Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— А ты еще сохранил свою сноровку, Бренд.

Брендон потрепал коня по шее:

— Силуэт по-прежнему самый лучший. — Он взглянул на Нору. — Теперь ваша очередь.

Она покачала головой:

— Нет, я пас.

— Давай, мама. Это так весело, — уговаривал ее сын. — Брендон не даст тебе упасть.

Нора еще не успела ничего решить, а Брендон уже наклонился вперед, обнял ее за талию и легко снял с ограждения, словно она была пушинкой.

— Брендон, — выдохнула она и крепко обхватила его за шею.

— Не бойтесь, я держу вас, — прошептал он ей на ухо. — Все в порядке. А теперь перекиньте ногу через коня.

Нора сделала, как сказал Брендон, и оказалась у него на коленях.

— Хотя мне нравится такая поза, дорогая, — пробормотал он, натянуто улыбнувшись, — я все же думаю, что удобнее ездить верхом, когда сидишь в седле один. — Он слегка приподнял ее и посадил перед собой. Обвив женщину руками, Брендон схватил поводья и направил коня в центр манежа.

— Пожалуйста, только не очень быстро, — проговорила Нора, вцепившись в край седла.

— В первый раз это будет медленно и легко, — выдохнул он ей в волосы.

Нора так остро почувствовала мужскую силу этого человека, его жар, что испугалась по-настоящему.

— Вы хотите посмеяться надо мной? — спросила она.

— Ни в коем случае. — Его голос стал хриплым. — Доверьтесь мне, Нора. Я не допущу, чтобы с вами что-то случилось.

— Вы не можете давать такое обещание.

— А что, если я пообещаю сделать все, что в моих силах, чтобы защитить вас?

Она старалась сидеть прямо, чтобы не касаться его груди, но это было затруднительно. В конце концов Нора сдалась, отклонилась назад и попыталась получить удовольствие от легкой качки.

Брендону было нелегко не реагировать на Нору. На аромат ее волос. На прикосновение ее стройного тела. Как мужчине сохранить при этом ясную голову? Невозможно.

Нора мешала ему здраво мыслить. Ее глаза гипнотизировали его, пухлые губки вызывали непреодолимое желание попробовать их на вкус, а о таком теле, как у нее, можно было только мечтать. Да, его влекло к ней. Проблема заключалась в том, что ей он был не нужен.

— Я вижу, вы никогда не ездили верхом.

— Не имела возможности.

— Я мог бы научить вас и Зака. Недалеко отсюда есть одно очень милое местечко. Это в «Долине мустангов». Там много мустангов.

— Это не очень хорошая идея. Зак — диабетик… Я должна постоянно наблюдать за ним.

Брендон не представлял, как тяжело иметь дело с больным ребенком.

— Я мог бы помочь вам. Я знаю, что вы медсестра, но меня учили оказывать первую помощь.

Он почувствовал, что она колеблется.

— Послушайте, Брендон. Это было очень любезно с вашей стороны, что вы пригласили нас сюда сегодня, но я не ищу никаких отношений. И было бы нечестно с моей стороны вводить вас в заблуждение.

Она не оставляла ему даже шанса.

— Почему бы вам не предоставить мне самому заботиться о себе? Кроме того, мне просто хочется проводить время с вами и Заком.

— Я трачу все свое время на работу в госпитале, остальное — на своего сына.

— Сейчас вы здесь, со мной, — сказал он ей и, посмотрев на группу ребятишек, окруживших ее сына, улыбнулся. — Зак выглядит вполне счастливым. А что могло бы сделать вас счастливой, Нора?

Когда она взглянула на Брендона, он прочел печаль в ее глазах.

— Мне ничего не нужно.

Брендон остановил Силуэта в дальнем конце манежа, вдали от любопытных глаз.

— Наверняка вы чего-то хотите, Нора. Может быть, я смогу помочь.

Ее удивительные глаза наполнились слезами, и она отвернулась:

— Никто не может мне помочь.

Брендон прикоснулся к ее подбородку и осторожно повернул ее голову к себе.

— Позвольте мне попытаться, Нора. Каждому человеку нужно что-то… кто-то.

Не в силах устоять, он наклонился и прижался губами к ее губам. Это был нежный поцелуй, но Нора едва не задохнулась. Брендон отшатнулся и с удивлением посмотрел на нее.

