Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Дорогие выпускники!

Откашлявшись, джинн продекламировал:


— Успехов тебе, выпускник,
Счастливой судьбы и удачи!
Пусть магии бьющий родник
Поможет решить все задачи!

Здесь по сценарию предполагались аплодисменты, но раздался только возмущенный «тявк» — Алиса, как всегда, взяла с собой любимую собачку Тину. Лысенькая злобненькая тварь, очень подходящая хозяйке, мирно спала в дамской сумочке вплоть до того момента, пока джин не разродился стихами и не пробудил древнее зло.

— Гм… да, в репертуаре не было стихов для выпускного, поэтому я переделал заклинание для поминок… В общем, неважно. Дорогие выпускники! Мое имя Джинс, и я рад приветствовать вас на нашем круизном лайнере, где вы проведете самую незабываемую неделю в жизни!

В этом он точно не ошибся.

— Семь волшебных дней вас будут ждать всевозможные наслаждения!

— Бухло, шлюхи и зрелища? — фыркнул Джер.

— Нет — командные игры, представления и экскурсии!

— Ну, хоть шлюхи уже здесь, — буркнул парень и пристально на меня посмотрел.

Пока я раздумывала, чем ответить (клянусь, хотя бы раз в жизни хотелось придумать остроумную реплику не спустя много часов, перед сном, а в нужный момент!), Джинс продолжил:

— Мы с вами посетим несколько стран, сойдем на берег в магическом историческом городе, будем ужинать на верхней палубе, любуясь закатом, и завтракать, встречая рассвет, а еще устроим танцы, посмотрим на представления, насладимся мастерством королевского шеф-повара и…

Он лукаво улыбнулся.

— Как распорядитель вашего выпускного, чтобы зарядить вас вдохновением и радостью, я готов исполнить по желанию каждого прямо сейчас!

— Я хочу, чтобы все сдохли! — мгновенно ответил Гийом.

Мы дружно поддержали:

— И я.

Джинс чуть не окосел, поперхнулся воздухом и завис. Даже дымок у лампы перестал колыхаться.

— А я хочу, чтобы сдохли все, кроме меня, — в полной тишине раздался флегматичный голос магистра Блэка. — А вам, дебилам, надо учиться формулировать желания, иначе вас первый же джинн сделает моими клиентами.

С этими словами Дориан отпихнул с дороги Веронику и направился к двери, ведущей к каютам. Уже взявшись за ручку, он крикнул:

— Хочу бутылку королевского бурбона и мясную тарелку в каюту!

Джинс понуро щелкнул пальцами:

— Сделано!

— Тогда мне дриаду. Пофигуристей, — нашелся Гийом.

— Эй! — тут же взвилась Вероника. — Это мерзко! Все нормальные люди уже давно перестали пользоваться услугами дриад! Это бесчеловечно!

— А мне, пожалуйста, консервативную дриаду! — рявкнул в ответ он. — Ну или можешь справиться сама. Только надень на голову мешок, лады?

— Господа… — Джинс начал нервно дергать глазом. — Давайте не будем омрачать праздник ссорами. Мои помощницы с удовольствием скрасят ваше путешествие, уверяю, я разыщу для вас самую страстную дриаду! А что желает леди?

Я не сразу поняла, что он обращался ко мне, даже вздрогнула, наткнувшись на внимательный взгляд. Джинн словно видел меня насквозь, а еще был не таким уж простым, как хотел казаться. Странное все-таки это мероприятие. Исполнение желаний, круизный королевский лайнер… Я отмахнулась от тревоги, как от назойливой мухи. Попыталась придумать желание, но не смогла. Пить и есть не хотелось, дриады тоже не привлекали, а сбежать с выпускного нельзя. Поэтому я честно пожала плечами:

— Извините. У меня нет никаких желаний.

— Ну хорошо, — вздохнул Джинс. — Ступайте располагайтесь, леди.

Правда, когда я проходила мимо, склонился к моему уху и тихо сказал:

— Я оставлю за тобой желание. Вдруг чего-нибудь захочется?

— Спасибо, — шепнула я.

Впервые за утро внутри потеплело. Даже стало немного жаль распорядителя, он наверняка старался, как мог. И перед королем было ужасно стыдно. Нанять джинна на праздник стоит баснословных денег! Не говоря уже обо всех этих дриадах, поваре и команде. Будь на нашем месте другая группа, она бы от души повеселилась.

Чтобы мы не запутались в комнатах, организаторы предусмотрительно повесили на двери таблички. Я прошла мимо комнаты Дориана Блэка, не обратила внимания на две другие таблички, а вот в конце коридора удивленно застыла. Нехорошее предчувствие, зародившееся при виде трех имен на двери, только укрепилось, когда я вошла в апартаменты.

