logo Книжные новинки и не только

«Марионетки Зоны. Чужое небо» Олег Тарабан читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Олег Тарабан

Марионетки Зоны

Чужое небо

Глава 1

— Ну шо, ребятки, просыпаемся. Почти приехали, — объявил экскурсовод, проходя мимо дремавших на своих местах пассажиров.

Вырвавшись из сладкого сна, парень лет двадцати открыл глаза, осмотрелся и снова прикрыл веки. Ему было откровенно скучно. К тому же убаюкивал монотонный гул машины.

— Эй, Толян, не спать! — начал тормошить парня его сосед по месту, а заодно и двоюродный брат. — Ты же сейчас все самое интересное пропустишь!

— Где мы? — окончательно проснувшись, спросил Толян. Сам он не любил, когда его так называли, но в этот раз ничего говорить не стал. Решил, что потом выскажется, при возможности.

Вместо брата Толику ответил экскурсовод:

— Мы уже проехали КПП «Дитятки», так шо могу вас поздравить: мы уже в Зоне Отчуждения. Так шо лучше вам сейчас не спать, если же, конечно, вы не хотите проморгать самое интересное.

«Ничего себе, — подумал Толик. — Неужели я проспал всю дорогу от Киева?» А вслух произнес:

— Ого. Так быстро.

— Ага! Прикинь, всю жизнь мечтал попасть сюда, побродить по окрестностям, своими глазами всё увидеть, вживую! — начал распинаться Игорь. — И вот я уже здесь! Блин, нужно будет обязательно сделать пару крутых фоток!

Толик лишь кивнул, подумав, что же будет с братом после того, как тот исполнит эту свою мечту. А может, теперь вместо Чернобыля тот захочет побывать в Перу, например, или в Китае? Или же его тянуло именно к таким местам? Вдруг он вообще в диггеры решит податься? Были у него, если честно, такие замашки: никто не знал, что этому чудику в голову взбредет в следующий раз.

Порывшись в сумке, Толик достал два сникерса, один предложил Игорю, но тот отказался.

— Спасибо, я не голоден.

— Ну, как знаешь, — сказал парень и положил второй батончик обратно в сумку. — А вот я перекушу, а то на голодный желудок не собранный какой-то. Может, ощущения не те будут от увиденного.

Теперь все пассажиры автобуса проснулись окончательно. В салоне стало шумно, словно на базаре. Люди уже успели перезнакомиться друг с другом, перекрикивались, делились впечатлениями и предположениями, а самые любопытные лихорадочно фотографировали проплывающие за окнами пейзажи, пытаясь запечатлеть каждое мгновение поездки.

Экскурсовод, явно привыкший к такому, молча достал из своей сумки маленький резной свисток и что есть мочи дунул в него.

Пассажиры, разом замолчав, в недоумении уставились на гида.

— Ну шо, успокоились? Я могу начинать?

Немолодой мужчина, сидящий рядом с ним, пробормотал что-то похожее на «извините» и жестом предложил тому начать свой рассказ.

— Дякую. Итак, все вы знаете, шо трагедия произошла…

Кто-то внимательно слушал, кто-то же думал о чем-то своем, зная эту историю от и до, многие приехали просто посмотреть на Чернобыль. На то, во что он превратился спустя столько времени. Одним из таких экскурсантов был пожилой мужчина лет шестидесяти, покинувший родной город более тридцати лет назад. Здесь он провел большую часть своей жизни. Лучшую часть.

Когда гид закончил свой заученный и затертый до дыр рассказ, автобус уже подъезжал к деревне Копачи.

— У кого-то есть вопросы? Не стесняйтесь, спрашивайте.

После полуминутной паузы кто-то из туристов все-таки решился задать вопрос. Это была молодая девушка, лет двадцати, светлые волосы которой были стянуты в тугой конский хвостик.

— Скажите, а это правда, что в Чернобыле водятся мутанты? А то я наслышалась перед поездкой о животных с пятью лапами, двумя головами и тремя хвостами. Не хотелось бы встретить такое чудовище.

Гид посмотрел на девушку и, тяжко вздохнув, ответил:

— Нет. На самом деле ничего такого здесь нет. Бывают, конечно, исключения, но мутации случаются по всему миру, верно? Так шо радиация здесь ни при чем. Наоборот, то, шо в буйство природы вмешались радиоактивные металлы, сыграло немаловажную роль в удобрении почвы. Еще вопросы будут?

Больше желающих не нашлось, поэтому экскурсовод кивнул и отошел к водителю, чтобы узнать, сколько осталось до Копачей. Практически через минуту автобус остановился.

— Сумки оставляйте здесь. Там они вам не понадобятся, — вставил свои пять копеек шофер и, дождавшись, когда последние пассажиры покинут салон, пошел следом за ними.

