Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Ноа постучал в дверь трейлера, в котором находился мобильный кабинет его нового босса.

— Входите, — отозвался мужской голос.

Хотя трейлер был большим, его оказалось недостаточно для двух мужчин, очаровательной рыжеволосой женщины и двоих детей, радостно бегающих вокруг рабочего стола. За столом сидел Алекс Касали — высокий крепкий мужчина с каштановыми волосами и светло-серыми глазами. По его точеным скулам, волевому подбородку и властным манерам чувствовалось, что этот человек привык добиваться своего. Его взгляд смягчался, лишь когда он смотрел на любимую жену.

Услышав скрип двери, Алекс повернулся к нему:

— Рад вас видеть, Ноа.

— Здравствуйте, Алекс. Заехал узнать, когда мне приступить к работе, но вижу, вы заняты. Миссис Ка- сали, вы прекрасно выглядите.

— Пожалуйста, зовите меня Эллисон. Вы не должны уходить, я уже забираю детей домой спать. — Она поцеловала мужа. — Увидимся дома. Кстати, Ноа, в выходные мы устраиваем барбекю для всех работников в Виста-Верде и будем рады, если вы к нам присоединитесь. И передайте, пожалуйста, мое приглашение Бет, Лили и детям.

— Спасибо, — с улыбкой кивнул Ноа.

Алекс проводил жену и детей и повернулся к Ноа:

— Простите, дети любят бывать у меня на работе.

— Вы не должны извиняться, вы ведь здесь босс.

— Итак, готовы приступить к работе с понедельника?

— Конечно.

— Слышал, сейчас вы занимаетесь ремонтом дома Бет Стейли. В «Потайном стежке» она говорит только о вас.

— Я сейчас свободен, кроме того, за работу я получаю бесплатные обеды, так что это взаимовыгодная ситуация.

— Сейчас я представлю вас бригадиру, Чарли Риду. Он отвечает за расписание, и именно перед ним вы будете отчитываться за проделанную работу.

Они вышли из трейлера и направились к строящимся коттеджам, откуда доносились звуки дрели и молотка.

— Я очень горжусь этим проектом и хочу, чтобы все было в порядке. Шериф Бредшоу попросил меня нанять вас, и надеюсь, для этого имеется достойная причина. Не стану спрашивать, какая именно, — шериф уже прочитал мне длинную лекцию на этот счет. — Алекс вдруг остановился и повернулся к Ноа. — Но я не могу не беспокоиться о безопасности моей семьи и друзей.

— Уверен, все будет в порядке.

— Хочу вас предупредить, что нанял еще охранников.

— Надеюсь, им не придется вмешиваться.

Касали пристально смотрел в глаза Ноа, между его бровей залегла глубокая складка, а губы сжались в тонкую линию. Ноа не сомневался — этот человек привык контролировать все вокруг и определенно мог постоять за себя. Чувствуя повисшее в воздухе напряжение, Ноа лихорадочно придумывал, как сменить тему.

Он рассказал ему о случае с Кесси в «Темной луне». Алекс внимательно выслушал его и недовольно поморщился:

— Отвратительное место. Городское сообщество не раз пыталось закрыть его, я даже хотел выкупить здание, но его хозяин отказался от моего предложения. — Алекс с интересом взглянул на Ноа. — Похоже, вы времени зря не теряли.

— Немного поработал руками и помог Лили с дочерью. Просто учусь жить в маленьком городе.

Жить в маленьком городе, не привлекая к себе излишнего внимания и не вовлекая жителей Керри- Спрингс в дело, которое может подвергнуть их опасности. Особенно Лили и ее семью. Их безопасность была для Ноа на первом месте.

Глава 5

Услышав звонкий смех сына, Лили осторожно выглянула из окна. Сегодня Робби опять работал вместе с Ноа. В последние дни мальчик выглядел совершенно счастливым. Жаль, что о Кесси этого сказать было нельзя.

Лили подняла взгляд к потолку, который, казалось, вибрировал от громкой музыки. Магнитофон — это все, что Лили позволила оказавшейся под домашним арестом Кесси оставить, и та использовала его на всю катушку, чтобы показать, как она недовольна своим положением.

— Мама! Мама! — закричал Робби, и Лили опрометью выбежала во двор, испугавшись, что малыш поранился.

