logo Книжные новинки и не только

«Ловушка для холостяка» Олег Суворов читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Олег Суворов Ловушка для холостяка читать онлайн - страница 1

Олег Суворов

Ловушка для холостяка

Пролог

«Когда же ты, наконец, женишься?»

Какой холостяк не слышал этого полупричитания-полувопроса из уст своей матери! Не был исключением и Александр — розовощекий и симпатичный молодой человек тридцати лет от роду, работавший в частном сыскном агентстве «Мартис».

Ну и что было на это ответить: «слишком занят», «не встретил единственную и неповторимую» или — «а зачем, когда мне и так хорошо»? Действительно, зачем влюбляться, если печальных влюбленных сколько угодно, но кто-нибудь хоть раз видел печального развратника?

В одинокой жизни Александра женщины играли довольно странную роль. Не так давно ему пришлось расстаться с одной темпераментной молодой особой, которая бросила его лишь потому, что ее крайне нервировало, когда в самый разгар любовных ласк вдруг раздавался телефонный звонок, после чего молодой сыщик быстро начинал одеваться.

— Если хочешь, то на этот случай я могу купить тебе самый дорогой вибратор, — однажды, в разгар ссоры, шутливо заметил он.

— Иди к черту, Сашок, — ответила его возлюбленная, — я лучше выйду замуж за ночного сторожа, которого никто и никуда не вызывает.

Она была красивой женщиной, и Александр очень жалел о ее решении. Впрочем, долгие переживания противоречили его энергичной натуре, поэтому вскоре он начал приводить к себе других женщин, с которыми, как правило, знакомился в процессе очередного расследования. Вот здесь-то и обнаружилось весьма любопытное обстоятельство, которое, ввиду постоянных повторов, уже невозможно было объяснить никакими случайными совпадениями. Дело в том, что все его женщины имели те или иные странности, — и это всерьез препятствовало развитию глубоких и длительных отношений, поскольку сам Александр обладал абсолютно нормальной психикой.

Еще когда он работал в милиции и носил форму, в его постели перебывали: лесбиянка, которой очень хотелось забеременеть и родить дочь; наркоманка, которая надеялась выручить из тюрьмы своего приятеля, обольстив следователя; дочь одного высокопоставленного чиновника, которая, насмотревшись милицейских сериалов, возмечтала о том, чтобы ее лишил девственности «настоящий мент» и, наоборот, развратная девственница, которая ни за что не соглашалась на половой акт, зато упоенно предавалась иным видам секса. Последней в этом странном списке значилась трансвеститка, которой очень нравилось надевать его милицейскую форму и заниматься любовью прямо в ней, расстегнув лишь несколько пуговиц.

Бедный Александр, изрядно ошалев от всего этого изобилия извращений, начал откровенно побаиваться новых подруг. Теперь, заводя знакомство с очередной дамой, он пытался заранее выяснить, с какими отклонениями ему предстоит столкнуться на этот раз. Однако делал он это настолько неуклюже, что удивленные женщины ретировались, и до постели дело просто не доходило. Ну и что он мог после всего этого ответить на постоянный вопрос матери: «Когда же ты, наконец, женишься?»

Вообще-то Александр был довольно почтительным сыном и за всю свою жизнь лишь однажды нарушил материнский запрет, начав курить. Самое смешное, что, если бы не это обстоятельство, он бы сейчас не сидел в уютном кресле «боинга», совершавшего перелет из Москвы в Буэнос-Айрес. На долю Александра выпала фантастическая по любым меркам удача — одна из табачных компаний проводила рекламную акцию, разыгрывая две туристические путевки в Аргентину, и именно он ухитрился купить заветную пачку, в которой находился вожделенный вкладыш.

Однако после первого ошеломления и последующего восторга перед ним встал вопрос о том, кого осчастливить своим обществом. И вот именно тогда Александр очень пожалел об отсутствии у него «дамы сердца», с которой можно было бы совершить столь чудесное свадебное путешествие.

Мысленно перебрав короткий список возможных кандидаток, он решил предложить вторую путевку своему любимому шефу полковнику в отставке Николаю Александровичу Гунину.

— Не сходи с ума, юноша, — сердито буркнул тот, — я уже стар для подобных приключений. Кроме того, надо же кому-то заниматься текущими делами, пока ты будешь гоняться за красивыми мулатками! И, вообще, если тебе некого взять, попроси фирму продать вторую путевку и выдать тебе ее стоимость деньгами.

