Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Ольга Коротаева

Моя мачеха — иномирянка

Глава 1

— А сейчас мы объявим победителя! — раздался громовой голос, и зал, обсуждающий второе и третье места, притих.

Наташа вцепилась в мою руку и, зажмурившись, что-то прошептала. Я же глянула на телефон, на экране которого было восемь пропущенных звонков с одного номера. Неизвестного. В груди неприятно кольнуло — наверняка опять коллекторы.

Каждый раз звонят с нового номера, напоминают о сумме и сроке выплаты и запугивают, обещая сумасшедшие кары. Мне иногда кажется, что мой «менеджер» подрабатывает сценаристом фильмов ужасов, — очень уж богатая фантазия. Каждый раз ему удаётся удивить меня новыми кошмарами.

Но меня не пугали сулимые пытки — жизнь способна ужалить гораздо больнее. И порой, даже если внешне человек оставался здоровым, внутри у него была одна сплошная рана. Например, если предал самый близкий и любимый человек, которому верил больше, чем себе…

— Первое место и главный приз выставки получает Констанция Благозенко! Её скульптура «Возрождение дракона» не только покорила сердца наших судий, но и получила наивысшую оценку в народном голосовании…

— Стуся!

Меня дёрнули за руку так, будто собирались оторвать. Глаза подруги округлились, когда я непонимающе посмотрела на неё.

— Ты победила, — дрожащим голосом проговорила Наташа.

— Кого победила? — растерялась я.

— Ты! — потрясла она меня. — Твоя статуя заняла первое место!

Медленно возвращаясь из болезненных воспоминаний и переживаний о непомерном долге, который мне приходится выплачивать, я моргнула. А потом на меня обрушилось понимание. Оно оглушило меня аплодисментами, ослепило софитами, лишило почвы под ногами…

Кто-то помог мне подняться и потянул вперёд. По щекам покатились слёзы, я говорила что-то и сама не слышала своих слов. Мне жали ладонь, улыбались, а я пыталась совладать со счастьем, которое нежданно настигло меня.

— Не верю, что всё происходит на самом деле, — потрясённо выдохнула я в микрофон, когда, всучив огромный букет, меня вытолкнули на сцену…

* * *

— Не верю, что всё происходит на самом деле, — пролепетала я немеющими губами, глядя на меч, приставленный к моему горлу.

Металл холодил кожу, но сильнее леденела спина — от ужаса и нежелания признавать жуткую реальность. Я ощущала, как по коже стекает горячая капля, и понимала: это моя кровь!

— Ведьма! — выплюнул мужчина в странных одеждах и сделал движение, после которого у меня наверняка голова отделится от тела. — Умри!

Я вскрикнула и зажмурилась…

— Стой, Рэнд.

Негромкий хрипловатый голос прозвучал как гром среди ясного неба. Люди, окружившие меня, вмиг расступились, и я увидела высокого статного мужчину с колким взглядом тёмных глаз.

— Она появилась из ниоткуда, соэр. — Опустившись на колено, мой несостоявшийся палач покорно склонил голову. — Эта ведьма собиралась испортить праздник и помешать вашему обручению с сейрой Лонси.

— Она призналась?

Брюнет вошёл в круг, образованный людьми в одеждах, будто взятых напрокат в историческом музее, и, склонившись, ухватил меня за подбородок. Наши взгляды встретились, и я прошептала в последней надежде:

— Спасите меня! Я ни в чём не виновата. Простите, если испортила праздник. Не знаю чем… Не понимаю, как оказалась здесь!

Мужчина прищурился и провёл большим пальцем по моей щеке, будто погладил. Успокоил? Или попрощался? Он начал выпрямляться, и я, понимая, что только этот человек не даст перерезать мне горло, вцепилась в его рукав.

— Умоляю, сэр! Я только что была на новогодней вечеринке, где мы с друзьями отмечали мою победу. Моя скульптура получила наивысший приз… Возрождение дракона!

Я говорила и говорила. О празднике, с которого меня вызвал адвокат, о странном наследстве, о кулоне… Будто исповедовалась! Но что я ещё могла в этой ситуации? Про себя молилась всем возможным богам, чтобы этот мужчина поверил, сжалился и приказал меня отпустить.

Мужчина мазнул взглядом по открытому декольте моего новогоднего наряда и задержался на единственном украшении, которое было на мне. Губы незнакомца превратились в тонкую линию, и я умоляюще сложила ладони.

— Прошу…

— Как ваше имя?

При звуке его вибрирующего голоса я замерла и с надеждой встрепенулась.

— Я Стуся… Констанция Благозенко.

— Хотите жить, Констанция Благозенко? — сурово поинтересовался брюнет.

— Будто кто-то скажет «не хочу»! — воскликнула я.