Но с ним все было в порядке. Они с Ноа как раз закончили заливать цементом новую дорожку к крыльцу и на видном месте красовались инициалы «Р.П.».

Теперь и через сто лет люди будут знать, кто делал эту дорожку! — гордо заявил Робби.

— Смотрится просто отлично, — с облегчением рассмеялась Лили. — Но в Техасе жаркое лето и суровая зима, так что, боюсь, дорожка не продержится так долго.

— Ноа сказал, если делать свою работу очень старательно, она сохранится надолго.

— Это так. Ты должен гордиться тем, что делаешь.

— Думаешь, папа тоже бы мной гордился? — тихо спросил Робби.

— Конечно, мой хороший. — Лили опустилась на корточки перед сыном и крепко обняла его.

Наблюдавший за ними Ноа смущенно кашлянул и сказал:

— Эй, Робби, нам нужно еще переодеться перед тем, как идти за мороженым.

— За мороженым? — непонимающе переспросила Лили.

— Разве ты не спросил разрешения у мамы, Робби?

— Наверное, я забыл, — смущенно опустив взгляд, признал мальчик. — Мамочка, можно мы с Ноа сходим поесть мороженого?

— Конечно, но только после обеда.

Робби уже был готов начать спорить, но покосился на Ноа и промолчал.

— А что на обед?

— Томатный суп и бутерброды с плавленым сыром.

— Мой любимый суп, — расплылся в широкой улыбке Ноа.

— Мой тоже, — тут же заявил Робби.

Ноа взял висевшую на перилах рубашку и набросил на плечи. От него не укрылись жаркие взгляды Лили, которые она иногда бросала на него. Не то чтобы он был против, но это мешало сосредоточиться на работе. В его размышления все время вторгались воспоминания о красивой светловолосой женщине с голубыми глазами.

Он вошел на кухню и поднял глаза к потолку, дрожащему от громкой музыки:

— Как я понимаю, Кесси выражает протест?

— Наша с ней борьба началась, когда Кесси было около года. С тех пор она не прекращалась.

Ноа подошел к раковине и начал тщательно отмывать руки от цемента. Ему нравилось на этой кухне. Может, она была небольшой и мебель знавала лучшие времена, но здесь было по-домашнему тепло и уютно.

Обернувшись, он увидел Лили, что-то достающую с нижней полки холодильника. Ей пришлось наклониться, и ее узкие джинсы натянулись на бедрах, подчеркивая их идеальную манящую форму.

Словно почувствовав его взгляд, Лили обернулась, и на секунду их взгляды встретились.

Ноа судорожно сглотнул и отвернулся, притворяясь, что полностью занят умыванием. Будь он проклят, если станет извиняться за то, что засмотрелся на красивую женщину! Для мужчины это обычное дело. Вот только он не просто парень, живущий по соседству, он техасский рейнджер, который должен делать свою работу, и Лили Перри — ее часть.

— Присаживайся, сейчас я накрою на стол.

— Ноа! Ноа! Смотри, что у меня есть! — На кухню вбежал Робби, победно потрясающий чем-то, зажатым в кулачке.

— Что это?

В руках у малыша был бейсбольный мяч в пластиковой коробке.

Смотри, этот мяч принадлежал самому Нолану Райану, на нем даже есть его автограф! Ты ведь сказал, он тебе нравится. Папа говорил, Нолан самый лучший питчер в истории.

— Это так, — улыбнулся Ноа, рассматривая мяч.

— Робби, это не игрушка, — напомнила Лили.

— Знаю, я просто хотел показать его Ноа.

— Спасибо. Я люблю бейсбол, даже играл в школьной команде. — Спорт был той соломинкой, которая удержала его и его брата от улиц и проблем. — А ты, Робби?

— Я не умею ловить мяч, — смущенно опустил взгляд малыш. — И практиковаться мне не с кем.

Сердце Ноа сжималось, когда он видел, насколько малышу не хватает отца.

— Может, я помогу? — предложил Ноа. — У тебя есть перчатка и еще один мяч?

— Конечно, я сейчас принесу! — просиял Робби.

— Ну уж нет, молодой человек, сначала мы поедим, — заявила Лили. — Иди помой руки и позови сестру.

Недовольный мальчик вышел из кухни.

