Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Он стоял так близко, что Лили могла чувствовать его запах, и она вдруг ощутила то, что не испытывала уже много месяцев, — желание. Лили так испугалась этого внезапного чувства, что отступила назад.

— А еще там есть коробки, которые нужно разобрать и перенести в гараж. И чистого белья там до сих пор нет…

Лили смущенно опустила взгляд. Ноа выглядел совершенно расслабленным, а она и не могла.

— Поверьте, я могу сам перенести коробки и застелить кровать. Завтра я куплю все остальное. Так когда я смогу въехать?

Лили готова была закричать: «Никогда!» — но не могла этого сделать. Ей не нужен был незнакомец в доме, но сейчас им требовались деньги, потому они и решили сдать коттедж в аренду.

— Думаю, уже сегодня, — вздохнула она, сдаваясь.

— Замечательно, — улыбнулся Ноа. — Вы готовы ехать домой?

Лили подошла к матери:

— Поедем домой?

— Нет, милая. Я хочу увидеть малыша Майки. А что?

— Мистер Куппер хочет переехать к нам уже сегодня, и я должна закончить уборку в коттедже.

— Хорошо, езжайте. Я буду дома через час, — пообещала Бет и вернулась к подругам.

Просто великолепно! Значит, она должна остаться наедине с этим незнакомцем?


Во время поездки до дома Стейли Ноа молчал. Он уже знал — Лили Перри не в восторге от его желания поселиться в их коттедже. Одно неверное движение — и она придумает повод отказать ему. Но ему нужно жить именно здесь, ведь это идеальная возможность узнать больше о Дельгадо.

Он припарковал машину в гараже, забрал свои вещи из багажника и вслед за Лили пошел в дом. Она протянула ему ключи.

— Я думал, в маленьких городах двери не запирают.

На секунду ее красивое лицо исказилось от страха.

— Когда-то так и было. Но все меняется.

Из дела Михаэля Перри Ноа знал, что в дом Лили тогда кто-то вломился. Вскоре после этого она потеряла его из-за долгов мужа и вынуждена была переехать жить к матери. Наверное, оно и к лучшему — здесь ей и детям безопаснее. Хотя о полной безопасности говорить нельзя, ведь Дельгадо все еще на свободе.

Они вошли в коттедж, и Ноа смог осмотреться повнимательнее. Дом был небольшим, но очень милым и уютным. Он отнес свои сумки в спальню, где большую часть пространства занимала королевских размеров кровать.

— Здесь есть все, что мне нужно, — с улыбкой сказал он Лили.

— В гостиной есть телевизор, правда, без кабельного.

— Ничего, это даже больше, чем я ожидал.

— Скажите это моим детям. Они считают, что, лишая их кабельного, я нарушаю их законные права.

— У них есть такая замечательная мама. Им уже и так очень повезло.

Похоже, это смутило Лили.

— Но я директор школы. Это не делает их самыми популярными детьми.

Наверняка это гораздо лучше, чем мать, которая после двух неудачных браков думает только о том, чтобы найти нового мужчину, забывая о двоих сыновьях.

— Они это переживут.

Лили рассмеялась:

— Наверняка. Что ж, оставлю вас распаковывать вещи. Позовите, если вам что-нибудь понадобится.

— Подождите. — Ноа достал бумажник и протянул Лили пятьсот долларов. — Вот часть платы за дом. Остальное я обналичу утром.

— Спасибо.

Она кивнула и собралась уходить, но Ноа остановил ее:

— Я хочу кое-что здесь отремонтировать. Это вас не побеспокоит?

— Вам не обязательно это делать.

— Не волнуйтесь, у меня есть пара недель до начала работы. Скажем так, ремонт старых домов в викторианском стиле — это мое хобби.

— Я думала, вы захотите насладиться отдыхом.

— Отдыха мне уже достаточно. Пора заняться любимым делом. — Это было правдой — Ноа любил ремонтировать и реставрировать вещи.

— Думаю, маме не помешало бы помочь с ремонтом. После смерти отца ей стало сложно одной содержать такой большой дом, но она никогда отсюда не уедет.

— Это великолепный дом. И здесь достаточно места для вас и ваших детей. Уверен, ваша мать счастлива, что вы здесь.

