logo Книжные новинки и не только

«Академия для властелина тьмы. Какого темного?» Ольга Валентеева читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Ольга Валентеева

Какого темного? Академия для властелина тьмы

Глава 1

Легко ли быть властелином тьмы?

Министр внутренней политики читал длиннющий доклад, присланный из эльфийских земель. Своей очереди в приемной ожидали еще двое — министр экономики и министр-казначей. В чем между ними разница — не понимал даже я, но оба пыжились от гордости и дико злились, если кто-то их путал. Министр культуры и вовсе прикорнул в уголке. Бедолага. Первые три министра брали массой. Эх, вырождается темная культура! Темные рыцари всегда считались самыми красивыми мужчинами, а эти трое? У одного пузо — так и хочется поинтересоваться, когда родит. У второго на носу бородавка свисает, как слива. У третьего зубы через один и брови косматые. Куда министру культуры с ними тягаться? Он — особа утонченная, его мамаша эльфийкой была. Цветочки любила, мотыльков там всяких. Сына учила музыке, а не войне. Это все мне как-то раз поведал несчастный министр за бутылкой вина «Кровавая жатва». С тех пор со мной не пьет. Боится что-нибудь сболтнуть не то.

А я что? Я ничего. И полуэльфом его назвал всего раз… десять. Что поделаешь? Мне скучно. До одурения скучно. Ну почему? Почему темный трон и корона пали на мою несчастную голову? Жил себе и радовался. Имел четырех старших братьев. Увлекался книгами, собирал библиотеку. Ездил на охоту, дрался на мечах, кружил головы барышням. Потом старший брат погиб на войне. Второго брата схватили и казнили светлые, которые по логике должны быть добрыми и милосердными. Третий брат сам сбежал — с эльфийкой. Четвертый устроил заговор против отца, в бою они друг друга прокляли и умерли на месте. Вот и остался я один на один с троном и армией. Теперь двое младшеньких ходят и усмехаются — ждут, когда помру.

Я бы сам им трон отдал, да не положено. Положено выслушивать доклады, воевать с эльфами, пытать пленных, брать в наложницы их жен и дочерей. Весело? Как бы не так! Эльфийки в постели — бревно бревном. Глаза закатывают и делают вид, что ты в комнате один. Пленные — хрупкие. Их и на час не хватает. Да и голова потом болит от криков. А в последнее время при виде крови мутить начало. Не приведи тьма, опозорюсь. Как тогда в глаза министрам смотреть? А министры читают доклады с утра до ночи. Нудные до зубного скрежета. Так и хочется огреть их этим докладом по лысине. Нельзя. Я же король. То есть его темнейшество Эринальд Третий Кровожадный. Почему Кровожадный — понятия не имею. Министр по созданию королевского имиджа с докладами не приходит, а все время в трудах, в пути. Из последних слухов, что долетали до дворца, я узнал, что отравил целое поселение людей. Проклял священных единорогов у эльфов. А ничего, что единороги только девственниц к себе подпускают? Причем исключительно эльфийских? Вот уж на кого не похож. Что я там еще учудил? А! Соблазнил невесту младшего брата. Невеста — красавица, не хочу сказать об Илении ничего дурного. Но! Я с ней в одной комнате не выдерживал и четверти часа. Крикливая, как сойка. И не переспоришь. А еще дерется. Лишила меня пуговицы и клока волос, когда мы не сошлись во взглядах по поводу празднования моего стопятидесятилетия.

Юбилей прошел с размахом, но радости не принес. Потому что всем занимались Иления и министры. А я представлял праздник совсем по-другому.

— Ваше темнейшество? — окликнул меня министр внутренней политики.

— Что? — смерил его презрительным взглядом. В детстве не зря перед зеркалом тренировался. А то не похож я на темного, хоть плачь. Ведь как положено? Волосы цвета воронова крыла, глазищи черные, кожа бледная. Волосы подкачали меньше всего — темно-русые, пусть не черные. А вот глаза достались от бабки — голубые. Она, говорят, из людей была. Занималась колдовством, порчу наводила и снимала. И раз прокляла деда. Тот, пока проклятие снимал, влюбился. Дети получились нормальные, а вот на внуке природа отдохнула.

Кожа тоже бледной не была. Стоило хоть немного побыть на солнце — и покрывалась ровным загаром на зависть всем родственникам. Да и телосложением я не напоминал скелет. Плечи широкие, талия узкая, мышцы на месте — годы тренировок с мечом как-никак. Одним словом — обычный парень. Только не соответствовал канонам темной красоты.

Единственная сестра и та кривила губы при моем появлении и советовала чаще мыться, чтобы кожа не казалась грязной.

О чем это я? Ах да, министр. Который стоял передо мной, пока я предавался размышлениям о нелегкой судьбе повелителя тьмы.

— Повтори вопрос, презренный, — приказал ему. «Презренный» — так полагалось. Темный я или кто?

— Академия универсальной магии просит увеличить финансирование, ваше темнейшество.

