практически незаметны, выглядели они словно живые.

Проходя по анфиладе залов, Хранитель начал тихонько декламировать:

...

— «…Стены чертогов Снежной королевы намела метель, окна и двери проделали буйные ветры. Сотни огромных, освещенных северным сиянием залов тянулись одна за другой; самая большая простиралась на много-много миль. Как холодно, как пустынно было в этих белых, ярко сверкающих чертогах…»

Шедшая рядом Оля тотчас подхватила:

...

— «…Северное сияние вспыхивало и горело так правильно, что можно было с точностью рассчитать, в какую минуту свет усилится и в какую ослабеет. Посреди самой большой пустынной снежной залы находилось замерзшее озеро. Лед треснул на нем на тысячи кусков, ровных и правильных на диво. Посреди озера стоял трон Снежной королевы; на нем она восседала, когда бывала дома, говоря, что сидит на зеркале разума; по ее мнению, это было единственное и лучшее зеркало в мире…»[Андерсен Г. Х. Снежная королева / Перевод с датского Анны и Петра Ганзен.]

Женька посмотрел на деда.

— Вы цитируете сказку, да? Надо же, Андерсен как будто сам всю здешнюю красоту видел!

— Верно, — кивнул дед. — Только великий сказочник не видел ее, а придумал. Насколько же сильной, могучей фантазией надо обладать, чтобы создать такое… — Сан Саныч остановился, потрогал рукой ледяную колонну и продолжил: — С тех пор, как появилась сказка, люди все время стараются построить изо льда что-то похожее и в нашем мире. И почти всегда называют свои постройки дворцом Снежной королевы. Но было бы несправедливо считать возведение таких зданий заслугой только Андерсена. Нет, конечно, ледяные строения создавались и до Ганса Христиана, и описывали их во многих книгах. Например, по приказу русской императрицы Анны Иоанновны в одну из особенно студеных зим на берегу Невы был построен Ледяной дом — настоящий дворец, шедевр архитектуры, с оконными «стеклами» из тончайшего льда, с ледяной мебелью внутри, с ледяной баней, в которой при желании даже можно было париться, с ледяными пушками и фигурой слона в натуральную величину при входе. Дворец служил для забав императрицы, притом и довольно жестоких — в нем сыграли «комическую» свадьбу ее шутов и оставили их там на всю ночь. Эта история нашла свое отражение в романе Ивана Лажечникова «Ледяной дом», сейчас уже почти забытом, а когда-то необычайно популярном… Но мы уже на месте! Ребята, я оставлю вас ненадолго — мне нужно поговорить с нашей гостеприимной хозяйкой.

Бродя по дворцу, они не заметили, как вышли через очередную сводчатую арку в главный зал — огромное и почти совсем пустое помещение, если не считать трона и большого застывшего озера, занимавшего почти половину зала. Сан Саныч приобнял своих юных спутников за плечи, а затем решительно направился к Снежной королеве, восседавшей на своем ледяном троне и как будто не замечавшей ничего вокруг. У подножия трона сидел мальчик лет десяти, который при появлении гостей даже не поднял головы, не взглянул на вошедших. Не обращая ни на что внимания, он складывал пазл из льдинок.

Женя вопросительно посмотрел на Олю:

— Это тот самый парень, который слово «вечность» сложить не в состоянии? Может, мы попробуем?

— Давай, — кивнула девочка. — Только сядем подальше, не будем ему мешать, ладно?

— Как скажешь…

Женька присел на небольшую льдину, похожую на маленькую скамейку. Оля пристроилась рядом, и они начали собирать льдинки в причудливые комбинации. Узоры получались легко, а вот слова действительно никак не хотели складываться. Стоило дойти до третьей, максимум — четвертой буквы, как льдинки сами собой разбегались в стороны, точно живые. Через некоторое время Женька сказал:

— Не, Оль, так ничего не получится. Ровно сложить выходит только четыре буквы.

Оля уже давно сидела задумавшись. Потом посмотрела на Женьку:

— Жень, ты послание Сан Санычу от королевы помнишь? Оно ведь тоже из льдинок состояло… Может, надо эту… как ее… кодировку поменять?

