logo Книжные новинки и не только

«Седьмая. Ливень юмора для тех, кто в дефиците позитива» Ольга Савельева читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Ольга Савельева

Седьмая

Ливень юмора для тех, кто в дефиците позитива


Введение

Есть такая байка знаменитая.

В один университет запустили три свиньи. Написали у них на пухлых бочках номера: 1, 2, 4.

Свинюшки носились по коридорам универа и произвели переполох — их все стали ловить: студенты, преподаватели, сотрудники. И поймали, конечно. Всех. Трех.

Но поиски не прекратили и еще сутки искали… третью. Ведь хрюшки с цифрой «три» на боку так и не нашли (неудивительно — ее и не существовало).

Я, как узнала эту историю, тут же придумала, как будет называться моя шестая книга.

«СЕДЬМАЯ»!

Ну смешно же, правда?

В ней собраны самые забавные и смешные ситуации, произошедшие со мной, моей семьей и моим окружением.

Сто инфоповодов для улыбок!

Я обожаю юмор. Именно он делает мою жизнь яркой и радостной. Я совершенно не умею жить без улыбки и шуток.

Уверена, что эта книга — легкая и забавная, сможет вас отлично рассмешить, будучи открытой на любой страничке.

А быть причастной к вашим улыбкам — это счастье!

Скромница

Однажды после выступления ко мне подошла женщина. Скромная такая, прическа — с проборчиком, одета очень целомудренно, водолазка, юбка в пол. Она была похожа на матушку при церкви.

— Оля, меня зовут Нина, люблю вас читать, вот сделала вам подарок. — Нина протянула сверток.

— Спасибо, Нина, можно посмотреть?

— Конечно…

Я стала разворачивать сверток.

— У меня четверо детей, мы все вместе делали, — поясняла Нина, пока я дербанила пергамент.

В подарке оказались свечи. Красивые, чуть толще, чем церковные. Они вкусно пахли воском.

Я представила, как Нина с детьми, вечером, на даче, все вместе за круглым столом, сидя у лампадки, вокруг которой вьется мошкара, раскатывают воск и лепят свечи… Милота.

Я обожаю подарки, сделанные своими руками.

— Ой, Нина, неужели сами? — воскликнула я, выражая крайнюю степень восторга и благодарности.

Нина зарделась, скромно потупила глаза.

— Сама, вот этими самими руками… — Нина протянула руки.

Я увидела на руках мозоли… Боже, я и не знала, что делать свечи так трудно и больно!

— Нина! — Я взяла ее ладони в свои. — Милая Нина. Мне теперь ваш подарок еще ценнее. Я же теперь знаю, как это сложно…

— Ну, не так и сложно, — смутилась Нина.

— Ой, ну бросьте… Ваши мозоли…

— Мозоли? А, мозоли. — Нина грустно улыбнулась и, вздохнув, убила меня фразой: — Мозоли — они ж от пилона.

...
ГОЛЬ

Сын с отцом разговаривают.

— Если прочесть эту книгу, то знания в голове удваиваются! — наставляет Михаил Дасю.

— Да ладно, кто это сказал? — не верит сын.

— Шарль де Голль! — гордо произносит муж и тихо, чтоб слышала только я, добавляет: «Голь на выдумки хитра…»

Вагон-ресторан

Родители прилежно сидели на маленьких стульчиках и ждали детей. Среди них — мы с мужем.

Муж был хмур и небрит: всю ночь делал документы, спал пару часов. Он прислонился к пианино и засыпал. Я периодически толкала его локтем.

В зале, в основном, мамы, мужчин всего трое.

Вот-вот должно было начаться представление в детском саду, посвященное 8 Марта.

Одна инициативная мама решила сделать памятный кадр с родителями.

Муж тихо пошутил, что, по законам плохого кино, она потом и окажется убийцей и будет зачеркивать лица на этой фотографии по очереди.

Другие родители расслышали и поддержали шутку, стали накидывать варианты.

— Начнет она с тех, кто не улыбается.

— Нет, с тех, кто с брекетами, — сказала мама с брекетами (не я).

— Нет, она начнет с бородатых!

— О, отлично, — сказал мой бородатый муж. — Нас тут как раз пятеро.

— Тут трое мужчин, — поправили его.

— Да, я знаю, — ответил муж. — Но мы ж не мужчин считаем, а бороды…

Я шикнула на мужа. Вечно он со своими шуточками!

Прибежали дети, стали танцевать. Это было очень мило. Наша Катюша отжигала по полной программе, со всей присущей ей непосредственностью.



Песня про резвых котят особенно удалась. Катюша была в ударе.