— Вашу руку. — Он протянул свою, и я мгновенно, как утопающий за соломинку, ухватилась за его широкую мужскую ладонь. — Соглашайтесь со всем, что я скажу, и тогда сохраните голову на плечах. Возможно…

Последнее слово он произнёс одними губами, но я услышала и почти повисла на руке спасителя.

— В сторону, — тихо приказал он, и окружившие меня воины отступили.

Мужчина помог мне подняться и провёл по живому коридору. Я едва волочила вмиг ставшие ватными ноги и, прижимаясь к единственному человеку, который желал мне помочь, с ужасом осматривалась.

Огромный зал был битком набит людьми: женщины в длинных платьях, на их спутниках облегающие брюки и удлинённые пиджаки… Фраки? Сюртуки? Пахло сладкими духами, пудрой и гарью от многочисленных свечей. Тяжёлые кованые канделябры украшали каждое из высоких узких окон. Каблуки моих новых туфель издавали громкий звук при каждом шаге по каменному полу. Похоже на закрытый бал в каком-нибудь английском замке.

Я хорошо знаю английский, иногда даже думаю на нём. Неудивительно, что я не сразу поняла, что ко мне обращаются не на русском… Это точно Великобритания!

Может, меня чем-то опоили на новогодней вечеринке, посадили в самолёт, а очнулась я уже здесь? Но кто меня привёз из аэропорта? Может, это костюмированная вечеринка? Очень хотелось поверить в то, что это чей-то дурацкий розыгрыш, но ноющая рана на шее и кровь на кружевах платья не давали сделать это.

Вдруг это одна из сект, внутри которых царили жестокие порядки? Если эти чокнутые прирежут меня, то даже местная полиция не станет искать невезучую туристку. Слышала, они не вмешиваются в дела таких «семейств». Государство в государстве!

Мужчина остановился, и я с опаской посмотрела на невероятно эффектную женщину в роскошных одеждах. Она была похожа на королеву! Утончённые черты, высокомерный взгляд карих глаз, вздёрнутый носик и маленькие губки, которые сейчас были сжаты в тонкую линию. Рядом с красавицей стоял седовласый мужчина, стать которого, как и меч в ножнах, выдавала воина или рыцаря.

— Почему вы не позволили Рэнду убить ведьму? — сжимая рукоять меча, с явным вызовом воскликнул он.

— Потому что эта женщина не ведьма, — спокойно ответил мой сопровождающий и перевёл взгляд на красавицу. — Сожалею, сейра Лонси, но я не могу исполнить обязательства, возложенные на меня Его Величеством.

— Что всё это значит, соэр Кендан? — вкрадчиво спросил невысокий худощавый мужчина в длинном белоснежном одеянии, поверх которого был накинут бархатный чёрный плащ. — Вы отказываетесь исполнить волю короля?

— Вы сами настояли на древнем ритуале, Ваше Святейшество. Неужели вы забыли, что он значит? Или вам напомнить, из какого я рода? Сколько лет прошло с тех пор, как вы в последний раз венчали наследника крови Древнейших?

Я услышала в его низком голосе нечто похожее на издёвку, а в уголках губ заметила тщательно скрываемую улыбку торжества. Кажется, этот мужчина не был рад предстоящему браку и моё появление сыграло ему на руку. Зато «Святейшество» был готов изрыгать молнии, если бы мог. Мужчина побледнел и, сцепив пальцы в кулаки, очень медленно произнёс:

— На что вы намекаете?

— Никаких намёков, — холодно возразил Кендан. — Вы поднесли дары к алтарю Древнейших и задали сакраментальный вопрос…

— Это же ерунда, Кендан! — неожиданно перебила его несостоявшаяся невеста. Голос у неё оказался неприятно высоким, почти визгливым. Возможно, девушка была на грани истерики, как я только что. — На каждой брачной церемонии приносят жертву драконьему камню и спрашивают, кто против этого брака. Так принято! И ни на одной из свадеб с неба не валились странные девицы!

— Вы слишком молоды, сейра Лонси, — мягко ответил ей мой спаситель, — чтобы присутствовать на подобном обряде. Впрочем, признаю, даже в то время такое случалось редко. Потому что никто не указывал потомкам драконов, на ком им жениться.

Эти слова породили тишину, которой невозможно было бы ожидать при таком скоплении народа. Кажется, гости даже дышать боялись. Да и я прижалась к Кендану, стараясь не обращать внимания, что многие мужчины вокруг нас схватились за мечи. Напряжение нарастало, и казалось, вот-вот разразится гроза…

Услышав тихий шуршащий смех, я даже не сразу поверила. Но Его Святейшество смеялся, и это разрядило обстановку. Казалось, окружающие выдохнули с облегчением. Я предположила, что главные здесь — Кендан и человек в чёрно-белом. И между ними скрытая битва, а остальные только для декораций…

Лишь я выбивалась из общей картины.

И как меня угораздило попасть сюда? Может, это похищение? Стукнули по голове и перевезли в ящике. А тут…