logo Книжные новинки и не только

«Академия Зла. Быть ведьмой» Ольга Хусаинова читать онлайн - страница 11

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Я подошла ближе и, зажмурившись, окунула руку прямо в бурлящий котел. Нет, он не был горячим и вовсе даже не кипел… Он кишел какими-то тварями, склизкими, противными, которые бешено носились внутри довольно густой жижи, проскальзывали между пальцами. Но реакция моя была хорошей, а к склизким тварям я, можно сказать, с детства приучена. Поэтому через секунду один «билетик» бился в моей руке.

— Кого поймала? — любопытно спросила Альфрея.

— Рыбку, — с удивлением ответила я, рассматривая золотисто-красную чешую и трепещущий хвост. Слегка разжала руку, и рыбка вспорхнула под потолок, обратившись деловито чирикающей птичкой.

— Так кого, говоришь, поймала? — прищурилась профессор Грэдис.

— Не знаю, но на экзаменационный билет это похоже меньше всего, — честно ответила я.

— Как это не похоже? — возмутилась ведьма. — Идентифицируй магию и сооруди нечто подобное. У тебя десять минут на подготовку, можешь занять место за лабораторным столом, реактивов хватает. Пользуйся, колдуй.

Я села на предложенное место, размышляя. Во-первых, передо мной явно не иллюзия, ведь я четко чувствовала рыбку в руках; во-вторых, объект сам сменил внешний вид, стоило мне разжать кулак. И улетел. Тоже сам. На ум пришло только оборотное зелье, которое я бы приготовила без труда. А вот как сделать, чтобы его действие прекращалось без применения антизелья, да еще и при определенных условиях…

Я рассеянно принялась набрасывать нужный рецепт, думая, как его усовершенствовать, во-первых, и где взять жертву, во-вторых. Украдкой оглядев кабинет, никого подходящего не нашла, даже мухи не жужжали. А время шло…

В итоге я решила, что члены комиссии тоже живые существа, значит, для опытов сгодятся, и принялась за работу. Смешивать в нужных количествах ингредиенты, нагревать над маленьким огоньком, загоревшимся прямо на столе, как только он мне понадобился. Когда прошло десять минут, я держала в руке пробирку, наполненную синей жидкостью, и мне прям не терпелось испытать ее в деле!

— Все готово! — торжественно сообщила я и подошла к комиссии, сияя счастливой улыбкой и с пробиркой в руке.

— Расскажи, что делала, как и для чего, — магистр Каллохен счастьем не светился и на пробирку поглядывал со здоровым опасением.

— Итак, — отчеканила я, — очевидно, что в билете было задание создать оборотное зелье, прекращающее свое действие после изменения среды обитания, при этом дождавшись разрешающего сигнала — то есть разжать руку, отпустить на свободу.

Грэдис и магистр Каллохен слушали с непроницаемыми лицами, а вот Альфрея одобрительно кивнула. Я приободрилась и продолжила:

— Я изготовила самое простое оборотное зелье на основе слизи двухвостых метаморфов, добавила туда аквакристалл, позволяющий дышать под водой и генерирующий превращение именно в водного обитателя. Для того чтобы сработал обратный эффект и объект при смене окружающей среды на привычную принял свой обычный вид только после разрешения — то есть моего касания, — я добавила туда заговоренную траву забвения, переплетенную моим же волосом. Таким образом, объект расколдовать смогу только я!

Я с гордостью обвела комиссию взглядом.

— Печально, — вздохнул магистр Каллохен, опять пометив что-то карандашом. — В задании расколдовать птичку мог любой, дав ей свободу. А ты завязала на себя. Все проще: нужно было всего лишь добавить в траву забвения гвоздику — символ свободы; тогда любой смог бы вернуть объекту прежний вид.

Я опустила голову, в бессилии кусая губы. Так просто! Так стыдно, что сама не сообразила!

Комиссия вволю понаблюдала, как я расстроилась, после чего ведьмак широким жестом предложил:

— Ну что? Дальше экзамен будем сдавать или поплачем все вместе да разойдемся…

А я, между прочим, и не плакала вовсе! Всего один раз шмыгнула, думала, незаметно…

— Сдавать, конечно! — я распрямила плечи, обвела комиссию вопросительным взглядом. Кто же из них жертва? То есть доброволец! Интересно, ведьмы тогда в русалок превратятся? А магистр… М-м-м-м, русал из него получился бы очень даже ничего…

— Ну так уж и быть, выбирай любого сама, — Альфрея поднялась со своего места, с дальнего стеллажа принесла коробку, которую поставила прямо перед моим носом.

Похоже, русалы откладываются, с грустью подумала я.

— Не визжать, — строго напомнил ведьмак.

Ведьма как раз сняла с коробки дырявую крышку.

