Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Ольга Пашнина

Выпускной в колдовской академии

Глава 1

— Наконец-то я вас, идиотов, больше не увижу!

Так начал прощальную речь куратор нашей группы, магистр Дориан Блэк. Группа ответила удивительным единодушием, а один из моих однокурсников, Гийом, торжественно подал магистру Блэку черный мелок, чтобы тот зачеркнул последнее окошечко в календаре, который мы вели, отсчитывая момент, когда станем друг другу абсолютно чужими людьми.

Ненавидящими друг друга людьми.

Мы, ЭМГ-511, поистине уникальная группа. Вряд ли во всем королевстве существует группа адептов, подобная нашей. Все же в любом, даже в самом небольшом и камерном коллективе, кто-то кого-то любит, кто-то с кем-то дружит, кто-то недолюбливает, а кто-то завидует. И только у нас все ненавидят всех.

Я ненавижу каждого из семи однокурсников. Они ненавидят друг друга. И еще магистра, ему тоже с лихвой достается. Ну и он, конечно, в ответ ненавидит нас. Бо-о-оги, сколько слов на букву н в одной мысли!

Но позвольте мне еще одну, потому что никак нельзя не упомянуть, что магистр Блэк настолько сильно ненавидит нас, что поставил всем «отлично» за дипломы не глядя — лишь бы мы скорее убрались с его глаз.

Впрочем, не всем… Мне, Ванессе Вилар, он поставил трояк.

Пожалуй, это то немногое, что их всех объединяло: ненависть ко мне.

— Обходные листы мне на стол — и валите на все четыре стороны. За дипломами зайдете в конце лета.

Иногда я жалела, что нашей группе не позволили защищать дипломы торжественно, с комиссией и публикой. Слишком уж секретными были темы работ, ведь мы стали единственной экспериментальной группой смешанных магов в королевстве. О, академия ужасно гордилась, что именно ей доверили подготовку магов, которые должны были стать колдовской элитой.

Мы писали запросы на имя ректора тысячи раз! Мы умоляли нас расформировать, угрожали, саботировали учебный процесс, довели заведующего экспериментальной кафедрой до икоты и полугодичного отпуска по состоянию здоровья, но добились только того, что нас окончательно засекретили. Спрятали ото всех, выделили целое крыло для занятий и… приставили Дориана Блэка.

В наказание. И ему, и нам.

Наконец-то мы отмучились. Получим дипломы и разъедемся по стране, творя добро и справедливость. Забыв, как страшный сон, пять лет в академии, из которых четыре стали адом для всех без исключения.

Я посмотрела на календарь даже с легкой грустью. Мы по очереди зачеркивали там даты, правда, мне никогда не позволяли подойти к нему. И на то было много причин. Но ни об одной не хотелось думать в полушаге от свободы.

Когда Дориан уже подписывал обходной лист Алисе, нашей прорицательнице, в аудиторию вдруг ворвался яркий зелено-оранжевый ураган. Ректор академии, магиана Таис, всегда отличалась некоторой эксцентричностью, по крайней мере, во внешнем виде. А еще, хоть она и была первоклассным магом и во многом гениальным педагогом, бесила в первую очередь неуместным оптимизмом, бьющим через край.

Вот и сейчас магиана улыбалась во все тридцать два зуба.

— Ну что, мои дорогие, уже предвкушаете свободу?! Как же я рада вашей успеваемости! Как же горжусь вашими успехами!

«Как же хочу премию и медальку!» — мысленно закончила я.

— Адептка Вилар… — Взгляд магианы Таис сфокусировался на мне. — Ну что же вы так, нарушили идеальную картину? Магистр Блэк, вы что, не могли дать девочке пересдать? Она наверняка переволновалась!

— Ну что вы, госпожа ректор, это я переволновался, когда она защищалась. И случайно поставил трояк. Хотел на хрен отчислить, представляете? Деканат сказал, что исправлять ведомости нельзя. Я пытался.

Если магиана и смутилась, то не подала виду — продолжала сиять. А вот я старалась не смотреть на магистра Блэка, чувствуя на себе его холодный раздраженный взгляд. Казалось, если бы мог, Дориан испепелил бы меня на месте. И он мог, правда, явно не хотел в тюрьму.

— А пришла я к вам, господа выпускники, вот с какой замечательной новостью! Весь этот год проходил королевский конкурс среди выпускных групп колдовских академий! И ваша Экспериментальная магическая группа в нем победила! Семь «отлично» из восьми! Каждая оценка подтверждена Независимой коллегией духов! Просто великолепно!

Да уж, если твой куратор — некромант, то Коллегия духов подтвердит даже то, что мы все жирафы, не то что отличники!

— ЭГМ-511 была единогласно признана победителем конкурса! И вы, мои дорогие адепты, получаете в подарок…

Магиана сделала театральную паузу и разулыбалась еще шире, хотя это казалось невозможным. Даже Дориан занервничал: улыбки ректора никогда еще не сулили ничего хорошего, но какую подлость могла предвещать ТАКАЯ счастливая мина?