— Лили, что-то не так? — осторожно спросил Ноа.

— Прости, я благодарна тебе за все, что ты делаешь, но я немного беспокоюсь. Робби очень нравится проводить время с тобой, но как он будет себя чувствовать, когда ты уедешь?

— Значит, ты хочешь, чтобы я перестал общаться с твоим сыном?

— Он маленький мальчик, который очень скучает по отцу. Разве ты не чувствуешь себя неуютно рядом с ним?

— Вовсе нет. Послушай, Лили, если ты не хочешь, чтобы я проводил время с твоим сыном, это твое право. Но я знаю, каково расти без отца, и знаю, как важно, когда рядом с тобой есть мужчина, готовый уделить тебе внимание.

— У тебя был такой человек?

— Да, мы с братом проводили много времени в клубе, которым руководил старик Гас. Он всякий раз говорил нам оставить свой дурной характер за дверью клуба, если мы хотим войти.

— Пойми меня правильно, Ноа, я не хочу, чтобы Робби было больно, когда ты уедешь.

— Так же, как было больно всем вам, когда ушел его отец?

Помедлив, Лили кивнула.

— Лили, ты не можешь защитить своих детей от всего на свете. Они должны научиться жить самостоятельно, противостоять трудностям.

— Но Робби всего пять.

— Он и его сестра уже испытали достаточно боли. Ты не смогла защитить их от потери отца. Ты, взрослая, не смогла защитить даже себя саму.


Через час Лили обнаружила себя подходящей к двери «Потайного стежка». Она оставила сына под присмотром и без того не слишком довольной жизнью Кесси и сбежала. Ей необходимо было перевести дух после внезапного заявления Ноа, поговорить с кем- то, кто поймет ее. А кто справится с этим лучше, чем мать?

В магазине было много народу. За прилавком сегодня работала Милли, а Бет с другими дамами из «Уголка швеи» шила за круглым столом во втором зале.

— Вот это сюрприз! — воскликнула она, с удивлением глядя на дочь. — Что привело тебя сюда?

— Соскучилась по своей маме, — вздохнула Лили.

— Приятно слышать. Что, дети совсем распоясались? — понимающе рассмеялась Бет.

— Знаю, я ужасная мать, но я не могу дождаться конца летних каникул. Может, пообедаем вместе?

— Конечно, если ты не против того, что дамы из «Уголка швеи» присоединятся к нам.

Бет встречалась со своими подругами в «Потайном стежке» пару раз в неделю, они сидели за большим круглым столом у распахнутого окна, пили чай, шили и, конечно, сплетничали. Сегодня здесь были Лиз и Луиза Меррик, дамы примерно одного возраста с Бет, и еще две молодые матери, Кейтлин и Лиса, которые благодаря этому хобби могли хоть иногда отдыхать от своих активных детишек.

— Наслаждаешься летними каникулами? — с улыбкой спросила Луиза.

— У меня тринадцатилетняя дочь, которой безумно скучно. Как вы думаете, этим можно наслаждаться?

Женщины сочувственно рассмеялись.

— Знаю, сейчас Кесси похожа на маленького демона, но она это перерастет, как ты когда-то, — пообещала Луиза.

— Неужели я была так плоха? — ужаснулась Лили.

— Все мы были такими. Все эти бурлящие гормоны.

— Что вы, Кесси еще слишком мала, чтобы думать о сексе.

— Никто из нас не слишком молод и не слишком стар, чтобы думать о сексе, — рассмеялась Луиза.

Лиз шутливо пихнула ее локтем:

— Ты так говоришь только потому, что у тебя есть красавец муж, который не устает тебя баловать и устраивать романтические свидания.

— А что я? Лили достаточно лишь выглянут в заднюю дверь, чтобы наткнуться на красавца мужчину.

Лили почувствовала, что краснеет:

— Мистер Куппер просто наш сосед. Сейчас помогает нам с ремонтом.

— Вчера я ехала мимо твоего дома и видела этого сексуального соседа за работой — лукаво улыбнулась Кейтлин. — А когда я поняла, что на нем нет рубашки, чуть не врезалась в дерево.

Ее признание было встречено дружным смех

— Да? Может, и мне стоит проехаться мимо в вашего дома? — задумчиво произнесла Луиза, вызвав новый приступ смеха.