Евгений восхищенно уставился на девочку.

— Я тебе говорил, что ты умница? Только не кодировку, а шрифт надо поменять. Тот шрифт, который в письме к деду был, я помню. Щас попробуем!

— Только, знаешь, Жень… пожалуй, слово «вечность» не надо складывать. Вдруг мы ход сказки нарушим?

— Хорошо, я согласен. А что писать?

— Ну… Что, если «Рита»? Или «Бекки»?

— Точно! Я напишу «мама». Авось это как-то поможет нам ее найти…

Тем временем Хранитель степенно беседовал со Снежной королевой.

— Королева, вы не потрудитесь объяснить мне смысл вашего послания?

— Оно, Хранитель, всего-навсего еще одно подтверждение того, что я все еще люблю тебя, — бесстрастным тоном отвечала хозяйка дворца. — Или мне нужно обращаться к тебе «на вы»?

— Как вам будет угодно, королева. Но что вы подразумевали, когда писали о своей безоговорочной помощи?

— Только то, что написала, и ничего более! Мне до сих пор хочется надеяться, что я сумею сломать возникшую между нами стену и хоть немного заслужить вашу симпатию. Думаю, мое чувство к вам, проверенное столь долгим временем, заслуживает если не взаимности, то хотя бы участия.

Она искоса поглядела на Сан Саныча, но тот упорно избегал разговора о чувствах и продолжал гнуть свою линию.

— Уважаемая королева! Я сейчас явился к вам за помощью, но мне не хотелось бы, чтобы моя просьба рассматривалась вами…

— Не беспокойтесь, Хранитель! — резко перебила Снежная королева. В ее голосе звучала обида. — Я ни в коем случае не стану рассматривать вашу просьбу как шаг к примирению. Но в любом случае с удовольствием вам помогу.

Хозяйка дворца улыбнулась самой ледяной из своих улыбок, и Сан Саныч подумал, что лучше уж видеть королеву в гневе, чем улыбающуюся.

Ребята увлеклись сложением слова. По памяти копируя буквы из эсэмэски, которые видели у Хранителя в книжке, они через некоторое время справились с задачей. Льдинки в слове «МАМА» тут же срослись между собой. Холодную тишину главного зала тут же расколол мощный удар гонга. Слово поднялось над озером, заиграло, засветилось яркими красками, взмыло к сводчатому потолку и исчезло.

Снежная королева резко встала с трона и выпрямилась во весь свой немаленький рост. Она взмахнула рукой, и ребята, мгновенно перелетев почти через весь зал, внезапно оказались у подножия трона. У хозяйки дворца был озадаченный и разгневанный вид.

— Как вам удалось сложить слово? Никто в мире не может этого сделать…

Оля выступила вперед.

— В Книжном мире, вероятно, и не может, а мы сумели! Мы бы и с «вечностью» справились, но нам возиться не захотелось!

Ребенок у подножия трона поднял голову. Обвел людей невидящим взглядом, пробормотал что-то и снова уткнулся в свои льдинки. Женя посмотрел на него сочувственно, а затем укоризненно на Снежную королеву. Та невозмутимо пожала плечами.

— Это не я придумала. — Голос королевы звучал ледяной чистотой и таким же равнодушием. — Великий сказочник наказал мальчика, а я всего лишь выступила орудием наказания. И, поверь, мне он нужен здесь так же, как оленю пятая нога, или тебе — олений хвост.

Королева скорчила гримасу. Потом добавила:

— Как бы я хотела сама придумывать себе жизнь… Я бы первым делом вернула мальчишку обратно домой, чтобы он упражнялся в злословии на своей бабушке.

Отвернувшись от своих гостей, хозяйка дворца что-то тихо пробормотала. И даже Сан Саныч с его чутким слухом не услышал, что она сказала самой себе: «Ничего, теперь все получится…»

Потом Королева вернулась на трон и свысока посмотрела на Хранителя и его спутников.