О да, они поселили нас втроем.

Конечно, это была не комната в общаге, с двухъярусными кроватями и единственным шкафом, а скорее небольшая квартирка с тремя спальнями и общей ванной с гостиной. Обстановку комнат можно было назвать роскошной, изобиловавшей золотом, живыми цветами и пафосом. Я с легкостью могла представить, как в подобных апартаментах живет какая-нибудь герцогиня с верными помощницами.

Но не мы же с Алисой и Вероникой!

— А ты что здесь делаешь?! — услышала я недовольный голос однокурсницы.

Даже не стала оборачиваться — не хотелось портить себе настроение недовольным видом мелкой собачьей мордахи. И хозяйки под стать ей.

— Живу, — устало откликнулась я. — Как и ты. Вон моя комната. Видишь имя на табличке? Ты же умеешь читать, да?

— Размечталась! — рявкнула в ответ Алиса. — Ты не будешь с нами жить!

— Тебе придется решать этот вопрос с его величеством. Вдруг он не только шарики надувал, но и таблички подписывал лично?

Я направилась к своей каюте, радуясь, что хотя бы не придется спать с одним открытым глазом. Но все же следовало признать, что круиз не станет простым. От взаимных гадостей, скандалов и подстав никуда не денешься.

Сама каюта была небольшой, но уютной. Кровать с пологом, письменный стол, над которым на закрытых полках стояли книги. Шкаф для одежды и маленький иллюминатор, в котором пока что виднелся город — мы еще не вышли в открытое море.

Закрыв глаза, я вдохнула приятный травяной запах — ароматические саше висели повсюду, создавая атмосферу уюта. Пожалуй, я смогу пережить круиз, если буду сидеть здесь безвылазно. Смотреть на море, потягивать свежесваренный кофе. И ночью, когда никто не видит, уходить плавать.

— Пошла вон! — В каюту ворвалась Вероника, уперла руки в боки и гневно на меня уставилась.

От злости у нее даже ноздри раздувались.

— Я не собираюсь жить со стукачкой!

— Решай этот вопрос не за мой счет, пожалуйста, — холодно ответила я.

— Нет, ты уберешься отсюда, Ванесса. И немедленно!

В отличие от Алисы, эта соседка была поумнее и… как бы сказать… постервознее.

— Иначе что?

— Иначе однажды кто-нибудь испортит всю твою одежду. Или выбросит ее за борт. Или… Не знаю, что еще может случиться с такой сучкой, как ты, в крошечной каюте корабля, в открытом море? Например, кто-нибудь подольет тебе в чай любовное зелье и будет наслаждаться тем, как ты пристаешь к магистру. Или кто-нибудь — случайно, конечно же, — подсунет тебе зачарованный артефакт. Да и мало ли что может произойти с одной глупенькой стукачкой, пока она спит?

Вероника подхватила мой сундук, валявшийся возле входа, и легко, словно он и не весил, по ощущениям, целую тонну, бросила его к моим ногам:

— Найди себе другое место для ночевки, иначе очень пожалеешь! С-с-сту-кач-чка!

На несколько секунд я прикрыла глаза, чтобы справиться со злостью. Уже знала (мы не в первый раз скандалили), что нужно потерпеть пару секунд — и навалится равнодушие. Я ненавидела Веронику так же сильно, как и она меня, с той лишь разницей, что предпочитала держаться от них всех подальше.

А вот они собирались мстить.


Я пришла на первый курс довольно наивной, полной надежд и чаяний девчонкой. Экспериментальная группа, перспективы, студенчество… Меня влекли рассказы старшекурсников о практических выездах, о магических вечеринках. Я мечтала покорить мир и, конечно, однокурсников.

Тогда никто из нас друг друга не знал, мы даже сидели за партами по одному и неловко молчали в ожидании занятий.

Лорен сидела прямо передо мной. Симпатичная блондинка, очень улыбчивая и немного застенчивая. Она повернулась ко мне сразу после звонка с вопросом:

— А ты не знаешь, сколько нужно ждать препода, прежде чем можно уйти с пары и пить кофе в парке?

Мы дружно рассмеялись — это ведь была самая первая пара!

— Можно я сяду с тобой? — спросила она. — Брат говорил, что девочек с первых парт все время назначают старостами. А я ужасно не хочу вести журнал!

И мы сели вместе. Я рассматривала ее яркий пенал для перьев, когда двери аудитории открылись, и к кафедре прошел молодой темноволосый мужчина с хмурым взглядом.

— Доброго утра, адепты. Мое имя — Дориан Блэк, и я — ректор данного учебного заведения.

В этот момент я впервые в жизни влюбилась. Лорен, как оказалось впоследствии, тоже…