Александр воспользовался мудрым советом шефа и получил около двух тысяч долларов на карманные расходы. Однако вместе с этой греющей душу суммой, он обзавелся спутником, мягко говоря не вызывавшим у него больших симпатий. Это был здоровенный, коротко стриженный «бык» по имени Анатолий, в бледно-голубых глазах которого отчетливо читалось лишь одно желание — всегда и всюду быть самым «крутым». Александр, воспитанный в правоохранительных органах, сразу почувствовал настороженность, которая не исчезла даже после того, как он узнал, что Анатолий отнюдь не является членом какой-нибудь «братвы», а всего лишь работает охранником в частной фирме.

Кстати, вел он себя вполне добродушно и уже заранее строил далеко идущие планы типа:

— Первым делом дуем на пляж и снимаем там каких-нибудь классных телок в бикини!

Александр лишь усмехался, поглядывал в иллюминатор на зеленовато-синюю, рифленую волнами поверхность океана и заранее прикидывал, как бы избавиться от общества своего спутника, тем более, что их должны были поселить в один номер.

Забегая вперед, сразу скажем, что, к счастью, ему этого не удалось. В противном случае история его латиноамериканских приключений не оказалось бы столь восхитительной, что автор уже заранее завидует своему персонажу. Да и рассказывать было бы не о чем!

1

Прошла неделя, прежде чем бравому охраннику основательно надоели веселые и легкодоступные мулатки и его потянуло на более экзотические приключения.

Кстати сказать, ничто не дарит мужчине такой уверенности в себе, как соблазнение красивой женщины — предмета откровенной зависти других мужчин. Но, просто покупая красивую женщину, ничего подобного не испытаешь. Ведь это заслуга денег, а не твоя лично. Зарабатывать умеют многие, но, чтобы заслужить любовь, нужны и иные достоинства…

Александр давно это понял, а потому далеко не всегда разделял бурные оргии своего компаньона. Но вот наконец выдохся и Анатолий. Однажды он пропадал где-то целый день, а вернувшись в гостиницу, с ходу ошарашил разомлевшего от кондиционированной прохлады Александра довольно странной фразой:

— Ну, браток, собирайся, завтра летим кататься на вертолете!

— Так кататься или летать? — не сразу сообразил молодой сыщик, лениво покачиваясь в шезлонге с бокалом ледяного пива в руке. — И зачем это?

— А хрен ли еще делать? Да ты не беспокойся, я уже заплатил за аренду.

— Дело не в этом… Куда ты собрался лететь?

— Как мне объяснил один местный хмырь, у них тут в сельве найдены развалины индейского города еще доколумбовой эпохи. Дорог туда не проложено, поэтому можно добраться лишь на вертолете.

— Не знал, что тебя интересуют индейские древности! — искренне удивился Александр.

— А что ж я — совсем тупой? — обиделся Анатолий. — Кроме того, надо же посниматься в таких местах, чтобы сразу стало ясно, — чувак был в Латинской Америке! — И он потряс в воздухе миниатюрной японской кинокамерой, которую всюду таскал с собой.

— Ну ладно, — согласился Александр, — почему бы и не слетать на развалины? Но какую-то часть денег я тебе все-таки возмещу.

— Это уж как пожелаешь, братан.

* * *

Прошло уже несколько часов с момента вылета из небольшого городка Балейрос, до которого они добрались на взятой напрокат машине, и теперь внизу простирался бескрайний океан сельвы. Александр с любопытством поглядывал в иллюминатор легкого трехместного вертолета, под которым проплывали зеленые, оплетенные лианами кроны огромных деревьев.

Анатолий сидел рядом с пилотом и с умным видом держал перед собой карту, которую купил прямо перед вылетом.

— За каким дьяволом она тебе понадобилась, если ты все равно ни слова не понимаешь по-испански? — ехидно поинтересовался Александр.

На это охранник лишь невозмутимо тряхнул своей круглой башкой:

— Так это ж карта, а не путеводитель, хрен ли тут понимать? Помяни мое слово: еще полчаса, и будем на месте.

Вдалеке, на горизонте, словно вырастая из темно-зеленого океана тропического леса, высились бурые громады Анд. Пилот опустил машину пониже, и теперь они летели всего в ста метрах от верхушек деревьев, так что могли явственно различать мелькавших в изобилии обезьян, не говоря уже о тени собственного вертолета. Солнце стояло высоко, но в салоне работали вентиляторы и было довольно прохладно. Отвернувшись от иллюминатора, Александр закурил, а когда снова бросил взгляд вниз, то невольно вздрогнул. Позади их тени по вершинам деревьев быстро скользила тень еще одного вертолета. Откуда он мог здесь взяться?

— Эй, сыскарь, — окликнул его Анатолий, — кажись, нас кто-то преследует.

Неизвестный вертолет летел теперь параллельно с ними, но немного выше, так что его контур расплывался в ослепительных лучах солнца. Сам того не ожидая, молодой сыщик ощутил вдруг интуитивное беспокойство, особенно когда заметил, что преследователь пошел на сближение. Анатолию тоже не слишком понравились эти подозрительные маневры.