— Вы ведь тоже чувствуете это, правда, Нора? — спросил он. — Что что-то происходит между нами?

Глава 4

Прежде чем Нора успела ответить, Брендон услышал, что кто-то зовет их, и взглянул на группу людей, собравшихся возле ограждения. Его брат махал рукой, прижимая к себе вялого Зака.

— Зак! — закричала Нора.

— Держитесь! Брендон пришпорил коня, и они помчались вперед. Он спешился и помог спуститься Норе. Она бросилась к сыну:

— Зак?!

— Все в… порядке, мам, — невнятно произнес он.

Нора посмотрела на Брендона:

— Мне нужна моя сумка. Она на заднем сиденье вашего фургона.

Брендон не хотел оставлять Нору.

— Джей, сбегай за сумкой! Мы будем ждать тебя в доме.

Когда его брат и еще несколько ребятишек унеслись, Брендон взял Зака на руки:

— Послушай, Зак, не пойти ли нам в дом, где прохладней?

— Я не хочу в дом, — слабо возразил мальчик.

Не обратив внимания на его слова, Брендон бы строй походкой зашагал к дому.

Через несколько минут прибежал Джей.

Брендон прошел в гостиную, где положил мальчика на прохладный кожаный диван, и отошел в сторонку, дав возможность Норе приступить к делу.

Открыв свою огромную сумку, она вынула прибор и поспешно проверила уровень сахара в крови Зака. Потом достала упаковку таблеток.

— У него низкий уровень сахара, — объяснила Нора. — Надо дать ему таблетку глюкозы.

Брендон успокаивающе взглянул на мальчика:

— Держись, Зак, все будет хорошо.

— Я… я потерял свою шляпу, — ответил Зак сонным голосом.

У Брендона сжалось сердце от непривычного ощущения своей беспомощности.

— Уверен, что мы ее найдем.

Минут через десять Зак почувствовал себя лучше.

Бросив взгляд через плечо, Брендон увидел Эбби, стоявшую в дверях. Держа в одной руке стакан апельсинового сока, а в другой — тарелку с двумя булочками, она подошла к Брендону и протянула ему еду.

— Спасибо, — произнес он.

Щеки Зака снова порозовели, глаза заблестели.

— Не хочешь попить или поесть, Зак?

Мальчик, кивнув, сел, взял стакан и с жадностью осушил его.

— Спасибо, — поблагодарил он, возвращая стакан.

— Пожалуйста, сынок, — ответил Брендон.

— Жалко, что я заболел.

Ему ответила Эбби:

— Мы рады, что тебе стало получше.

Нора еще раз измерила уровень сахара:

— Все в норме. Эбби улыбнулась:

— Зак, остальные дети решили посмотреть кино перед ужином. Они оставили тебе место в комнате для игр.

Зак взглянул на мать:

— Можно я тоже пойду посмотреть кино? Ну пожалуйста!

Нора нахмурилась:

— Зак, может, хватит на сегодня?

— Но, мам! Я чувствую себя сейчас хорошо. Пожалуйста!

В комнату вошла Элли, неся оброненную ковбойскую шляпу.

— Я присмотрю за ним, мисс Доннелли. Только скажите мне, на что мне надо обратить внимание.

— Ну, ладно. Но если почувствуешь себя плохо, ты должен будешь сразу сказать мне.

— Обещаю. — Зак медленно сел и обвил ее шею руками. — Спасибо, мамочка. Это самый лучший день в моей жизни.

Он встал и взял Элли за руку. Они вместе вышли.

— С ним все будет в порядке, Нора. — Брендон встал за ее спиной, стараясь успокоить. — Он рядом, и вы в любое время сможете взглянуть на него.

Неожиданно комната опустела, и Нора принялась ликвидировать беспорядок. Брендон видел, как обострены ее чувства. С момента смерти мужа ей приходилось справляться с болезнью сына одной. Ему захотелось снять с нее часть груза.

Брендон сел на тахту и произнес:

— Ну-ну, Нора, с Заком все хорошо.

Она убрала прибор для анализа в свою сумку и заметила:

— Мне надо было лучше следить за ним.

— Вы не можете следить за ним каждую секунду, Нора. Теперь мы знаем, на какие симптомы следует обращать внимание.

Она подняла на него глаза:

— Я должна это делать сама. Я уже давно привыкла рассчитывать только на себя.

