Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Ольга Шерстобитова

Маленькие тайны древнего замка

Солнце клонилось к горизонту. Надо бы искать место для ночлега, но я почему-то медлила. Бывает так, что ведьминская интуиция берет надо мной верх и сопротивляться ей бесполезно, легче поддаться, тем более она ни разу не подвела, защищая от беды или указывая на того, кто нуждался в моей помощи. Интересно, что меня ждет сейчас? Бежать и прятаться от предстоящего бесполезно, оно ведьму и на краю света найдет. Давно уже знала: если чему-то суждено случиться, так оно и будет.

Я оглянулась, почувствовав, что несмотря на раннюю осень, ветер стал холоднее и злее. Закуталась посильнее в плащ, всмотрелась в небо, расщедрившееся на краски. Золотой и алый сплелись причудливо, будто невидимый художник разрисовывал холст. Но красота эта была обманчива и опасна. Тучи, которые медленно набегали весь день, закрывали большую часть неба, а значит совсем скоро быть грозе.

Пора снижаться. Оказаться под порывами могучего ветра и то не всегда радостно, а уж если метлу решат подпалить молнии, тогда придется через весь лес идти пешком. Лес… Лес, который мне был вовсе незнаком, а значит, мое пребывание в нем должно остаться тихим и незаметным. Не во всех местах нечисть вроде леших, водяных да болотников жалует ведьм. Не стоит рисковать понапрасну. Но что-то подсказывало, что если и ждет меня опасность, то исходит она вовсе не от нечисти. Могучие кроны деревьев, над которыми я летела, постепенно снижаясь и прислушиваясь к интуиции, прятали совсем иную тайну.

Я вдохнула поглубже, загнав подальше неуместное любопытство, замерла на метле, высматривая место, удобное для ночевки.

Лес подо мной раскинулся темно-зеленым ковром, купаясь в последних лучах заходящего солнца. Величественный, древний, невероятно прекрасный… Я в который раз невольно залюбовалась им, и, покружив еще немного, наконец, присмотрела скромную полянку, неподалеку от которой бился родник с чистой водой. Когда спустилась, метла какое-то время нетерпеливо летала, разбрасывая защитные чары вокруг места нашего будущего ночлега, а я разминала затекшие во время долгого полета мышцы, чувствуя неимоверную усталость.

Из Марлана, крупного торгового города на севере Натардарского королевства, где я продала большую часть собранных за лето трав и приготовленных настоек и зелий, я вылетела еще до рассвета. Очень надеялась успеть на последний корабль, уходящий через двое суток на юг. Осень на севере пусть только и началась, но зима в этих краях приходит в разы раньше, чем там, где я родилась. Через месяц наверняка выпадет первый снег, а реки и Андарское море, через которое предстояло плыть, окажутся скованными льдами. Так, по крайней мере, мне сказал хозяин гостиницы «Веселый гусь», у которого я прожила последнюю неделю в Марлане, распродавая остаток зелий. Сама я в этих краях никогда не бывала.

Когда пару лет назад умерла матушка, известная в нашей деревне травница и знахарка, а отца, бывалого охотника и следопыта, погубили разбойники, встретившиеся в неурочный час в лесу, мы с младшей сестрой Марисой остались одни.

Непросто это в семнадцать лет оказаться без поддержки, помощи и родительской защиты и заботы, но мы справились. Какое-то время жили на накопленные отцом деньги, а потом, когда они почти закончились, я решилась использовать ведьминский дар, доставшийся от матери. Она научила меня собирать травы, варить зелья, выплетать заклинания и снимать проклятья. Правда, магией я пользовалась нечасто, рано осознав, что за любую силу нужно нести ответственность. Да и необходимости не было, мама справлялась с просьбами приходивших к ней людей самостоятельно, а я в основном наблюдала за ее славной работой, помогая лишь изредка. Признаться, больше всего на свете я мечтала путешествовать и увидеть другие края, а не становиться ведьмой.

Но когда родителей не стало, а нам с сестрой надо было как-то жить, выхода не осталось. И пусть первый год жители нашей деревни осторожничали обращаться за помощью к юной и не сказать, что опытной ведьме, но после нескольких удачных заклинаний и верно сваренных настоек, дело пошло на лад. А я… я почувствовала, что мне нравится быть ведьмой. Будто раньше внутри тлела искра света, которая стала пламенем и обрела мощь. Тем, что ты делаешь, надо гореть, тогда и толк выйдет. Да и не бывает так, что сила приходит случайно, она всегда выбирает верно.

В Марисе, моей младшей сестре, таланта к магии не было ни капли. Зато она уродилась невероятной красавицей. Золотая толстая коса вилась до пояса, пронзительные и чистые, словно дивные горные озера, бирюзовые глаза сверкали, на щеках появлялись забавные ямочки, когда она улыбалась. Да и сама Мариса — стройная, хрупкая, как лазоревый цветок прекрасная.