— А где министр образования? Почему не докладывает лично? — гаркнул я.

— Так казнили его на прошлой неделе за неподобающие речи, — министр внутренней политики вжал голову в плечи.

— Что за речи? А, помню! Он предложил в академию принимать людей и светлых. Магия-то универсальная. А казнили его зачем? Я же разрешил.

— За то и казнили, чтобы не предлагал глупостей, — подал голос министр экономики.

К нему тут же тенями метнулись стражники — чтобы не перебивал его темнейшество, но я махнул рукой, и они отступили.

— Финансирование увеличивать не будем, — ответил министрам. — А теперь — перерыв.

После перерыва меня ждала вторая часть докладов. Поэтому, когда я добрался до собственной спальни, голова немилосердно болела, а мысли разбегались в разные стороны, как стайки мышей. Или мыши не бегают стайками? Какая разница? Главное, что чувствовал я себя именно так. Уже собирался ложиться спать, когда в двери постучали условным стуком.

— Дэлиан, — распахнул двери, впуская в комнату кузена. — Чем обязан?

Дэлиан старше меня всего на пару лет, и мы с ним всегда были не разлей вода. Я привык доверять Дэлу как самому себе. Поэтому, раз он явился после полуночи, значит, дело срочное.

— Эрин, беда, — зашептал он, закрывая за собой дверь. — Тебя хотят убить. Нужно срочно бежать.

— Подожди, — перебил кузена. — Кто хочет и зачем бежать? Не проще ли вздернуть заговорщиков на воротах столицы?

— В том-то и дело, — Дэл плюхнулся в кресло. — Имена заговорщиков мне неизвестны. Информатор не успел их назвать — умер. И пока я их найду, ты должен быть в безопасности. А во дворце никому доверять нельзя. Мне ли тебе рассказывать?

Дэл занимался моей безопасностью. Его сеть шпионов охватила весь Тервин.

— Что ты предлагаешь? — Я сел на кровать и уставился на кузена. Он бы не стал врать. И если примчался, значит, опасность велика.

— Ты должен исчезнуть. Хотя бы на время.

Дэл тронулся рассудком?

— Как ты себе это представляешь? — поинтересовался осторожно. — Я правитель. И не могу просто взять отпуск и уехать.

— Выслушай до конца, — Дэл раздраженно зыркал черными глазищами. Вот он как раз отвечал всем канонам темной внешности. — Мы используем заклинание отражения. Я займу твое место, а тебя спрячем там, где никто искать не будет.

— Подожди. Я не хочу, чтобы ты рисковал вместо меня! — еще не хватало лишиться единственного друга.

— Другого выбора нет, — настаивал Дэл. — Кто тебя знает лучше, чем я? Да о тебе братья столько не знают! Не говоря уже о министрах и подданных. Поэтому выбор очевиден.

Увы, я был вынужден с ним согласиться. Хотя сама мысль, что придется бросить все и сбежать, вызывала протест. С другой стороны, почему нет? Для министров мои сто пятьдесят — подростковый возраст. Им всем уже стукнуло по четыреста. И чуть что — они делают скорбные лица и просят меня проявить благоразумие. А тут — развеюсь. Увижу мир. Только Дэл слишком рискует…

— Эрин, ехать надо немедленно! Или не успеешь, — кузен как с цепи сорвался.

— Не успею — куда?

— На вступительные экзамены, — шепотом ответил он.

— Что? — я замер на месте. — Ты куда меня прятать собрался?

— Как куда? В академию. Там ведь тебя никто не будет искать!

Своего прошлого преподавателя я лично приказал сварить в смоле. Не то чтобы не любил учиться. Но терпеть не мог, когда кто-то делал вид, что умнее меня. И вдруг — в академию? Да, меня там искать не будут. Просто потому, что я не помню о существовании этого учебного заведения, основанного братом номер три перед побегом с эльфийкой.

— Хочешь, чтобы в Тервине больше не было академии? — спросил Дэла.

— Почему? — округлил он глаза. — Эрин, соглашайся! Представь, новые знакомства, новые знания. Ты же любишь книги! Тренировки, новые заклинания. Ну!

— Хорошо, — кивнул я, сдаваясь. — Только пообещай мне, что будешь осторожен.

— Конечно, — заверил Дэл. — Я уже и внешность тебе подобрал. А то мало ли? Вдруг узнают?

— Внешность оставь в покое, — прошипел я. — Просто сниму с себя морок.

Мороком я обзавелся лет так в сто. Только родственники и Дэл знали, как я выгляжу на самом деле. Для всех остальных я делал волосы темнее, глаза — черными, кожу — бледной. «Надо соответствовать» — вот что всю жизнь вбивали мне в голову.

— Ладно, — махнул рукой кузен. — Зря ты отказываешься. Давай читать заклятие.

Пара минут — и передо мной стоял тот, кем я казался для придворных. Мрачный, кровожадный, смертоносный темный властелин. А с зеркала на стене глядел обычный парнишка, который по чьей-то прихоти оказался в королевской спальне в одежде с плеча повелителя.