Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Ольга Олие

Замуж не напасть, или Бракованная невеста

Пролог

— Нина Егоровна, вы уволены.

Слова шефа набатом звучали в ушах. Стоило увидеть на его столе свои эскизы, и я было обрадовалась. Но, приглядевшись, едва не отшатнулась: на них стояла размашистая подпись нашего лицемера Славика.

— Это же… мое, — сглотнула я, некультурно ткнув пальцем в эскизы.

Шеф разозлился. Именно за клевету на ведущего дизайнера меня и уволили.

Я шла по коридору, глотая слезы обиды. Ноги сами принесли меня в кабинет Людочки, именно ей я вчера оставила папку для передачи шефу. Но не успела взяться за ручку, как услышала голоса.

— Жаль, Нинулю уволили, теперь придется искать другую дуру, — сокрушался Славик.

— Как уволили? За что? — всполошилась Людочка. — Эй, мы так не договаривались! Нина отличный дизайнер, и ты об этом прекрасно осведомлен. К тому же разве увольняют за несданный проект? Максимум премии лишают.

— Она сама виновата. — Мне даже показалось, я воочию вижу досадливо искривленную физиономию Славика. — Нечего было тыкать в мои проекты и называть их своими.

— Хм… А ничего, что это действительно ее проекты, которые я тебе и предоставила, — заявила Людочка. До меня донесся звук упавшего стула. А после злой голос девушки: — В общем, так: сейчас ты пойдешь к шефу и сделаешь что угодно, чтобы Нину не увольняли. В противном случае…

— …все узнают, что ты шпионишь в пользу Владлены. И все наши проекты первыми попадают к ней, — слишком ласково окончил фразу Славик.

Входить в кабинет расхотелось. Слезы высохли. Мгновение я еще пыталась думать — да, иногда страдаю такой болезнью, — как вообще могла три года работать в этом террариуме, где каждый так и норовит украсть, обмануть, подсидеть. Просто раньше я ни на что не обращала внимания, работала, не вникая в дрязги, и не слушала сплетни. Погружалась в работу, и было не до чужих проблем, со своими бы разобраться. Задним умом мы все крепки. И теперь я понимаю: надо было прислушиваться и присматриваться, сейчас бы не оказалась в такой ситуации.

Может, и хорошо, что меня уволили? Хотя, с другой стороны, я ничего больше не умею. И дорога мне теперь могла быть только в бюро Владлены, если бы не одно, но громадное «но»: не возьмут.

Три года назад, когда я сначала пришла работать к Владлене, замужней женщине за сорок, с хваткой акулы, познакомилась со Стасом, своим нынешним гражданским мужем. Мы встречались, ходили в кино, театр, ресторан. А через два месяца, стоило нам съехаться и всем объявить о нашем новом статусе семейной пары, как Владлена рассвирепела.

Тогда-то мне и стало известно, что непроизвольно увела постоянного любовника женщины. Но какими остались их отношения, мне не суждено было узнать, я перешла в другое агентство.

Иногда Стас пропадал ночами, но я предпочитала верить мужу. Расписываться мы не стали. Штамп в паспорте — не показатель брака. Нам было хорошо вместе. Уже через год мы взяли ипотеку, Стас выбрал и автомобиль в кредит. Я все оформила на себя, так как у него оказались проблемы с документами, он не был прописан не то что в нашем городе, но даже в нашей стране. Мой супруг оказался из ближнего зарубежья.

Кажется, я настолько глубоко ушла в себя, что едва не попалась за подслушиванием. Только приближающиеся к двери шаги заставили быстро отпрянуть и сделать вид, будто только подошла. Вовремя.

В следующую секунду прямо на меня вылетел Славик. На его лице застыла ехидная усмешка. Оглядев его, а потом взглянув на застывшую в дверях Людочку, кивнула сама себе.

— Теперь все встало на свои места. Но это уже не важно. Надеюсь, закон бумеранга и вас найдет в самое неподходящее время, — ровно произнесла я и уже собралась отправиться собирать вещи.

— Нина, я правда не думала, что так получится, — едва слышно прошептала Людочка, остановив меня. — Тебе не нужно было лезть в бутылку.

— То есть я же еще и виновата, что пыталась отстоять свое? — Моему удивлению не было предела. Неужели она серьезно? Я во все глаза глядела на девушку, надеясь, что она сейчас скажет, что пошутила, но на меня посмотрели весьма недовольно.

— Не надо было доказывать шефу то, чего он не принял, — пожала плечами собеседница.

Я едва не задохнулась от ярости. Но в этот момент поняла: разговаривать с ней бесполезно, она все равно не поймет меня, пока сама не испытает того же.

Я не удостоила ее даже взглядом, только помахала рукой, не оборачиваясь. Какая теперь разница, знала она или нет, ведь помогла Славику, этого уже оказалось достаточно. А ее слова о моей же вине… Этого я не могла понять и простить. Я возвращалась к себе, глаза жгло огнем, но плакать я себе запретила. Только пыталась понять: как можно так спокойно смотреть в глаза тому, кому сделали подлость? При этом еще и пытаться в чем-то убедить.