— Дома надо будет скачать, — велела я мужу. — Будем танцевать.

Он кивнул и записал: «Песня про трезвых котят».

Потом был кукольный театр. Маленький цыпленок искал свою маму. На ее роль пробовались корова, коза, утка…

Неожиданно за ширмой возник леопард. Дети возмутились. Мол, ну ты-то куда, леопард?

— О, — загрустил муж. — А где-то ходит женщина в одной леопардовой лосине…

Затем детей выстроили паровозиком.

Катюша не могла идти строем, скакала, выпадала из паровоза, крутилась и плясала какую-то свою программу.

Как говорится, жгла не по-детски.

— По-моему, — сказал муж, — в этом паровозике наша дочь явно вагон-ресторан.

...
ПОРОСЯ

Лежу на полу, качаю пресс.

Входит муж, говорит:

— Что это ты?

Я, не останавливаясь, на вдохе, отвечаю:

— Пора… ся… В порядок… приводить…

Муж:

— ПОРОСЯ в порядок приводить?

Домра

Мне на съедение в отпуске отдали Стешу. Стеше — 8 лет, и она моя племянница.

Бонусом к Стеше идет домра.

Домра — это беременная балалайка.

Она приехала вместе со Стешей.

Гордо вошла в квартиру, наряженная в чехол.

— Пусть играет по 15 минут в день, — назидательно сказала мама Стеши.

Я не поняла, кому из нас она это сказала — мне или Стеше — ибо я готова отвечать за ребенка, а за издевательство над ребенком — не хочу.

Но Стешу приговорили к домре.

Когда мама Стеши (моя сестра) уехала, мы с девочкой посмотрели друг на друга и все поняли.

— Это будет наш с тобой секрет, — сказала я Стеше и убрала домру в шкаф.

На самом деле я не Стешу спасала от домры, а себя.

Я не умею изображать благоговение, прыскаю в ладошки.

К приезду мамы мы доставали домру и ставили на видное место. Иногда даже раздевали, эротично стаскивая чехол с бедра.

Одну мою племянницу уже умучали скрипкой, я хотела спасти вторую и спросила сестру:

— Почему домра?

— Ну, пианино у нас нет.

— Я так понимаю, она на гуслях не наяривает только потому, что гуслей у вас тоже нет?

— Домра — прекрасный русский народный инструмент.

— Да-да. И арфа тоже. И орган. И…

— Ты к чему?

— Вот Стеша вырастет, пойдет на тусовку с друзьями, кто-то возьмет гитару, запоет Цоя, и тут Стеша такая: «А домры нет?»

Я не могу сдержать смех. Сестра тоже смеется, но сохраняет серьезное выражение лица.

— Стеше нравится домра! — поясняет сестра. — Она с удовольствием ходит на занятия.

«Или с занятий», — думаю я, а сестра со Стешей тем временем уходят на кухню мучить домру.

«Рас-цве-тали-ябло-ни-и-грууу-шиииииии…» [Советская песня на слова М. Исаковского и музыку М. Блантера. — Прим. ред.]

Мы с сыном остаемся в комнате. Сын сидит с вытянутым лицом.

«Во-са-ду-ли-в-ого-роде-еее…»

Сын изо всех сил ценит мать, ментальную арифметику и шахматы.

«Лю-ли-лю-ли-стоя-лааа…»

— Вот будешь хулиганить, отдам тебя на домру! — говорю я сыну. — Будешь лабать на трехструнной…

«Только Дон и Магдалина…» [Строчки из песни «На далекой Амазонке» (текст Р. Киплинга, музыка С. Никитина). — Прим. ред.]

— С меня — красный диплом, — шепчет сын в ответ.

Мы честно терпим 15 минут.

Сестра и Стеша выходят с кухни.

Мы с сыном встречаем их аплодисментами.

Я подмигиваю Стеше.


...

СКОРО МАМА УЕДЕТ, И ДОМРА БУДЕТ СНОВА ЗАМУРОВАНА В ШКАФУ.

Я НЕ УВЕРЕНА, ЧТО ПОСТУПАЮ ПРАВИЛЬНО, СКРЫВАЯ ОТ СЕСТРЫ ПРАВДУ, НО НЕ МОГУ ПРЕДАТЬ СТЕШИНО ДОВЕРИЕ.


К чему этот текст…

Да прост.

Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались.

...
КОРОЛЕВА

Позвонил редактор, попросил срочно поправить текст. Я бегу в комнату, сосредоточенная.

— Ты куда? — спрашивает муж.

— Править!

— Править… Королева моя бежит править…