После обеда Ноа еще некоторое время поработал, но потом жара стала невыносимой и он вернулся в коттедж. Все это время его не оставляли мысли о Лили. Он помнил, каким взглядом она ответила на его последнюю фразу. У него не было права разговаривать с ней подобным образом.

Раздался тихий неуверенный стук. Открыв дверь, Ноа обнаружил на пороге Лили. В широкой голубой блузке, удачно подчеркивающей цвет ее выразительных глаз, она была неотразима.

— Мы можем поговорить? — неуверенно спросила она.

— Конечно. — Ноа сделал шаг назад, пропуская Лили.

— Я хотела бы извиниться за свое поведение. Ты прав, Ноа, я слишком сильно опекаю своих детей, — вздохнула она. — Просто я не знала, как иначе справиться со смертью Майка и обсуждением его сам убийства на каждом углу Керри-Спрингс, не знала, как защитить детей.

— Это я должен просить прошения, — покачал головой Ноа. — У меня нет права говорить тебе, как воспитывать детей, ведь я один и ничего не знаю о том, каково быть родителем. Если хочешь, я стану держаться на расстоянии. И чтобы Робби не обижался на тебя, я даже сам скажу ему об этом.

— Нет, Ноа! Ты лучшее, что произошло с моим сыном за очень долгое время. Он уже два года живет в доме, полным женщин, и я чувствую, как ем мужчины. Ему скоро шесть, и я чувствую, что у него начинают появляться вопросы, на которые у меня нет ответа. И этот бейсбол… Я буду рада, если ты научишь Робби ловить мяч. Если, конечно, твое предложение все еще в силе.

— В силе, — улыбнулся Ноа.

Как он мог отказать, глядя в эти прекрасные сапфировые глаза?

— Тогда я хотела бы попросить еще об одном одолжении.

— Все что хочешь.

— Пойдем с нами за мороженым?

— Хорошо, — рассмеялся Ноа.

— Конечно, за мой счет, в благодарность за все, что ты для нас сделал. Надеюсь, ты не против?

— Совершенно не против. Я согласен на подкуп.

— Как насчет двух шариков шоколадного с орехами в вафельном стаканчике?

— Замени шоколадное на вишневое, прибавь свою улыбку — и можешь начинать вить из меня веревки.

Лили почувствовала, как краснеет. Ее сердце билось так часто, словно хотело выпрыгнуть из груди. Она отступила на шаг, как будто пыталась разорвать невидимую связь, возникшую между ними.

Пойду за детьми.

Она вышла в сад и позвала их. К ее удивлению, уже через минуту Кесси и Робби стояли перед ней.

— Я решила, все мы сегодня заслужили мороженое.

Дочь молча направилась к машине.

— Нет, Кесси, мы пойдем пешком.

— Мам, там для этого слишком жарко!

— Не так уж и жарко, и идти туда всего четыре квартала. Я директор школы, настаивающий на важности физического воспитания. Если я везде буду ездить на машине, никто не станет принимать меня всерьез.

— Тогда я остаюсь дома! — надулась девочка.

— Ты не хочешь идти в кафе-мороженое? — Лили обняла дочь за плечи, и та впервые за много дней не отодвинулась.

— Ну, в кафе, наверное, хочу. А он тоже с нами пойдет? — Кесси недовольно покосилась на выходящего из дома Ноа.

— Да, похоже, в ближайшее время ты от меня не отделаешься, — рассмеялся он. — Пойдем, Робби, посмотрим, сумеют ли девчонки за нами угнаться.

— Неужели ты позволишь им победить? — с улыбкой спросила Лили у дочери.

— А мне все равно, — фыркнула Кесси.

— Послушай, я понимаю, ты злишься на меня. Но ты должна понимать, что, когда не следуешь правилам, ты получаешь наказание.

— Ты устроила здесь настоящую тюрьму. Только дисциплина и правила. Никакой свободы!

— Не думаю, что у меня в твоем возрасте она была. Я твоя мать и должна защищать тебя, а ты пошла в этот ужасный салон видеоигр, который обязана обходить за милю. Что мне остается?

— Я понимаю. Но это не значит, что меня все устраивает, — надула губки Кесси и пошла вперед.

