Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Ольга Крамер

Новая Зона. Привычка выживать

Московская Зона Отчуждения.

Научно-исследовательский институт общей физики.

Из неофициального устного доклада старшего научного сотрудника профессора Фролова И. В.


— В последнее время в Зоне было зафиксировано одно интересное явление. — Седовласый мужчина лет шестидесяти дрожащими и влажными от пота пальцами поправил очки. — До нас доходят слухи о появлении так называемых материальных призраков. А некоторые сталкеры утверждают даже, что видели ЭТО своими глазами.

— Что за вздор! — ухмыльнулся молодой человек в белом халате, к нагрудному карману которого был небрежно прикреплен бейдж «Игнатов В. А., ассистент». — Сталкеры практически ежедневно переживают стрессы. Это даже мягко сказано! Большинство из них или просто выжили из ума, или чрезмерно увлеклись алкоголем и наркотиками. Немудрено, впрочем… Я и не такие истории слышал. Но мы же с вами — ученые, умные люди. Неужели мы будем верить во все эти байки? С научной точки зрения это просто невозможно.

— А вот и нет, молодой человек. — Фролов нервничал, на лбу проступила испарина. — В Зоне очень много неизученных вещей. Скажи вам в другое время про аномалии или артефакты, вы бы тоже в это не поверили. Но ведь сейчас оно есть! И мы это изучаем!

— Одно дело — аномалии, другое — призраки. — Лицо Игнатова скривилось в недовольной ухмылке. — Иван Владимирович, если верить во все, что говорят сталкеры, можно написать сборник сказок.

— Зона — это место с просто невероятной концентрацией энергии! Особенно — Зона Московская. Здесь в последнее время аномальный фронт превысил свою активность в несколько раз в сравнении, например, с Зоной Питерской. Давайте подойдем к этому вопросу не по-научному. Вы когда-нибудь слышали про материализацию мыслей?

— Вы еще расскажите сказки о том, что в одной из Зон есть установка, которая желания исполняет.

Послышался дружный смех. К чокнутому профессору ни у кого из присутствующих доверия не было.

— Коллеги… — Фролов уже отчаялся донести до этих светлых ученых голов свою идею. Он знал, о чем говорит, и не сомневался в своих теориях ни секунды, но заразить этой уверенностью других у него не получалось.

Фролов был человеком идеи, он жил ею, не требуя взамен ни денег, ни славы, ни наград. Такие люди, как он, в мирное время были просто бесполезными, а в военное считались очень опасными. В НИИ его держали исключительно благодаря старым заслугам, но уже негласно списав со счетов.

— А кто конкретно из сталкеров этих призраков видел? — спросил Игнатов, чтобы прервать затянувшееся молчание профессора.

— Сталкер по прозвищу Шульц. Он утверждает, что встретил этот… — ученый замялся, подбирая нужное слово, — объект на окраине второго микрорайона.

— Этот наркоман и пьяница? Он под дозой и не такое видел. Знакомы мы с этим экземпляром — лично, при определенных обстоятельствах. А лох-несское чудовище он, случайно, не встречал в Москве-реке? Или в пруду каком? А то я не удивился бы.

— Напрасно вы иронизируете. Вы когда-нибудь слышали про такое явление, как тульпа?

— Вы про галлюцинации, которые создает подсознание психически нездорового человека?

— Не совсем. Тульпа — это материальное воплощение мысли, — поправил ассистента профессор. — Осязаемый образ. Идеальный собеседник…

— Иван Владимирович, — снисходительно, словно разговор велся с ребенком, перебил его ассистент. — Я знаю, что такое тульпа. Идеальная материализация образа. Воображаемый друг, галлюцинация, в которую псих отчаянно верит. Настолько верит, что теряется в реальности. Я читал пару докладов, когда был еще интерном. Но вы не правы, образ этот неосязаем.

— Для владельца тульпы — вполне осязаем! — Профессор обрадовался, что вызвал хоть какой-то интерес и может случиться настоящая дискуссия. Но его ждало разочарование. Поддерживать научный спор никто и не собирался.

— Это удел психов, — возражал ассистент. — Пусть ими занимаются соответствующие специалисты, а не мы.

— Знаете, профессор Фролов, — в спор между пожилым ученым и его молодым последователем вмешался умудренный опытом человек. — Ассистент прав. Не стоит тратить свое время и деньги, которые, между прочим, нам выделяет государство, на изучение природы Зоны, на такой абсурд. Займитесь лучше делами насущными, их в лаборатории — невпроворот.

Люди в белых халатах начали быстро покидать конференц-зал.

— На ужин опоздали, — недовольно произнес один из молодых ученых и получил удар локтем по ребрам от товарища постарше, который в целом был согласен с возмущением коллеги, но субординации ради поставил юнца на место.