— А у вас нет родственников, которые могли бы вам помочь?

Нора покачала головой:

— Я росла только с бабушкой и мамой. Их обеих не стало, когда мне исполнилось четырнадцать.

Это было ужасно. Брендон взял ее за руку:

— Не могли бы вы хоть немного опереться на меня?

Ее сапфировые глаза округлились, и она постаралась осторожно высвободить свою руку.

— Это было бы нечестно по отношению к вам.

— Вы думаете, что, если у вашего сына диабет, я не смог бы справиться с проблемой? Что я не захотел бы снова увидеться с вами, чтобы узнать вас и Зака получше?

— Нет. Но я не смогу дать вам то, в чем вы нуждаетесь. Я больше не завожу никаких знакомств.

Нора отвела глаза, и Брендон задумался о том, кто заставил ее чувствовать себя так. Ее покойный муж?

— Вы должны знать, Нора, что Рэнделлы никогда легко не сдаются.


Вечером они возвращались домой. Зак заснул на заднем сиденье машины, а Нора думала о прекрасно проведенном дне. Она не знала, как ей отнестись к Рэнделлам. К их щедрости, дружбе, которую они так охотно предложили ей, к искренней заботе, которой они окружили Зака.

Однако ей было необходимо устоять перед Брендоном. Она прикоснулась к своим губам, вспоминая поцелуй, который застал ее врасплох.

Но она не имела права втягивать Брендона в свою жизнь.

— Вы что-то притихли, — произнес Брендон.

— Просто отдыхаю и наслаждаюсь покоем.

— Да, моя семья может утомить. — Он очаровательно улыбнулся. — Я думаю, Зак хорошо провел время сегодня.

— Лучше не бывает. — Нора повернулась к Брендону. Он был красивым мужчиной, но она не могла пустить его в свою жизнь. — Я не знаю, как благодарить вас за то, что пригласили нас сегодня, но…

— Неужели всегда обязательно какое-то «но», Нора? — Он свернул на ее улицу. — Неужели вы не можете просто сказать, что получили удовольствие от этого дня, от нашего общения? И может быть, даже хотели бы все это повторить?

Она испугалась. Продолжать было небезопасно.

— Я не могу.

Остановившись перед ее домом, Брендон бросил быстрый взгляд через плечо на уснувшего Зака. Отстегнув ремень безопасности, он нагнулся к Норе, и ее охватила паника.

— Предупреждаю вас, Нора Доннелли, я сделаю все, что в моих силах, чтобы изменить ваше мнение, — выдохнул он, наклоняясь ближе.

Нора боялась не Брендона Рэнделла — во всяком случае, того, что он причинит ей физическую боль — но ее сердце, безусловно, подвергалось опасности.

Брендон дотронулся до ее лица, и Нора ахнула от предвкушения. Она не могла отрицать, что ее влекло к нему. О, она до боли мечтала о его нежности, его прикосновении… его поцелуе. И он ее не разочаровал. Брендон нашел ее губы, и по телу Норы разлился жар. Его язык коснулся ее губ, разомкнул их и проник внутрь, пробуя ее на вкус. Она схватилась за его рубашку, чувствуя под своими пальцами его крепкую грудь, его бьющееся сердце.

Простонав, Нора придвинулась ближе к нему, прижалась всем телом, желая близости, которой так долго была лишена. Она молила Бога о помощи, но в глубине души понимала, что не может отказаться от своего решения. Не может сейчас.

Нора оторвалась от его губ и оттолкнула его.

— Прекратите! — выдохнула она. — Я не могу.

Он тоже тяжело дышал.

— Хорошо, возможно, это слишком поспешно.

Нора посмотрела на заднее сиденье, потом на Брендона. Свет уличного фонаря, проникавший через ветровое стекло, обнажил неистовость желания в его взгляде.

Ей пришлось отвернуться.

— Нет, Брендон. Тут нечто большее. Между нами не может быть никаких отношений.

— Но они уже есть, Нора.

— Тогда это должно прекратиться сейчас. — Она помолчала. — Сожалею. Я не собиралась завлекать вас.

Он пристально посмотрел на нее и наконец произнес:

— Кто причинил вам боль, Нора? Какой мужчина сделал вас такой недоверчивой?

Она отвела взгляд. Ей не хотелось говорить об этом.

— Это произошло очень давно. — Нора покачала головой. — И теперь уже не имеет значения.