* * *

Первым, что отметили туристы, был воздух. Здесь, в Копачах, он был необыкновенно чист. Это было одно из немногих положительных последствий той чудовищной аварии, случившейся на АЭС в восемьдесят шестом году. Никаких людей, никаких ежедневных загрязнений окружающей среды. В этих местах природа начала очищаться от пагубных влияний человеческой деятельности, возвращаясь к своему первоначальному виду.

— Итак. Перед выездом со всеми вами провели беседу о технике безопасности в Зоне, верно? Но все же хочу напомнить, шобы вы не отходили от меня ни на шаг. Ничего не трогайте без моего ведома и согласия. Договорились? Любая оплошность с вашей стороны может стоить вам здоровья или, шо еще хуже, жизни. Пускай мы и будем идти по безопасному маршруту, не представляющему практически никакой опасности, но, так или иначе, вы просто обязаны быть крайне осторожными и внимательными. Уяснили?

— Гы, так мы же вроде как застрахованы здесь все, чего нам бояться? — решил показать себя двадцатипятилетний парень в спортивном костюме известного бренда и мятой сигаретой за ухом.

Экскурсовод хотел было что-то ответить, но его опередил Иннокентий Павлович, тот пожилой мужчина, вернувшийся в родные места после тридцати лет отсутствия.

— Молодой человек, жизнь бесценна. Просто помните об этом, когда захотите нарушить какое-либо правило. А если вы не дорожите собственной жизнью, подумайте о близких и родных. Каково им придется без вас?

Парню нечего было ответить на слова старика, поэтому он молча отвернулся, сделав вид, что попросту ничего не услышал.

Экскурсовод, который еще в Киеве представился как Дмитро Олегович, решил добавить:

— Также, на всякий случай, напомню вам, шо за один день полноформатной экскурсии в Чернобыльскую зону вы получите такую же примерно дозу радиационного облучения, как за 1 час полета в самолете, шо в 160 раз меньше, чем доза, полученная за одну флюорографию, и в 3600 раз меньше, чем за одно исследование компьютерной томографии всего тела! Это шобы не было лишних вопросов по ходу дела. Все понятно, да? Вот и хорошо. Кстати, ребятки, все успели познакомиться?

Толпа неуверенно зашевелилась, после чего Толик сказал:

— Да как-то толком не успели еще.

— Ну, так давайте знакомьтесь, и начнем нашу прогулку Копачами.

Первым представился парень в спортивном костюме, назвавшись Андреем. Вслед за ним — Толик с Игорем, Инокентий Павлович, девушка Оксана, габаритный мужчина Антон, чья жизнь с самых ранних лет проходила под строгим армейским присмотром отца, и женщина Ирина, всю дорогу молчавшая, — она была немного растроена, так как приехала сюда не по своей воле.

Дело в том, что дети, которые уже лет пять как жили отдельно, решили, что их матери не помешало бы развеяться, увидеть что-то новое и интересное, отправиться в какое-нибудь путешествие. Вот они и решили сделать ей подарок на сорокапятилетие в виде поездки в Зону Отчуждения. Ирина, конечно же, была против такой затеи и не хотела никуда ехать. Подарок был слишком дорогим, билет вернуть на тот момент никак было нельзя, так что не поехать она попросту не могла. Женщина до сих пор боялась схватить дозу радиации, несмотря на все очарование здешних мест.

Когда все познакомились, Дмитро Олегович сказал:

— Ну, в путь. Не забывайте о кодексе гостя Зоны.

Где-то защебетали птицы.

Спустя какое-то время гид, давший людям проникнуться красотой и испытать дрожь от жуткости заброшенных земель, вновь подал голос:

— Как вы уже знаете, мы с вами находимся в деревне Копачи. Это поселение бурно развивалось в 80-х, но после аварии на АЭС 26 апреля 1986 года было сильно загрязнено, вследствие чего было ликвидировано. На данный момент территория не обитаема. Зато животных здесь пруд пруди. Если повезет, сможем увидеть какого-нибудь зверя. Они здесь людей практически не видят, так шо не пугливые.

Туристы слушали рассказ, с открытыми ртами разглядывая могилы бывших домов. Небольшие холмики и знаки, предупреждающие о радиоактивной опасности, — все, что осталось от некогда жилых построек. Единственным, что уцелело, были памятник воинам Великой Отечественной войны и местный детский сад.

Группа остановилась перед остатками забора, под которым лежали венки и старые детские игрушки. Жуткое место.

Оксана, почувствовав, что в груди начинает сдавливать, а на глаза накатываются слезы, мигом отвернулась.

Даже гид, бывавший здесь не один десяток раз, не мог спокойно смотреть на всё это. Подождав немного, он указал рукой на одноэтажное кирпичное здание детского сада.

— Это единственное не захороненное здание в деревне. Почему его не ликвидировали вместе с остальными постройками, мы можем только догадываться. Возможно, его хотели использовать в каких-то неизвестных нам целях, но, как видите, не сложилось. После событий того рокового дня оно больше никогда и никем не использовалось.