Лили чуть пожала плечами:

— У нас не было выбора, нам некуда было идти. До свидания, мистер Куппер.

— Пожалуйста, зовите меня Ноа.

— До свидания… Ноа, — кивнула Лили и вышла.


В этот раз Ноа не стал ее отговаривать. Он не хотел отпугнуть ее своими вопросами. Если он надеется получить от нее информацию, должен добиться ее доверия.

Он услышал трель мобильного телефона. На экране высветился номер его капитана.

— Алло.

— Как продвигается дело? — спросил Бен Коллер.

— Пока хорошо. Вчера я все обговорил с мистером Касали. — Алекс нанял его по просьбе шерифа, для того чтобы Ноа мог работать, не вызывая подозрений. — А еще я снял коттедж около дома Стейли.

— Хорошо. Я бы посоветовал тебе не лезть на рожон, но не хочу впустую сотрясать воздух. Будь осторожнее — если Дельгадо почувствует, что за ним следят, ситуация может стать опасной. Кроме местного шерифа, у тебя нет никакой поддержки.

— Я хорошо выполняю свою работу, — ответил Ноа, но непроизвольно подумал о Лили Перри и ее детях — может ли его расследование подвергнуть их опасности?

— Никто в этом и не сомневается, но в этом деле у тебя есть личный интерес.

Грудь Ноа сжалась от боли, когда он вспомнил о смерти сводного брата, Девина Моралеса.

— Я сделаю все, чтобы упрятать Дельгадо за решетку.

Ноа положил трубку и устало провел рукой по волосам. Он знал, что Рауль Дельгадо — это проблема, которую нужно было решить как можно скорее. Долгие годы полиция пыталась привлечь его за продажу наркотиков и оружия, которые он переправлял в Мексику. Но им ни разу не удалось привлечь его ни за это, ни за убийства, к которым он наверняка был причастен.

Даже после того, как его объявили в розыск, Дельгадо умудрялся продолжать торговать наркотиками, до тех пор, пока в уличной перестрелке не убил полицейского, пытавшегося его задержать.

Ноа непроизвольно сжал кулаки. Ему больно было думать о том, как рано закончилась жизнь его младшего брата.

Но Дельгадо удалось уйти, он лишь переместился из Эль-Пасо в другой город. Возможно, сюда, в Керри-Спрингс. Компания «Перри ландскейпинг» давно была на подозрении у шерифа. Четыре месяца назад ФБР получило анонимное сообщение о преступлениях, которые Дельгадо совершал в Керри-Спрингс, а несколько дней спустя Михаэль Перри совершил самоубийство.

Ноа был почти уверен — Перри помогли умереть. Хотя опять не было никаких доказательств. Он даже не был уверен в том, что именно Перри являлся тем анонимом, который навел их на Дельгадо.

Знала ли Лили, что происходит с ее мужем? Они развелись почти год назад — возможно, из-за того, что ее муж связался с Дельгадо и его людьми?

Именно это Ноа и собирался выяснить.

У него было всего две зацепки: бывшая золовка Лили, Стефани Перри, встречалась с Реем Сантосом, мужчиной, как две капли воды похожим на Рауля Дельгадо. Аноним сообщил агентам ФБР, что у него есть доказательства, которые помогут упрятать Дельгадо за решетку, но с ним так и не удалось связаться.

Все, что оставалось сделать Купперу, — это сдержать обещание, данное на могиле брата: поймать ублюдка, виновного в его смерти.


— Мама, Робби опять буянит! — вместо приветствия заявила Лили ее тринадцатилетняя дочь Кесси.

Только что вошедшая в дом Лили устало вздохнула и поставила на пол тяжелые сумки. Это был длинный день.

— Мой руки, Кесси, пора обедать.

— Но, мам, разве ты не собираешься ничего сделать?

— Я поговорю с ним, — откликнулась Лили, унося продукты на кухню, где ее уже ждала Бет.

Кухня была любимой комнатой ее матери, ее владениями — уютная, теплая, наполненная светом. Ее мать очень любила готовить. Сегодня была очередь Лили готовить обед, но стол уже был накрыт.