— Итак, что же вы хотели? Я слушаю!

Библиотекарь выступил вперед, но Женька его опередил.

— Пожалуйста, ваше величество, разморозьте книгу, которая находится в стене вашего дворца. Это очень важно! Нам надо ненадолго оказаться в ней!

Королева с искренним недоумением посмотрела на Хранителя.

— Однако ваш юный спутник очень информирован… Насколько я помню, о той книге знают только трое: я, вы и ее автор. И больше никто. Как вы…

Хранитель поднял руку.

— Королева! Мой юный спутник имеет настолько личные мотивы для подобной просьбы, что я к ней присоединяюсь и с нижайшим почтением прошу вас выполнить ее.

— Вот как? Тогда не могли бы вы, Хранитель, рассказать мне, что произошло? Поскольку я отвечаю за данное мною слово, то хотела бы знать, какая надобность возникла у вас в навсегда забытой книге.

Сан Саныч твердо посмотрел в глаза Снежной королеве.

— Королева, я немедленно хочу убедиться в том, что книга находится в том же виде, в котором я вам ее передал. Извините, это ни в коем случае не недоверие вам, а просто мой долг Хранителя.

— Знаете, Хранитель, иногда я вас настолько не понимаю, что, кажется, уже никогда не пойму… — Королева подперла рукой подбородок. — Вы же в курсе, что замороженная книга забыта навеки? А в забытую книгу нельзя войти. И выйти из нее невозможно. Но раз уж вам так нужно, извольте!

Хозяйка чертога еще раз внимательно посмотрела на Женьку, чуть заметно кивнула и взмахнула рукой. В глубине дворца раздался грохот, словно обрушился айсберг. Громовые раскаты сорвавшейся лавины быстро приближались к тронному залу. Оля и Женя незаметно для себя передвинулись Хранителю за спину, да и сам Сан Саныч украдкой оглянулся, ища на всякий случай путь к отступлению.

Он вошел в облако снежной пыли, вихри и пурга обвивали его со всех сторон — огромный рыцарь из тех скульптур, что стояли в коридорах чертога. В руках у рыцаря был ледяной кирпич, но, в отличие от остальных кирпичей, из которых были сложены стены, этот был непрозрачным, матовым. Громовые раскаты, которых так испугались юные путешественники, порождали шаги рыцаря, а сопровождал его уже знакомый им пес Снежной королевы — Буран. Когда ребята видели его в последний раз, пес был весел и благодушен, хотел познакомиться с гостями своей хозяйки и вертел своим снежным хвостом. Но даже тогда от одного его вида страх заморозил у Хранителя и его спутников все внутри, и они были просто счастливы, когда Буран умчался по своим собачьим делам.

Сейчас же пес охранял хозяйское сокровище и выглядел весьма грозно. Буран молча шел возле ледяного рыцаря, низко опустив голову, прижав уши и оскалив пасть. Хвост его молотил по льду озера, разбрасывая в разные стороны веера льдинок. Обжигающе холодное дыхание пса коснулось несчастного мальчика у подножия трона, и он мгновенно превратился в ледяную статую.

Хранитель посмотрел на Снежную королеву. Она спокойно стояла около трона, рука, положенная на подлокотник, не шевелилась, глаза холодно смотрели на приближающегося зверя. Тогда Хранитель быстро отодвинул оторопевших Женю и Олю за трон, шагнул вперед и вынул меч, который вдруг превратился в сияющий солнечный луч. Едва Сан Саныч опустил меч вниз, как лед под его ногами мгновенно начал плавиться.

— Буран, назад! Хранитель, прекратите немедленно! — Королева отпрянула и тоже спряталась за трон. Часть трона стала медленно оплывать. — Разве вы не видите, что пес охраняет вашу тайну? А рыцарь — один из многих тысяч, стерегущих дворец и, следовательно, вашу тайну тоже! Уберите меч, Хранитель, я не выношу тепла!

Последние слова королева почти прокричала. И только в этот короткий миг в ее голосе впервые послышались почти человеческие нотки.