Я же, в отличие от сестры, которая пошла в мать, унаследовала отцовские черты. Прямые каштановые волосы до плеч с вечной рыжиной, которая в солнечные дни проявлялась в разы ярче, темно-серые, напоминающие дымчатые опалы, как любил говорить отец, глаза, вздернутый нос и россыпь мелких веснушек на носу и щеках. И может, я бы, как и Мариса, казалась хрупкой и беззащитной, если бы с детства не лазила по деревьям и не дралась с мальчишками, так что и за себя, и за Марису всегда умела постоять. Особенно нас доставал Ардарий, сын местного зажиточного торговца, задира и драчун. И кто бы мог думать, что моя сестрица однажды по уши в Ардария влюбится, а его чувства окажутся столь же горячи. Неудивительно, что прошлой зимой Мариса вышла за него замуж, и от счастья ее глаза так и сияют!

Они и меня звали остаться, считая, что места в большом доме, построенном Ардарием, хватит всем, все же я — часть их семьи. Но мне усидеть на месте было сложно, мою душу звала дорога, и я позволила себе пойти следом за мечтой.

За весну и лето, пока я странствовала, обретая новый опыт, безумно соскучилась и по сестре, и по Ардарию, который в ней души не чаял и едва ли не на руках носил, и очень хотела хотя бы немного погостить у них, повидаться, а потом… снова отправлюсь искать свой путь. В том, что он есть, я не сомневалась. Однажды и я обрету свое счастье, пусть это с моим даром да характером будет, ой как не просто! Но я не из тех, кто боится трудностей.

За этими мыслями и воспоминаниями я почти не заметила, как стемнело. Скинув дорожную сумку и устроив ее под деревом, отправилась к ручью умываться и набирать в котелок воды, чтобы заварить чай. Подобному отношению магический артефакт был не особо рад, но я не видела смысла приобретать два котелка в дорогу, используя один для зельеварения, а другой для приготовления еды.

Едва я собралась зачерпнуть воды, как в ближайших кустах раздался стон. От неожиданности я вздрогнула, в руке почти мгновенно вспыхнул боевой магический шар. Защитные и атакующие заклинания я отрабатывала постоянно, не давая себе поблажек, всегда готовая к нападению. Но больше никаких звуков из кустов не доносилось и, постояв с минуту, раздумывая над тем, что я не почувствовала кого-то рядом, это я-то, со своим ведьминским чутьем, осторожно пробралась к источнику шума.

Мальчишка лет четырнадцати со светло-русой короткой косой лежал на боку. Я разглядела расцарапанную щеку, глаза у него были закрыты. Кажется, он потерял сознание. Одет незнакомец оказался в синюю тунику, черные штаны и легкие сапожки на шнуровке.

Я усилила вокруг себя защитный кокон, понимая, что, возможно, это ловушка, и лишь потом присела рядом.

— Эй, ты живой?

Прикасаться к нему я опасалась, но мальчишка не отозвался, сколько я не звала. Подумав, сходила к роднику, набрала немного ледяной воды и плеснула ему на лицо. Он глухо застонал, открыл дивного цвета — точь-в-точь расплавленное серебро, глаза и уставился на меня.

— Где я? И кто ты? — хрипло застонал, даже не пытаясь подняться.

— В лесу, в дне езды от Марлана. Меня Эриса зовут.

— Итар, — представился он.

— Ранен? — хмуро уточнила я, только сейчас замечая, что у мальчишки плечо в крови, а ладони сильно разодраны.

— Кажется, с ногой что-то не то, — прохрипел он, не замечая никаких других ран.

Я подобралась еще ближе и осторожно осмотрела его ноги, с разрешения Итара ощупала их.

— Перелома точно нет, но вывих, сдается, имеется.

Пока он осмысливал новость, я ухватилась за его конечность и вправила кость. Итар взвыл и потерял сознание. Снова плеснула на него воды, но в этот раз в себя он не пришел. И что теперь делать?

Вздохнув, перетащила сюда свои вещи, разожгла костер и поставила котелок, чтобы вскипятить воду. Взволнованная метла летала рядом, рассыпала искры и щелкала прутиками, периодически мешаясь, пока я искала нужные травы и эликсиры в походной сумке. Но напоить Итара укрепляющим зельем у меня не вышло. Он так и не пришел в себя, несмотря на все мои усилия, поэтому пока я промыла рану на плече, царапины на руках и щеке, а потом перевернула его на живот и охнула. Туника на спине оказалась разодрана, а вдоль лопаток тянулось два то ли пореза, то ли ожога.

Какой-то ритуал? Или все же Итара так странно ранили? Я никогда не встречалась ни с чем подобным. И так как тьмы в мальчишке не почувствовала, подумала, что он мог попасть в беду и угодить в руки колдуну, не гнушавшемуся использовать черную магию. Впрочем, это всего лишь предположения, рассказать правду может лишь Итар.