logo Книжные новинки и не только

«Академия Зла. Быть ведьмой» Ольга Хусаинова читать онлайн - страница 5

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Ставлю на некромантов! — Мужчины, даже не кивнув мне на прощание, двинулись в сторону пульсирующего купола.

— Чего это? Я тоже на дохляков ставить не собираюсь! — возмутился оборотень. — Спят в гробах, а не закапываются, неправильно это — мертвым среди живых ходить!

Н-да, чувствую, любят тут вампиров… Хотя змей, как я поняла, тоже не жалуют.

Темный вдруг приостановил свой решительный шаг, оглянулся:

— Вы все же разберитесь… — сделал паузу, многозначительно взглянул на собственный бюст. — С методами дрессировки. А то не у всех мужчин нервы крепкие, могут и в обморок упасть.

— Вы еще раз посмо́трите — тоже в обморок упадете, — я демонстративно перехватила черенок метлы поудобнее, делая вид, что замахиваюсь.

— Да я насмотрелся, — нахально ответил он и, махнув мне на прощанье, быстрым шагом догнал оборотня, более не оглядываясь.

Дождавшись, пока два силуэта пройдут сквозь магическую преграду потрескивающего купола, я за хвост выудила сначала Рикки, потом Тикки, которые усиленно продолжали притворяться дохлыми.

— Сейчас в фонтан кину, к зубаткам, — пригрозила я.

Сладкая парочка тут же ожила, забралась на плечи.

— В деканат с собой не возьму, — предупредила я. — Попаситесь где-нибудь сами.

— Как это сами? — пискнули они. — В столовой ловуш… В смысле, мы тебе с поступлением поможем в знак благодарности!

Я с сомнением взглянула на уверенные мордочки, на важно растопыренные усики, на честно поблескивающие красные глаза.

— Давайте договоримся, что помогать вы мне не будете! Не хотите оставаться одни — милости прошу, — я второй раз за день любезно развернула перед ними шляпу.

Рикки недовольно пошевелил носом:

— Тиной воняет и старостью, то есть древностью… А это что? Плесень?.. Хви-и-и-и!..

Тикки, молча столкнув собрата в шляпу, отряхнула лапки и с достоинством спустилась в предоставленное убежище сама. Кажется, у меня появился любимчик…

Глава 2

Дверь деканата Ведовского факультета я открывала с трепещущим сердцем, а в кабинет все равно ввалилась в обнимку с самодельной метлой, запнувшись о порог. Шляпа, которую я, как мешок, сжимала в руке, с глухим писком упала на пол, но подбирать я ее пока не стала, дабы не привлекать к питомцам ненужное внимание.

За столом сидел ведьмак. Длинные серебристые волосы, рассыпавшиеся по плечам, нос с горбинкой, жесткая линия губ, которые невозможно представить в улыбке. И пронзительно-черные глаза, которые тут же на меня недоуменно уставились.

— Всего наипротивнейшего, — скромно поздоровалась я.

— Вы ко мне? — уточнил магистр, вскинув брови.

Я решительно преодолела расстояние до его стола, достала из скрытого в складках платья кармана серебряный футляр и вытряхнула из него все имеющиеся бумаги.

— Абсолютно точно к вам! — подтвердила я.

Декан небрежно подхватил один лист, пробежался по нему взглядом, не отпуская, взял другой, внимательно изучил и положил обратно, откинувшись в кресле.

— Завтра, — холодно отозвался он. — На общих основаниях, прием по результатам конкурса. Свободны, госпожа Селлина Краст.

Ответ меня не удивил, лишь раззадорил.

Я оперлась двумя руками о столешницу, наклонилась ближе.

— Извините, магистр Каллохен, но я вынуждена настоять, — четко произнесла я, глядя в его вспыхнувшие злобой глаза.

Мои глаза тоже вспыхнули. Я знала: сейчас по чистой голубой радужке запляшут золотистые искры, разбегутся от зрачка такие же золотистые разряды, — и заговорила до того, как он успел произнести хоть слово:

— Сейчас вы берете ручку, вносите Селлину Краст в список поступивших первым номером, никому его не показываете до того, как не наберется еще ведьм десять, число поставите завтрашнее.

Ведьмак медленно сполз по спинке кресла ниже, не отрывая от меня взгляда. Лицо приобрело дебиловатое выражение, но я не собиралась останавливаться на достигнутом — мой голос набирал мощь, звенел переливами:

— Отдельным приказом выделите мне самую лучшую комнату в общежитии, можно дом. После первой сессии переведете меня сразу на курс вперед, через месяц учебы «поймете», что ошиблись, и переведете еще на два курса вперед.

Подумала секунду, ничего ли у меня не слипнется, и решила, что уж второе высшее лучше получать с максимальным комфортом, раз уж я вообще вынуждена его получать. Подалась вперед, чтобы не терять зрительного контакта с расслабленным телом. Слова лились речитативом, магия тонкими спиралями окутывала жертву:

— Обеспечьте мне лояльность преподавателей, повышенную стипендию на весь период обучения, диплом с отличием и лучшую характеристику…

— Хорошо поёшь, — задумчиво проговорил магистр Даррей Каллохен и подпер рукой подбородок, ожидая, что бесплатный концерт продолжится.