— Все уже готово, — с улыбкой сказала Бет. — Осталось только нарезать салат. А я пока позову Кесси и Робби. — В этот момент раздался стук в заднюю дверь. — Откроешь, милая?

— Хорошо.

На пороге стоял их новый сосед. Было видно, что он только что принял душ и побрился. В руках он держал три коробки пиццы.

— Мистер Куппер?

— Вы опять забыли, Лили. Меня зовут Ноа. Надеюсь, вы проголодались.

— А что?

— Раз вы разрешили мне въехать так быстро, значит, сегодня я угощаю. — Он обаятельно улыбнулся и положил коробки на стол. — Вижу, вы делаете салат? Давайте я помогу. Только скажите мне, где нож и миска.

Прежде чем Лили успела хоть что-то сказать, он уже взял разложенные на столе овощи и начал их мыть. Ей не оставалось ничего, кроме как достать нож и начать резать салат.

Через пару минут, когда все ингредиенты были сложены вместе и перемешаны с соусом, Лили услышала голоса спускающихся по лестнице детей. Через мгновение они появились на кухне в сопровождении бабушки.

— Эй, а я вас знаю! — заявил Робби, пристально глядя на Ноа.

— Мистер Куппер принес нам обед, — объяснила Лили.

— Как ты относишься к пицце пепперони, Робби?

Глаза малыша засияли.

— Это моя любимая!

— А я не люблю пепперони, — недовольно сообщила Кесси.

Она в последние несколько месяцев вообше не любила большую часть вещей, и в особенности свою мать.

— Тогда хорошо, что я еще заказал и вегетарианскую пиццу.

— Эта мне нравится больше всего, — улыбнулась Лили.

— А я не голодна, — кисло покачала головой Кесси.

— Ну уж нет, юная леди, вы сядете и будете есть вместе со всеми. Познакомьтесь, мистер Куппер, это моя дочь, Кесси. Кесси — это мистер Куппер. Он поселился в нашем коттедже и был так мил, что принес нам обед.

После обеда дети убежали смотреть телевизор. Лили бы с радостью последовала их примеру, лишь бы не оставаться за столом под пристальным взглядом мистера Куппера, но тогда она поведет себя так же грубо, как и ее дети.

Лили встала, подошла к кофеварке.

— Хотите чашку кофе? — спросила она Ноа.

Он снова улыбнулся своей сногсшибательной улыбкой, от которой у Лили подкашивались ноги.

— Спасибо, не откажусь.

Бет отказалась, так что к столу Лили вернулась с двумя чашками, одну из которых поставила перед Ноа. К счастью, разговор свернул в мирное русло.

— У вас прекрасный дом, Бет, — сказал он.

— Спасибо. Я живу здесь с самого рождения. Когда мои родители умерли, мы с мужем унаследовали этот дом. Лили тоже выросла здесь, и я хочу, чтобы он перешел к ней по наследству. Но, к сожалению, сейчас его ремонт мне не по карману.

— Из того, что я видел, могу сказать, что фундамент и общая конструкция у здания крепкая. Ремонт нужен в первую очередь косметический: заменить несколько досок на лестнице, подлатать крыльцо, покрасить. Думаю, я справлюсь.

— Не уверена, что могу себе это позволить, — покачала головой Бет.

Губы Ноа медленно расплылись в лукавой улыбке.

— Моя работа стоит довольно дешево, а если вы купите необходимые материалы, то и вовсе бесплатно.

— Очень соблазнительно, но, по-моему, нечестно.

— Хорошо. Тогда накиньте еще пару обедов.

— Ноа, думаю, вы быстро устанете, работая в доме, полном детей.

— Я справлюсь, — заверил ее Ноа.

Лили почувствовала, что эту битву она проиграла.

Она посмотрела на красивого, безумно сексуального мужчину, сидящего напротив. Все, что ей было нужно, — это долгие, спокойные летние каникулы. Но, похоже, они ей не светят.

Глава 3

Разве можно игнорировать красивого, прекрасно сложенного, мускулистого мужчину, который с раннего утра работает в твоем саду, давно скинув рубашку? Вот и Лили никак не могла найти в себе силы перестать глазеть на Ноа Куппера, соскребавшего уже давно начавшую осыпаться старую краску с досок крыльца. Несмотря на все попытки игнорировать его, она то и дело искоса поглядывала на него в окно.