Робби припустил за сестрой, не желая, чтобы та его опередила, а Ноа подошел к расстроенной Лили:

— Как я понимаю, она до сих пор сердится на тебя?

— Мама говорит, это расплата за то, как я вела себя в детстве.

— Ты все делаешь правильно. Когда-нибудь она это поймет. Лучше пусть она будет дома, чем в «Темной луне».

Лили нахмурилась:

— Почему ты так говоришь? Там произошло что-то, о чем ты мне не рассказал?

— Мне просто не понравился контингент, который там ошивается. Кесси нечего там делать.

Они шли по Мейн-стрит мимо аккуратных домиков с подстриженными газонами. Керри-Спрингс выглядел славным тихим городком, но внешность бывает обманчива, и к городам это тоже относится.

— В этом возрасте дети верят, что могут завоевать мир и ничего плохого с ними произойти не может.

— Слава богу, в Керри-Спрингс нет тех проблем, от которых страдают жители больших городов. Здесь все друг друга знают, присматривают друг за другом и всегда готовы помочь.

Хрупкая пожилая женщина помахала им с крыльца дома, мимо которого они проходили.

— Добрый день, мисс Оливия. Как вы себя сегодня чувствуете?

— Неплохо. Слышала, твоя мать сейчас работает в «Потайном стежке»?

— Да, она подменяет Дженни.

— Ах да, она ведь недавно родила, да? — широко улыбнулась старушка.

— Да. Мальчика, его назвали Син Михаэль. Крестины назначены на воскресенье, приходите посмотреть на малыша.

— Обязательно. Сестра меня отвезет.

— Как дела у мисс Эмили?

Мисс Оливия тяжело вздохнула и недовольно взмахнула рукой:

— Она все время жалуется, но на самом деле здорова как бык. Я передам ей, что вы спрашивали о ее здоровье, ей будет приятно. — Старушка заметила Ноа. — А кто этот молодой человек? — Она близоруко прищурилась, стараясь рассмотреть его лицо.

— Ноа Куппер, мэм. Я работаю плотником у Касали и снимаю коттедж при доме миссис Стейли.

— Очень приятно познакомиться. Очень!

— Хорошо, но мы лучше пойдем. Я обещала Робби и Кесси мороженое.

— Конечно, идите-идите, — кивнула мисс Оливия, ощупывая Лили и Ноа цепким взглядом опытной сплетницы.

Когда они отошли подальше от дома говорливой старушки, Ноа не выдержал и рассмеялся.

— Зря смеешься, — покачала головой Лили. — Может, мисс Оливия уже не так хорошо ходит, но прекрасно умеет набирать телефонные номера. К вечеру об этом разговоре будут знать все городские кумушки. Ты станешь сплетней месяца.


Человеку, вошедшему в кафе-мороженое «У Шаффера», могло показаться, что он оказался в пятидесятых годах.

Робби и Кесси уже сидели на высоких стульях у стойки, изучая меню. Это кафе было идеальным местом для детей, а эти двое даже не понимали, какую счастливую долю подарила им судьба. Сам Ноа, выросший в бедности, даже мечтать не мог о том, чтобы посидеть в таком кафе за стаканчиком мороженого.

Вместо этого он всеми силами пытался заработать денег, чтобы прокормить себя и младшего брата. С точки зрения уличного мальчишки, любому, кому не приходится воровать или просить милостыню, чтобы выжить, страшно повезло в жизни.

Ноа и Лили устроились рядом с детьми. К ним тут же подошел официант:

— Здравствуйте, мисс Перри.

— Привет, Тим. Не ожидала увидеть тебя здесь.

— Я коплю на машину.

— Неужели ты уже такой старый? — рассмеялась Лили.

— В прошлом месяце мне исполнилось шестнадцать, — смутился Тим.

— Теперь я чувствую себя старой, — вздохнула Лили.

— Что будете заказывать?

— Мне ванильное, — решила Кесси.

— Ванильное? — наигранно удивился Ноа. — От такой очаровательной юной леди я ожидал чего-то более изысканного и оригинального.

— Ну, иногда я заказываю персиковое с клубникой, — смутилась девочка, которой явно понравился комплимент.

— А я хочу шоколадное с кусочками печенья, — сообщил официанту Робби.

— А мне фисташковое с мятой, — решила Лили. — А ты, Ноа?