Когда конференц-зал опустел и последний выходящий щелкнул по выключателю, оставляя Фролова одного, пожилой ученый без сил упал в кресло.

— Иван Владимирович, да бросьте вы, — послышался голос. — Не тратьте время и нервы на объяснения. Вот сделаете большое открытие, а там уже и доказывать никому и ничего не надо будет.

— Не знаю, Алексей, не знаю.

Смуглый молодой человек, который доселе тихо сидел в последнем ряду, неспешно поднялся, включил свет и сел напротив профессора.

— Может, правы они, — вымолвил Фролов. — Может, это действительно удел психов?

— Что же вы, профессор? — Алексей склонил голову набок, и уголки его губ поползли вверх. — Вам проще записать себя в психи, чем поверить в многогранность нашего мира? Или вы и во мне сомневаетесь?

— Ни в коем случае, Алексей! Но как других убедить?

— А не надо этого делать. — Молодой человек равнодушно пожал плечами. — Сходите поужинайте лучше. Вам пригодятся еще силы.

— А ты?

— А я — что? Я же не нуждаюсь ни в еде, ни в воде, ни в отдыхе. Я вас подожду в вашей комнате.

Увидев, что Фролов колеблется, Алексей поднялся, снова выключил свет и открыл перед ученым дверь, жестом призывая его выйти, наконец. Иван Владимирович на прощание встретился с пустым взглядом Алексея, пытаясь в нем хоть что-то прочесть, но только обреченно покачал головой.

— Верю я в тебя, — проговорил он. — И смогу доказать существование тебе подобных.

Алексей ему ничего уже не ответил. Он неспешно, засунув руки в карманы, зашагал по коридору третьего корпуса НИИ.

Фролов еще с десяток секунд смотрел в спину парня, которого проходящие мимо сотрудники просто не видели, а после, развернувшись на каблуках, взял курс на столовую.

«Алексей прав, силы мне еще пригодятся».

Глава 1

— Есть! — Джеф поправил американку, но ремень М4 вновь сполз с его плеча и повис на сгибе локтя.

— Что там? — Лора, невысокая и стройная наемница, чтобы заглянуть через плечо командира, встала на носочки, но из-за полумрака ничего не смогла разглядеть.

— Правы были наши китайские друзья: знали ведь, где искать. Декодер здесь.

— Забирай его и уходим. Нам еще тащиться с ним обратно на другой конец Москвы. Да и от этой обстановки — как-то не по себе. — Кир еще раз осмотрел небольшое помещение без окон, которое черт знает чем раньше служило.

— На метро доедем. — Неуместная и не очень смешная шутка все-таки заставила группу засмеяться и немного снять напряжение.

В то, что полуразрушенный Московский институт приборостроения долгое время мог скрывать в себе столь бесценную вещь, даже командир группы до последнего не верил.

— Разворачиваемся и уходим. Ирм, ты выводишь группу, я замыкаю.

Институт представлял собой лабиринт хитросплетенных коридоров с учебными аудиториями и лабораториями. Сейчас здесь было сыро, а из-за гуляющих сквозняков почти по всему корпусу были расбросаны и гнили в лужах конспекты лекций и методички, наличие которых объясняла библиотека, находящаяся в начале корпуса. От убойного коктейля из запахов гнилой бумаги, канализации и разлагающихся тел у всех слезились глаза.

— Может, через окно выйдем — первый этаж все-таки? — Ирм поднял руку вверх, призывая группу остановиться. Мысль о том, что к главному входу придется возвращаться через раскинувшиеся в коридоре аномалии, не прибавляла уверенности. Тем более что один из членов группы был ранен.

— Нет. Продолжать движение. Выйдем там, откуда зашли.

Приказы в группе не обсуждались, потому Ирму, как человеку с отличным чутьем, пришлось вновь прокладывать маршрут между аномалиями. Иногда в узких коридорах ему приходилось снимать рюкзак и на вытянутых руках нести его перед собой, где-то — просто прижимать, как дите родное, чтобы не потревожить аномалии, а где-то — расстояние между ловушками было настолько большое, что можно было спокойно пройти и нескольким людям одновременно. Лора прижала к себе верную арктическую снайперку и сняла рюкзак, чтобы протиснуться между двумя гравитационными полями, за ней кряхтели Лаврик и Кир — пулеметчики группы. У раненого Морзе рюкзак пришлось забрать и отдать Киру, который тащил к тому же боезапас к пулемету.

Джеф, замыкающий группу, сильно отставал, и причину этой задержки ведущий не понимал.

— Эй, Джеф, у тебя все в порядке? — Морзе занервничал, заметив отставание командира.

— Все в порядке.

Приняв у Лоры рюкзак, Ирм начал координировать пулеметчиков группы, которые по габаритам своим были однозначно крупнее Лоры, да и его самого тоже.