— Мышки? — удивилась я, разглядывая серое семейство. — М-м-м-м… А может, все-таки…

Красноречиво и с надеждой посмотрела на комиссию. Особенно умоляюще взглянула на Каллохена. Ответный кукиш не менее красноречиво подсказал, чтоб даже не надеялась…

— Какие-то проблемы? — угрожающе прищурилась профессор. — Боимся грызунов? Не устраивает порода? Может, вам элитного слона привести для опытов? — И как рявкнет: — А может, сразу за дверь пойдете?

— Никаких проблем! — замахала я руками. — Отличные экземпляры!

Только ма-а-аленькие…

Схватила первого попавшегося мышонка, с грустью прикинула, во сколько раз он меньше Каллохена, и все-таки капнула в усатую мордочку зелье, самую мизерную капелюшечку, что отмерить смогла, и кинула его в аквариум. Мышонок профессионально нырнул в прозрачную воду, проплыл круг, загребая уже ластоногими лапками, второй, на третьем круге я заметила, что он начал лысеть, еще через два круга стало понятно, что кожа его ярко-зеленого цвета, а сам подопытный весьма и весьма быстро набирает в весе. И росте. И вообще хвост толстым стал, с гребнем, да и пасть вытянулась, зубастая! И зубы тоже активно набирают в росте! Активней всего остального!

Я решила, что за метаморфозой дальше понаблюдаю откуда-нибудь со стороны. А именно из-за спин достойнейшей комиссии, с уст которой уже начинали срываться неудобные и не очень цензурные вопросы, на которые я предпочитала не отвечать. Объект, то есть мышонок, назывался теперь исключительно «хренью», а про себя я вообще молчу.

Когда лопнул аквариум, вода хлынула в разные стороны, а его житель, продолжая расти, развалился на столе, стало понятно, что это не «хрень», а крокодил.

— Госпожа Селлина Краст, потрудитесь объяснить, вы дозировку компонентов какую выбрали? — со сдерживаемой яростью поинтересовался ведьмак, наблюдая, как крокодил жует какой-то мокрый учебник.

— Эм-м-м, — какая тут дозировка, крокодил на стол вмещаться перестал и неуклюже шмякнулся на пол.

— Для слона, что ли? — развернувшись, гаркнул мне в ухо магистр Каллохен, которому надоело, что я прячусь за его широкой спиной. Оказалось, не просто прячусь, а для надежности еще и двумя руками за плечо впилась.

— Нет, для вас рассчитывалось, — пришлось честно признаться и переместиться уже за спину профессора Грэдис. — Но, кажется, я вам польстила в плане веса… В смысле наоборот… — запуталась я. — В смысле, не такой уж вы и тяжелый!

— Для меня? — он побагровел, и мы, включая Грэдис, вместе посмотрели на осколки аквариума. Она как-то сразу передумала быть моим укрытием и предательски толкнула в объятия ведьмака.

— А вы разве никогда не хотели стать русалом? — заговорщицким шепотом поинтересовалась я.

Глаз магистра нервно дернулся, в остальном лицо осталось каменным.

— Русалки, морское дно, новые возможности… — не теряя надежды, продолжила я с придыханием. Какой соблазн снова опробовать змеиный дар! А потом и память стереть… Всем!

— А вы очень любите жизнь? — склонившись к самому лицу, в тон мне ответил он. И я поняла, что да, я очень-очень люблю жизнь! И еще она у меня всего одна! — Тогда вперед, расколдовывай мыша! У него теперь тоже «новые возможности»!

Крокомышь как раз звонко щелкнул новообретенной пастью, что-то сожрав. Судя по стону Грэдис, что-то ценное, но гораздо менее ценное, чем я, потому что она зло развернулась ко мне да как скомандует:

— Пошла!

Я от неожиданности мало того, что в свадебном платье через стол перепрыгнула, так еще и на два шага к крокодилу подбежала, прежде чем остановилась как вкопанная. Это мне чудище ведь придется сначала за холку взять, а потом отпустить, чтоб заклинание обратно сработало. И сколько раз он успеет меня разжевать, проглотить и переварить?

Подсчеты произвести не удалось, так как вмешались высшие силы: пока крокодил мирно и меланхолично грыз ножку лабораторного стола, метла профессора Грэдис вероломно подлетела сзади и хлопнула по моей заднице для придания ускорения телу и стимула мыслительному процессу.

В общем, на крокодила я упала. Он обалдел от моей наглости и, извиваясь, попробовал скинуть со своей спины не менее обалдевшую меня, которая вцепилась в него руками и ногами, как клещ. Так и проскакали мы по всей лаборатории, сшибая все на своем пути. Я, зажмурившись, прижималась к нему всем телом, как к норовистому скакуну, он пытался дотянуться до меня зубастой пастью, а фата развевалась на ветру…

— Все, хватит, дай ему свободу! Свободу! — наперебой орали ведьмы с магистром, пока я, верхом на крокодиле, носилась по кабинету. — Отпусти его!

Ага, отпусти! Он, пока мышем станет, меня как раз доесть успеет. Мыша можно будет год не кормить!

На помощь снова пришла метла Грэдис. Точнее, прилетела и черенком начала тыкать мне в бок. Тык-тык. Тык-тык. Вот же вредная деревяшка!