Я осеклась на полуслове, отпрянула назад, наткнувшись на его осмысленный взгляд. Это было не по плану! Вот вообще!

— Стоя на табуретке, лет двадцать назад ты тоже красиво пела, — похвалил он, пока я ошарашенно моргала, и теперь, перестав притворяться, сам подался вперед, упершись ладонями о край стола. — Как там поживает Шиар Диссот? Не облез родственничек?

Отрицательно и несколько испуганно помотала головой, не ожидая, что меня так быстро раскроют. Ноги предательски подкосились, и я мешком свалилась на стул. Как? Как он меня узнал?

— Что тебе понадобилось на Ведовском, змейка? — голос обманчиво вкрадчивый, в котором улавливаются звенящие злобой нотки.

— Диплом, — еле слышно пролепетала я, лихорадочно придумывая пути отступления. — Чтоб работать… по лицензии…

— Диплом ведьмы, — холодно уточнил он. — А ты ведьма, деточка? Судя по глазкам — вовсе нет… А родовая магия, которую ты неосмотрительно пыталась на мне применить, весьма четко показала, из чьего именно ты гнезда.

Я решила ухватиться за последнюю ниточку надежды, пока меня не вышвырнули за порог.

— Я буду ведьмой! Буду! Никто не отличит, больше не спалюсь! Вы только дайте шанс!

— Шанс загипнотизировать меня получше? — усмехнулся ведьмак.

Ну естественно!

— Нет, что вы! — я сделала вид, что оскорбилась, и незаметно развеяла пущенные над самым полом нити убеждения. — Я стану лучшей ученицей, гордостью факультета, талант у меня имеется, могу продемонстрировать любое зелье! Хотите, хит этого сезона — приворотное «Раб страсти»?

Деловито зашуршала складками платья, выискивая нужный пузырек, дабы впечатлить декана.

Ведьмак впечатляться не собирался — вскинул руку в защитном жесте, отпрянул назад.

— Никаких демонстраций, ладони на стол!

Я обиженно поджала губы, но недвусмысленному приказу последовала, сложив руки за столом, как школьница.

— Зелья для ведьмы — это еще не все, — отчеканил мужчина. — Ты провалишься на первой же практике — в буквальном смысле, а именно с метлы.

Я воровато покосилась на свою подделку — летать я не планировала не только на ней, но и в принципе!

— Порча, сглаз, проклятье в спину, — принялся перечислять он то, чего я определенно не умела. Я поняла, что это отказ, окончательный и бесповоротный.

— Тогда я скажу, что вы меня домогаетесь! — в отчаянье выпалила я.

— Что? — кресло с грохотом отлетело в стену.

Ноздри раздулись, глаза яростно сощурились.

— Вконец оборзела! — вскочив на ноги, рыкнул декан.

Черт! Кажется, я погорячилась с шантажом…

— Я побои сниму! — взвизгнула испуганно, заметив его сжатые кулаки, и попятилась к двери.

— Ч-что? — кажется, дар речи дал сбой.

— Женщин бить нельзя! — на всякий случай предупредила я, сомневаясь в адекватности декана. — Меня — тем более!

Взгляд немного прояснился:

— Почему? — но через секунду снова потемнел. — В смысле, за кого вы меня принимаете! Вон из Академии!

Порыв ветра взметнул мои волосы, едва не сбив с ног; второй такой же швырнул к выходу. Кое у кого терпение кончилось, и почему-то намного быстрее, чем я рассчитывала. Я зажмурилась от хлестких порывов, вслепую хватаясь за все подряд, но подряд попадался лишь воздух.

Ба-бам! Грохот, тонкий перезвон хрусталя и глухой шмяк, после которого ураган в кабинете прекратился и наступила подозрительная тишина.

Осторожно приоткрыла один глаз, потом второй, снова зажмурилась, молясь самой Тьме, чтоб у меня начались галлюцинации, и распахнула их снова.

— Твою ж прабабушку! — Нет, не показалось!

Тело ведьмака лежит на полу, ноги в дорогих, до блеска вычищенных ботинках раскинуты в стороны, серебристые волосы переливаются, усыпанные стеклянной крошкой, по лбу стекает вяленькая струйка крови, а рядом с деканом валяется разбившаяся люстра — судя по всему, виновница произошедшего.

— Что замерла, рот раскрыла? — раздалось писклявое сверху. — Лопату неси!

Задрала голову: а вот и настоящие виновники!

Две нагло улыбающиеся крысы довольно помахали лапками, сидя на деревянной потолочной балке, из которой торчал ныне голый крюк. Вышло издевательски.

— Яд крысиный в самый раз, а не лопата! Охренели совсем? — разозлившись, швырнула в парочку какую-то печать со стола.

— А-а-а-а! Убивают! — крысы прямо по потолку проворно разбежались в разные стороны.

Я кинула вдогонку еще подставку для письменных принадлежностей — тяжелую, малахитовую, — в потолке даже вмятина приличная осталась.