Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

2 ГЛАВА

Кристина

«Дорогой дневник, сегодня 18 апреля 201_ года. И я вернулась домой.

А это значит, что прошло уже почти пять лет, как я отправилась учиться в Лондонскую киношколу, в которой обучалась два года. Это было очень интересно и увлекательно. Как оказалось, общежития при школе не было и моей мамочке пришлось выложить ещё кругленькую сумму, чтобы снять квартиру. Но для неё это никогда не было проблемой, особенно когда она мечтала поскорее избавиться от моего присутствия, чтобы скрепить себя узами брака с Адамом.

Что же, я предоставила такую возможность и ей, и ему. Ведь отчётливо помнила каждое его слово, каждую угрозу.

Ненавижу ее! Ненавижу Адама! А знаешь почему, дорогой дневник? Потому что влюбилась в него. Влюбилась с первого взгляда. Своим идиотским поведением пыталась обратить на себя внимание, но видимо, его это злило еще больше».

— Дорогая, спускайся ужинать, — позвала меня мама, и я мигом прекратила делиться своими переживаниями с дневником.

— Иду, — крикнула я, вскочила с кровати и спрятала дневник в потайном шкафчике.

Сейчас начнутся расспросы о моей жизни, о моих пробах в кино, и наконец-то, я встречусь лицом к лицу с ним. Уже со своим отчимом. Ведь он не соизволил меня даже встретить с самолёта в аэропорту. А мама, как всегда, проводила все своё свободное время в фитнес — центре. Ведь чтобы нравиться в пятьдесят пять Адаму, надо хорошо стараться. Уверена, что и к услугам косметолога она обращается чаще, чем звонила мне в Лондон.

— Кристина, Адам уже приехал, мы ждём только тебя, — снова позвала мама. Отлично, все дружное семейство в сборе.

«Надо все же одеться поприличнее» — подумала я и стала перебирать платья, висящие на вешалке. Да, в последние два года я уделяю своему внешнему виду достаточно внимания, мне важно, как я выгляжу. Да и внешность моя заметно изменилась, не то, чтобы я стала красоткой, но уже похожа на девушку, а не 17-летнего подростка.

— Пожалуй, надену это, — подумала я, когда сняла с вешалки нежно голубое платье. Именно в нем я играла первую роль в постановочном эпизоде фильма «Верджиния».

Но неожиданный стук в дверь вырвал меня из воспоминаний. Я поспешно надела на себя платье, застегнула молнию и подошла, чтобы открыть. Я ожидала увидеть перед собой маму, но передо мной стоял Адам, одетый в рубашку бордового цвета, верхние пуговицы которой были расстегнуты, и темно — синие брюки. А его руки были спрятаны в передние карманы.

— Привет, — единственное, что произнёс он, пока его взгляд блуждал по моему лицу, скользя вниз по шее, груди, и остановился на моих ногах. Нахальная улыбка появилась на его лице, когда он посмотрел прямо мне в глаза, ожидая, что я тоже буду с ним вежливой и поздороваюсь.

— Здравствуйте, — я хотела держать субординацию.

— А ты изменилась, все же решила вернуться домой? Надоело быть отшельницей? — поинтересовался он с явным упреком.

— Что Вы! Просто контракт закончился, а новый я буду уже заключать с другой киностудией.

— Даже так! Ну что же, ты… — но Адам не успел договорить, как уже более отчётливо послышался голос мамы.

— Родные, вы идете?

— Да, любимая, мы уже спускаемся, — ответил он, а сам резко схватил меня за руку и вытащил из комнаты, не сказав ни слова.

— Мне больно, — заскулила я, когда он крепко стиснул мою ладонь в своей руке.

— Нас ждут, не проявляй неуважение к матери снова, — единственное, что он произнёс, когда уже стал тащить меня за собой по ступенькам вниз.

Адам

— Дорогой, что с тобой? — поинтересовалась Вита, когда Кристина встала из — за стола, чтобы ответить на очень важный звонок. Интересно, с кем она сейчас говорила по телефону? Подруга или все же парень? У нее явно выстроилась огромная очередь из парней, ведь она сейчас не только немного известна, но и безумно привлекательна.

Чёрт! Нет, я ни в коем случае не должен видеть в ней девушку, которая мне нравится. Она изменилась, и это все делает намного хуже для меня. Когда она была ещё подростком, я мечтал просто наказать её, немного поиздеваться. Но сейчас я просто хочу этот запретный плод в свою постель.