— Эй, мужик, — толкнул он невозмутимого пилота, — попытайся обогнать этого хмыря и набери высоту, да скорее, мать твою за ногу…

Но было уже поздно. Неизвестный вертолет завис прямо над ними, так что они потеряли его из виду. За гулом работающего винта никто из них сначала не услышал выстрелов. И вдруг ветровое стекло усеяли крупные отверстия, а пилот, качнувшись, уронил простреленную голову на приборную панель. Вертолет потерял управление, но все еще продолжал лететь вперед на минимальной высоте.

Пулеметные очереди, лившиеся сверху, прошивали его насквозь. Анатолий попытался было стащить пилота с кресла, чтобы перехватить рычаги управления, но тут же обмяк рядом, пронзенный следующей очередью. Крупнокалиберные пули вспороли его белую рубашку, разбрызгав кровь по всему салону.

Александр отчаянно прижимался к борту и, оцепенев от ужаса, ожидал неминуемой катастрофы. Еще одна очередь вдребезги разнесла приборную панель, после чего гул винта стал стихать. Вертолет затрясло, так что Александр перекатился к другому борту, немилосердно ударяясь обо все, что попадалось на пути. Внезапно пол под его ногами буквально провалился вниз, и машина всей своей тяжестью обрушилась на вершины деревьев. Раздался оглушительный треск, затем сокрушительный глухой удар о землю, и Александр потерял сознание.

Когда он очнулся, то почувствовал, что лежит на спине, на боковой стенке вертолета. Поперек его туловища находился тяжеленный труп Анатолия, который, по всей видимости, навалился на Александра перед самым падением и этим спас, прикрыв собой от последней очереди. С трудом спихнув еще теплое тело, Александр сел и прислушался. Где-то совсем рядом кричали потревоженные обезьяны и слышалось пронзительное верещание попугаев.

Усилием воли он заставил себя приподняться. Все тело болело так, словно его долгое время пинала ногами компания обезумевших хулиганов. Голова раскалывалась, в ушах гудело, перед глазами плыли красные пятна. От удара о землю внутренности словно перетряхнуло, и это ощущение вызывало периодические приступы тошноты.

Через разбитый иллюминатор внутрь вертолета сочился изумрудный свет леса. Весь салон был забрызган кровью, а на изрешеченные тела двух его спутников страшно было смотреть.

Александру захотелось поскорее выбраться из этого металлического гроба. Прямо над его головой, на противоположной стенке вертолета была дверца. С трудом поднявшись, сыщик вытянул руку, нажал рычаг, и, открыв дверцу, вытолкнул ее наружу. И сразу откуда-то сверху, с маленького синего кусочка неба, не закрытого кронами деревьев, на его лицо упал ласковый солнечный луч.

Теперь оставалось самое трудное — подтянуться на руках и выбраться наружу. В другое время Александр проделал бы это с легкостью, но не сейчас — все тело было в синяках, голова кружилась, и любое движение давалось с большим трудом… Сыщик подпрыгнул, но неудачно, и даже застонал от боли, вызванной этим резким движением. Но боль только усилила его желание поскорее выбраться. Он еще раз подпрыгнул и, с трудом подтянувшись, повис на локтях. Еще усилие, еще… Задыхаясь и постанывая, Александр вытянулся на боковой стенке вертолета с наружной стороны. Стараясь не свалиться обратно, он сел и огляделся по сторонам.

Вокруг простирался первозданный тропический лес. Со всех сторон подступали вечнозеленые деревья, густо опутанные лианами, по которым быстро, с деловитыми криками сновали обезьяны.

На стволах пальм цвели желтые, коричневые и пурпурные орхидеи, от яркости которых рябило в глазах. Мирно порхали разноцветные бабочки и, примятое вертолетом, лежало знаменитое дерево какао. Атмосфера была очень душной и влажной.

Какое-то время Александр, словно зачарованный, рассматривал все это великолепие, а потом содрогнулся и в бешенстве ударил кулаком по металлической обшивке. Положение было таково, что хоть вешайся на ближайшей лиане! Упасть в непроходимом районе сельвы и остаться одному посреди дикого тропического леса! Что делать и куда идти? Единственным шансом была карта Анатолия, по которой можно хоть как-то сориентироваться.

Немного отдохнув, Александр почувствовал некоторую долю уверенности. Спустившись в вертолет и стараясь не смотреть на трупы, он взял сумку с несколькими банками пива и пачкой сигарет, а также карту и компас. Все это он по очереди выбросил из вертолета на траву, после чего выбрался сам. Стараясь не поддаваться отчаянию, сыщик перекинул сумку на спину и, кое-как сориентировавшись, зашагал прямо в чащу.