Потом, не выдержав, она подошла к окну и чуть отодвинула штору, закрывавшую обзор. Теперь она могла разглядеть капельки пота, блестевшие на спине Ноа, кубики пресса на его плоском животе, его сильные, мускулистые руки…

Лили судорожно вздохнула. Ох, что это? Она прижала руки к пылающим щекам. Наверное, летняя жара так влияет на организм.

Она отвернулась от окна, стараясь выкинуть Ноа из головы. Сейчас ей не следует думать о мужчине, тем более о том, который только что приехал в город и о котором она ничего не знает. Ей не нужны дополнительные сложности в ее жизни и в жизни ее детей. После того, что произошло с Михаэлем, она не могла так рисковать.

Мужчина, которого она любила, переменился за одну ночь. Она долго не могла в это поверить, но это было так. Она знала Михаэля Перри с первого класса, в старшей школе они начали встречаться, потом пошли в один колледж и поженились. У нее никогда не было никого другого.

Но однажды давно знакомый и любимый мужчина превратился в незнакомца, у которого появились от нее секреты, который однажды ушел, бросив ее и детей. А после развода отказался от общения с детьми. Некоторое время он еще платил алименты, а потом совсем исчез из вида.

Даже после ухода мужа Лили продолжала надеяться, что прежний Майк вернется, снова будет с ней, Кесси и Робби. Но он так и не вернулся. А потом им сообщили, что Михаэль совершил самоубийство. Робби, похоже, смог справиться с этим, но не Кесси. Она всегда была папиной маленькой девочкой. А теперь она была обижена, несчастна и очень зла.

В день, когда Лили сообщили о самоубийстве Михаэля, какая-то часть ее души умерла вместе с ним, ведь этот мужчина был ее частью, она поклялась любить и лелеять его до самой смерти.

— Что произошло, Майк? — тихо прошептала она. — Почему все изменилось? Почему ты разлюбил нас?

Лили снова выглянула из окна и увидела Ноа. Почему ее так тянет к нему? Может, она просто слишком давно не была с мужчиной?

Ноа подошел к поливальному шлангу, наклонился и подставил голову под холодные струи.

— О господи, — застонала Лили, прижавшись лбом к стеклу.

Вода текла по бронзовой коже Ноа по мускулистому животу, под ремень выцветших на солнце джинсов. Это зрелище было настолько сексуальным, что Лили бросило в жар.

— Что там такое интересное?

Лили подпрыгнула от неожиданности и, обернувшись, увидела лукаво улыбающуюся мать. Она выглянула в окно и мечтательно вздохнула:

— О, какой шикарный вид! Где моя молодость?

— Мама, в твоем-то возрасте? — удивленно покосилась на нее Лили.

— А что не так в моем возрасте? Нет ничего плохого в том, чтобы смотреть на красивого мужчину, особенно тебе, Лили, ты ведь здоровая молодая женщина.

— Я мать двоих детей и директор школы. Я должна подавать хороший пример.

— Тогда сделай это. Соберись с силами и начни жизнь заново.

Они не успели закончить свой спор, потому что задняя дверь открылась, и на кухню вошел Ноа.

— Доброе утро, дамы, — обаятельно улыбнулся он.

— Доброе утро, — кивнула ему Бет. — Вижу, вы уже начали ремонт?

— Хотел сделать часть работы до жары, — откликнулся Ноа, наливая себе чашку кофе.

— Тогда сейчас самое время позавтракать. К сожалению, я должна идти — из-за рождения сына Дженни пока не может работать, и я обещала приглядеть за «Потайным стежком», но Лили как раз готовит себе яичницу и будет рада, если ты к ней присоединишься. Правда, дочка?

Лили все это совершенно не нравилось, но она не хотела показаться невежливой.

— Конечно.

— Тогда я пойду, — довольно кивнула Бет, не скрывая лукавой улыбки. — Вернусь к ланчу.

Она вышла за дверь, оставив Лили наедине с Ноа. С первым мужчиной, который за долгие годы заставил ее вспомнить о том, что она женщина.

Ноа видел, что Лили не слишком рада его компании, но делать нечего — в первую очередь он должен был думать о своей работе.