На миг я застыла от потрясения. Это что же получается? Мне нужно было спокойно отреагировать на то, что мои проекты подписаны чужим именем? Промолчать? И ради чего? Чтобы не уволили? Бред! Это мое, и пусть так, но я пыталась отстоять то, чему посвятила две недели. Да, не получилось, но если бы я сдалась вот так сразу, сама себя перестала бы уважать.

Мои вещи вместились в одну коробку. Именно с ней я и покинула бывшее место работы, успев получить расчет. Раз уж сегодня я богатый Буратино, можно расщедриться и на такси. Именно оно с ветерком доставило меня домой.

Стаса еще не было. А вот почты оказалось слишком много. Как давно я не заглядывала в почтовый ящик? Вроде обычно этим Стас занимался.

Оставив неразобранную коробку на столе, начала вскрывать конверты с печатями банка. И тут… Второе потрясение за день настигло меня. Я присела на стул. Ноги отказывались держать.

Не отрываясь от письма трехмесячной давности, нашарила телефон, набрала номер мужа. Необходимо было прояснить некоторые моменты. Может, произошла ошибка? И Стас сейчас посмеется над моими страхами, развеет их, а потом мы вместе будем вспоминать эту историю с улыбкой на губах. Черт! Кого я обманываю?

— Проверьте номер, который вы набрали, — донеслось до меня.

Я проверила, Стаса ли набирала, а то с меня станется ошибиться. Номер его.

— Странно, что случилось? — процедила я, отключаясь. В тот момент никаких негативных мыслей еще не было, хотя где-то в груди начало ныть. Страхи? Я говорила о них еще пару минут назад? На меня медленно, но верно начала накатывать паника. Но я все еще лелеяла надежду, что это ошибка, которая вот-вот разрешится.

Вскрыла остальные конверты, во всех одно и то же: «Платеж просрочен. Проценты возросли. Начисляется пеня».

Этого не может быть! Ведь я же каждый месяц отдавала Стасу деньги, чтобы платить по кредитам.

В голову пришла мысль поискать квитанции. Он наверняка должен был их сохранить. Открыв буфет, начала рыться в документах. К своему ужасу, не нашла документов на квартиру и на автомобиль мужа. Хотя конкретно их не искала, просто отметила их отсутствие. Сердце кольнуло ужасное предчувствие. Я огляделась. Выдохнула, сразу же глубоко вдохнула. И тут только заметила, что исчез его любимый портсигар, мои золотые украшения и… Быстро вскочив, проверила тайник. Деньги из заначки тоже испарились. Я прислонилась к стене. Это сон? Я сплю? Мне наверняка снится кошмар. Этого не может быть, чтобы в один день на меня свалилось все и сразу.

Я глубоко вдохнула. Попыталась унять дрожь в руках. Голова кружилась от переполнявших меня эмоций. Нина, соберись. Вероятно, произошло недоразумение. Хотя сердце колотилось так, что я поняла: никакого недоразумения. Все слишком очевидно. Да, верить не хотелось, о таком я только слышала, но не думала, что сама попаду в подобную ситуацию.

С дрожью в ногах открыла шкаф. Необходимо было проверить все. Вещей супруга тоже не оказалось, так же как и моей норковой шубы, купленной еще родителями перед смертью, мехового манто и много чего, что представляло ценность.

Осев на пол, схватилась за голову, раскачиваясь из стороны в сторону. Меня не просто бросили, а еще и обокрали. Подчистую. Более того, еще и кредиты на меня повесили. За что? Почему я? Чем же так прогневила Бога, что он меня так наказал? Меня накрыла лавина самобичевания. Видимо, все проблемы во мне: вон и Славик без зазрения совести присвоил мои проекты, Стас унес все деньги из дома, а там была приличная сумма — деньги, оставшиеся от родителей, их я держала на черный день.

Трель напоминания на телефоне в пустой квартире заставила вздрогнуть. Хотя сначала робкая надежда подняла голову — вдруг это звонок? Но нет, все-таки напоминалка. Я попыталась вспомнить, что сегодня за день. Ага, день моего увольнения и крушения всех надежд. Больше ничего другого не шло на ум. Я начала перебирать варианты праздников, памятных дат, но память подводила. Пришлось вставать.

«Восточные танцы», — гласила надпись в напоминании.

Я горько усмехнулась. Вспомнила. Я записывалась на них уже четвертый курс подряд. Мне хотелось похудеть, стать стройнее, но даже занятия не помогли сбросить лишних десять килограммов.

Пышечкой я не была, но жировые складки на боках и бедрах не желали убираться. В свои двадцать семь я выглядела старше. Пепельные волосы больше напоминали седину и жутко раздражали. Блеклые голубые глаза заставляли многих отводить взгляд. Н-да, красавицей я себя назвать определенно не могу.