Идти было невыносимо трудно — деревья стояли сплошной стеной, ноги путались в густой растительности. Свисавшие лианы, толстые, как канаты, преграждали путь, из-за чего приходилось постоянно нагибаться. За один только час он настолько выдохся, что вынужден был сделать небольшой привал, во время которого с жадностью глотал душный воздух и никак не мог отдышаться. После этого Александр шел еще несколько часов подряд, стараясь ни о чем не думать. На сыщика навалилась такая усталость, что даже сумка начала пригибать его шею к земле. В голове стоял столь плотный туман, что он уже с трудом придерживался правильного направления, намереваясь выйти к подножию гор, которые должны были находиться где-то неподалеку.

Но вместо гор его ждало совершенно неожиданное открытие. Заметив небольшой просвет между деревьями, Александр тут же устремился в этом направлении, и вскоре перед ним открылась просторная поляна. Выбравшись на свободное место, сыщик огляделся по сторонам и понял, что оказался посреди остатков индейского селения, когда-то состоявшего из трех десятков расположившихся полукругом примитивных хижин, ныне совершенно заброшенных. В центре селения возвышался огромный, потемневший от времени деревянный столб, на котором были вырезаны какие-то ритуальные изображения. Вокруг столба еще можно было заметить следы костров. На некогда вытоптанную поляну уже вторглась буйная тропическая растительность, и все вокруг заросло молодыми побегами высоких трав и кустарников.

И всюду — в полуразвалившихся хижинах, в густой траве, у подножия деревьев — белело множество человеческих скелетов. Они лежали кучами и поодиночке, а многие уже рассыпались на отдельные кости и черепа — видно было, что здесь похозяйничали все виды хищников — как наземных, так и воздушных.

Александр обошел все селение из конца в конец, стараясь не наступать на разбросанные человеческие останки, и вскоре увидел то, что подсказало ему причину разыгравшейся здесь трагедии. На краю селения росла огромная секвойя, высотой с многоэтажный дом. У самого ее основания к огромному стволу был приколочен скелет, казавшийся совсем крошечным. Но не это поразило Александра. Сначала он принял это за обман зрения, но, подойдя почти вплотную, понял, что не ошибся. Скелет был прибит к дереву железными скобами, которые используют при строительстве небоскребов!

Чтобы подтвердить свою догадку, Александр обошел селение еще раз, внимательно смотря себе под ноги. И его уже нисколько не удивила новая находка — множество автоматных гильз. Несколько лет назад в аргентинской печати бурно обсуждался грандиозный скандал — один археолог случайно набрел на индейское племя, жившее на берегу золотоносного ручья. Вернувшись, он нанял шайку наемных убийц, вновь отыскал это племя и хладнокровно его истребил, завладев всем индейским золотом. В итоге он стал миллионером, но кто-то из членов его шайки, попав в руки полиции, проговорился. В результате разыгравшегося скандала археолог был приговорен к пожизненному заключению.

Неужели на этом самом месте повторилась та же трагедия? Размышляя над этим вопросом, Александр продолжил свой путь к подножию скалистой гряды. Пробираться по тропическому лесу — на редкость утомительное и однообразное занятие, но судьба словно заботилась о том, чтобы сыщику не было скучно.

Во время одного из своих многочисленных привалов, когда Александр, прислонившись к стволу дерева и вытирая со лба обильно струившийся пот, устало курил, в просветах между ярко-зелеными кустами мелькнуло чье-то темное тело. Сыщик начал пристально вглядываться, и ему показалось, что из листвы на него смотрят настороженные глаза.

— Эй, приятель, — негромко позвал он, но ответом были лишь крики попугаев. Александр не стал мучиться догадками, поскольку сейчас ему хотелось только одного — поскорее вырваться из этого проклятого зеленого плена.

Собравшись с силами, он продолжил путь. Где-то там, совсем близко, должны были начинаться горы, и сыщику уже казалось, что в просветах между кронами деревьев на недосягаемой высоте сияют вечные снега Анд. Облепленный москитами, измокший под внезапно пролившимся тропическим дождем, Александр пробивался вперед, поспешно перелезая через поваленные стволы. Облизывая пересохшие губы, он уже не шел, а почти бежал, если только можно назвать бегом волнообразное движение в опутывающей с ног до головы густой массе трав, кустарников, деревьев.

И вскоре действительно забелел просвет. Александр удвоил усилия, стараясь не поддаваться охватившему его нетерпению. Он задыхался, обливался горячим потом, перед глазами снова поплыли огромные красные круги. Еще одно усилие, еще… Почти теряя сознание от усталости, он вышел из леса. В тот же миг его помутневшему взору предстало невероятное, фантастическое зрелище. Тяжело дыша Александр остановился и, протирая глаза, перевел дыхание.