— Давайте я помогу.

Он забрал у нее бекон, выложил на сковородку и начал жарить.

— Вам не нужно мне помогать. Вы ведь договорились с моей мамой, что, пока вы занимаетесь ремонтом, мы будем вас кормить.

— Вот именно, я договорился с вашей матерью, а не с вами. У вас сейчас каникулы, Лили, вы должны хорошенько отдохнуть, а не готовить для меня.

— Я мать двоих детей, мистер Куппер, у меня не может быть каникул. Кроме того, я не умру, если приготовлю вам завтрак.

— Неужели вам некому помочь?

— Мне проще все сделать самой.

— Похоже, вас не раз подводили?

Его фраза вызвала неловкую паузу в разговоре.

Ноа выключил огонь под поджарившимся беконом и повернулся к Лили:

— Вы достаточно четко дали мне понять, что не рады моему присутствию в вашем доме. И я не совсем понимаю почему.

— Я почти ничего о вас не знаю и должна заботиться о безопасности своей матери и детей.

— Я здесь потому, что у меня есть работа, и клянусь, я не причиню никакого вреда вам или вашим детям. Неужели вы думаете, что Алекс Касали нанял бы человека, не проверив его подноготную?

Лили опустила глаза, сделав вид, что полностью сосредоточена на приготовлении яичницы.

— Последние годы были непростыми для моих детей, — тихо сказала она. — Их отец ушел и даже ни разу не попытался встретиться с ними. Не хочу, чтобы Робби привязался к тому, кто скоро тоже уедет.

— Я понимаю вас, но считаю, что вы не правы. Лили, вы не можете запретить вашему сыну общаться и заводить друзей. Это неправильно.

Лили разложила яичницу и бекон по тарелкам, затем сделала тосты и отнесла все это на стол. Ноа последовал за ней с двумя чашками кофе. Они сели за стол, но, не зная, что сказать, Лили не поднимала глаз от тарелки.

— Может, будет лучше, если я съеду?

Вилка Лили застыла в воздухе.

— Как это?

— Если вы мне не доверяете и боитесь, что я могу причинить вред вашей семье. Я не хочу, чтобы вы думали, что я какой-то мерзавец. Я не знаю, почему вы так ко мне относитесь, но, если вам так будет спокойнее, я перееду в отель.

Только произнеся эти слова, Ноа понял, как сильно он не хочет, чтобы Лили плохо о нем думала.

— Я не могу просить вас об этом, — покачала головой Лили. — Моя мать решила сдать вам коттедж. И вы правы, мистер Куппер, у меня нет причин плохо о вас думать. Приношу вам свои извинения.

— Они принимаются с одним условием.

— Каким?

— Зовите меня Ноа и переходите на ты, или я начну обращаться к вам «директор Перри».

Лили улыбнулась и поняла — она опять проиграла его сногсшибательному обаянию.

— Хорошо, Ноа, я постараюсь. Расскажи, что привело тебя в Керри-Спрингс.

— Все просто — меня привела сюда работа. Я из Эль-Пасо.

— Твоя семья осталась там?

— Моя мать умерла несколько лет назад, отца я не знал, а мой сводный брат был убит. У него остались жена и маленькая дочь, они сейчас моя единственная семья.

Именно из-за них он так сильно хотел отомстить Дельгадо. И он достанет этого ублюдка!

Лили выглядела обеспокоенной:

— Мне очень жаль.

— Он был офицером полиции и погиб при исполнении. — Ноа не хотел говорить об этом. Он отодвинул опустевшую тарелку и встал. — Пожалуй, пойду продолжу работу, — сказал он, пряча взгляд.

Лили подошла к нему и положила ладонь на плечо. От этого полного участия и тепла жеста у Ноа пересохло в горле.

— Я могу что-нибудь сделать для тебя? — тихо спросила она.

В голове Ноа пронеслась сотня ответов, ни один из которых он не был готов озвучить. Раньше ему и в голову не приходило, что бывают настолько сексуальные директора школ.

— Буду благодарен, если ты оставишь для меня в холодильнике немного холодного чая.

— Это все, чем я могу помочь?

Определенно она не должна узнать, что он хочет,