— ВЫ-ПУС-КНОЙ! — радостно хлопнула в ладоши госпожа ректор.

У нас вытянулись лица.

— И не просто выпускной, а королевский выпускной! Целая неделя на круизном лайнере его величества! Питание, проживание, программа! Сотни развлечений только для вас!

Ректор остановилась, чтобы отдышаться, и, будто спохватившись, обернулась к Дориану:

— Ну и для вас, конечно, магистр Блэк. Вы тоже заслужили королевский праздник! Такая успеваемость! Такие дипломы!

— Неделю?! — наконец к Гийому вернулся дар речи. — Идите к мантикорам в задницу!

— Адепт Блам! — побагровела магиана. — Выбирайте выражения! Я не спрашивала вас о ваших желаниях. В конкурсе участвовали все без исключения, и я не позволю… кхе-кхе… Я НЕ ПОЗВОЛЮ!.. нанести королю такое оскорбление! Каждая, слышите, каждая деталь этого выпускного согласована с ним лично! Да он даже шарики сам выбирал! И вы хотите меня опозорить?! Да никогда!

Она обвела аудиторию взглядом и явно осталась недовольна произведенным эффектом, потому что снова елейно улыбнулась и ла-а-асково, как будто говорила с умственно отсталыми, добавила:

— А кто не придет на выпускной, тому диплом не выдам.

— А мой диплом у меня, можно я не приду? — мрачно поинтересовался Дориан.

— А вы, магистр Блэк, вообще молчите, иначе придется провести с вами беседу на тему «Тюрьма или выпускной? Плюсы и минусы, мнения очевидцев». Все ясно?

— Да, — нестройным хором отозвались мы.

— Тогда жду вас послезавтра в восемь утра у стелы! С собой берем вещи на семь дней. Вечерние и купальные наряды обязательны! Как и хорошее настроение!

Магиана Таис, выполнив королевскую волю, с облегчением выдохнула. Неспешно прошествовала к выходу, напоследок умилившись и зачем-то погладив Алису по голове, а затем оставила нас наедине с новостью.

С новостью, ненавистью и пониманием: через семь дней в условиях замкнутого круизного лайнера в группе ЭГМ-511 будет труп. Очень повезет, если всего лишь один.

Когда ректор ушла, в аудитории еще несколько минут стояла задумчивая тишина. Я была готова поклясться, что каждый из нас сейчас думал что-то вроде: «И где же я так провинился перед богами?» Но за четыре года мы подстроили друг другу столько гадостей, наговорили столько обидных слов, что вопрос можно было и не задавать.

— Сделайте одолжение, господа адепты, покиньте аудиторию и не добавляйте к семи дням заточения с вами лишнего времени, — устало произнес магистр Блэк.

Народ уныло поплелся к выходу. Атмосферу в коллективе можно было сравнить с горем разочарованного ребенка, вместо новенькой игрушки получившего в подарок на день рождения пару зимних колгот. Я более чем уверена, что каждый из нас планировал на сегодня прощальную вечеринку, ознаменовавшую бы завершение адской учебы. Но теперь, кажется, вечеринки превратятся в поминки. Просто на всякий случай — вдруг из выпускного круиза вернутся не все?

Дориан, мрачный, как и его фамилия, все это время сидел за столом, уставившись в одну точку. Я не удержалась и, проходя мимо, бросила на него быстрый взгляд. Словно заметив, магистр поднялся и вдруг удержал меня за запястье.

— С сегодняшнего дня, Ванесса, нас больше не связывают отношения учителя и ученика. И я не обязан держать дистанцию.

— И что это значит?

Я старалась говорить холодно и равнодушно, но сердце бешено стучало, а пальцы Дориана грозили отпечататься на тонкой коже.

— За семь дней на корабле может многое случится. Что-то… — Он сделал вид, что задумался. — Нехорошее. И… справедливое? Не боишься остаться со мной в замкнутом пространстве?

— Магистр Блэк, — улыбнулась я, — маг воды здесь не вы.

Коснулась ладонью его рубашки — и мгновенно весь наряд Дориана промок до нитки! А его лицо… Я даже хихикнула — такое ошеломленное выражение на нем застыло!

— Так что всякое нехорошее может случиться не только со мной. До свидания.

Вырвав руку из его захвата (надо сказать, весьма ослабевшего, потому что Дориан явно не ожидал, что я рискну применить против него магию), я быстрым шагом направилась к выходу, слыша за спиной задорное «кап-кап», — вода стекала с волос магистра на видавший виды паркет.

Академия была пуста в это время: мы защищались одними из последних, так что все остальные сейчас усердно праздновали, отдыхали и восстанавливали нервы. Только у дверей некоторых аудиторий то и дело возникали очереди опоздунов, судорожно пытавшихся досдать дипломы к самой последней дате защит.