Когда Вита меня отправила, чтобы я поторопил ее, я не мог отвести от неё взгляд: она открыла дверь, и я просто застыл на месте. Моя бунтарка превратилась в настоящую леди. Нежный макияж, розоватый блеск на губах, идеальные изгибы фигуры и да — ее грудь стала намного больше.

Когда я отодвигал стул для того, чтобы Кристина присела, коснулся ее кожи и меня как будто ударило током.

Чёрт! Надо же ответить на вопрос Виты.

— Да, все в порядке, — соизволил все же ответить моей жене, моей не любимой женщине. Она превратила мою жизнь за пять лет в настоящий ад. Постоянные обвинения в изменах, угрозы уничтожить мою карьеру. Все это наложило огромный отпечаток. Нет, раньше я даже был влюблен в неё, а сейчас просто ненавижу.

Развестись с ней? Да? Я много раз задумывался об этом, но, честно говоря, боюсь я за Виту. Не известно, как она все это переживёт.

— Извините, был важный звонок от одного московского режиссёра. Предложил мне роль в кино, правда, второго плана, — оповестила нас Кристина, когда вернулась.

— И ты согласилась, дорогая? — поинтересовалась Вита.

— Я обещала подумать. Мама, я так устала от съёмок, хотелось просто немного отдохнуть.

— И это правильно. Правда, Адам?

— Ага, ты большая умница. Не думал, что из тебя выйдет что-то путное. Но ты доказала обратное, — подтвердил я слова женушки.

— Я рада от Вас слышать такие слова.

— Любимый, она стала настоящей леди, правда? Я же говорила, все дело было в ее возрасте.

— Да, изменилась до неузнаваемости. Что внешне, что внутренне, — добавил я.

— Хватит меня нахваливать, — видно, Кристине не слишком нравилось такое внимание.

— Ой, я забыла, у меня же для тебя подарок, доченька. Я сейчас приду, — Вита поднялась из-за стола и куда-то пошла. А мы с Кристиной остались одни.

Я молча разглядывал её, не произнеся ни слова. Ее волосы стали более прямыми и приобрели шоколадный оттенок, губы выглядели пухлыми. У нее очень красивые глаза, как два изумруда. Почему я не замечал этого раньше?

Да потому, что она не была такой милой и красивой.

— Адам, что с Вами? Вы смотрите на меня так, как будто что-то Вам не нравится?

— Напротив. Мне в тебе все нравится, Кристина. Я надеюсь, ты не сердишься на меня?

— Если Вы о прошлых обидах, то нет, я не держу на Вас зла. Вы доказали мне обратное, Вы действительно любите мою мать. И я рада, что ей повезло хоть с одним мужчиной.

Да, детка. Повезло! Это мне не повезло с тобой — совершенно иной. Мне сейчас снесет крышу, если ты не перестанешь так мило со мной беседовать. Интересно в свои 22 у тебя уже была близость с мужчиной? Чёрт! Я не о том думаю, совсем не о том!

— Я вернулась, дорогие. Крис, вот мой тебе подарок, — Вита вручила своей дочери бархатную чёрную коробочку.

— Открывай, не стесняйся, — поторапливала она Кристину.

Кристина открыла ее и замерла:

— Какая красота. Боже, эти серьги великолепны!

— Настоящие изумруды, дорогая.

— Спасибо, мамочка.

— Ты примеришь их сейчас или позже? — поинтересовалась Вита.

— Позже, после нашего ужина, — ответила Кристина.

— Ты могла бы сказать мне, что приготовила дочери сюрприз, — я был зол, что Вита не поставила меня в известность.

— У тебя тоже есть для неё подарок. Но пока не готовый. Кристина, Адам хотел предложить нарисовать твой портрет, как ты на это смотришь? Никакая фотография не сравнится с его талантом.

Что?! Рисовать портрет Кристины? Находиться с ней достаточно долгое время наедине? Это очень плохая идея, очень!

— Я бы не отказалась от своего портрета. Я буду рада отдаться в руки такому мастеру, — согласилась Крис.

Что ты несешь, Крис! Отдаться? Нет, нет, нет!

— Тогда все решено, на днях и приступишь, дорогой, — поставила меня Вита перед фактом.