Брендон коснулся ее подбородка:

— Это имеет значение для меня, Нора, потому что вы небезразличны мне.

Глаза женщины наполнились слезами, но она не могла позволить ему повлиять на ее решение. Она покачала головой:

— Нет, не говорите так. Вы — детектив, занимающийся моим делом. И только.

Тихий звук донесся с заднего сиденья, и Нора почувствовала облегчение, когда ее сын сел и начал тереть глаза руками.

— Мы дома?

— Да, солнышко, — ответила она. — И я сейчас уложу тебя спать. Уже поздно.

— Ладно, дружище, — сказал Брендон. — Я думаю, мы должны послушаться.

Он вышел, открыл заднюю дверцу машины, освободил Зака от ремня безопасности и взял его на руки. У Норы сжалось сердце, когда она увидела, как сильный мужчина держит на руках ее сына.

— Было здорово сегодня, Брендон, — сказал Зак. — Спасибо, что взяли меня на ранчо.

— Пожалуйста, малыш. Ты должен приехать на родео.

Нора не хотела, чтобы Брендон строил какие-то планы на их счет.

— Мы сможем, мам? Сможем поехать на родео?

Нора отперла дверь, вошла в квартиру и включила свет:

— Посмотрим, солнышко.

Мальчик нахмурился:

— Ты всегда так говоришь. Я думаю, что это значит «нет».

— Зак, — произнесла она укоризненно. — Я сказала, что мы посмотрим. Я только хочу убедиться, что ты в порядке.

Прежде чем мальчик смог вступить в спор, Брендон вмешался в их разговор.

— Мне кажется, что это правильно, — сказал он. — А теперь тебе пора в постель. Где твоя комната?

Норе хотелось, чтобы Брендон ушел. Она показала в конец коридора и отправилась за пижамой сына. Затем она услышала смех и, вернувшись, обнаружила, что Брендон снял с хохочущего мальчика джинсы и рубашку. Он взял пижаму из ее рук, и через секунду Зак был уже готов ко сну.

Брендон обнял мальчика и отошел в сторону, дав Норе возможность поцеловать сына.

— Спокойной ночи, Брендон. Спокойной ночи, мама, — произнес Зак и повернулся на бок.

Они дружно ответили:

— Спокойно ночи, Зак.

Брендон закрыл дверь, но не ушел, а протянул руки и обнял Нору. И видит бог, она была не против. Недолго думая, он наклонился и поцеловал ее. От этого жаркого поцелуя у Норы перехватило дыхание и сильно забилось сердце. Наконец он отстранился.

Его глаза потемнели.

— Как следует заприте дверь, Нора, — сказал Брендон.

Он повернулся и вышел. Норе понадобилось призвать всю свою волю, чтобы не попросить его остаться.


Брендон не мог найти себе места, нервно меряя шагами свой кабинет и убеждал себя в том, что просто не привык быть запертым в четырех стенах. Последние четыре года он постоянно разъезжал в патрульной машине. Став детективом, он лишился такой роскоши.

Брендон выглянул в окно. Теперь у него появилось много времени для раздумий. На следующей неделе ему предстоит важная встреча с семьей, где он должен будет сообщить о своем решении.

Нора Доннелли также не давала ему покоя. Он очень скучал по ней. День, который они провели на пикнике, показался ему прекрасным. Он думал, что Нора тоже так считала, но ошибся.

Зазвонил телефон. Брендон подошел к письменному столу и снял трубку:

— Рэнделл.

— Брендон? Он улыбнулся, услышав голос матери.

— Привет, мам! Как ты?

— Я-то хорошо, а вот с твоим отцом произошло несчастье.

У него пересохло в горле, а сердце бешено забилось.

— Что случилось?

— Он запутался в колючей проволоке.

— Насколько это серьезно?

Эбби вздохнула:

— Он не стал возражать, чтобы его привезли в госпиталь. Мы в Уэст-Хиллз сейчас.

— Буду через десять минут.

Брендон схватил шляпу и высочил на улицу.

Когда он сел в машину, у него дрожали руки. Он сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться, говоря себе, что с отцом все будет в порядке.


Нора увидела фамилию Рэнделлов в медицинской карте. У нее забилось сердце при мысли о Брендоне. Она не успокоилась и когда прочла имя — Кэйд.

Она вошла в больничную палату и увидела сидящего на кровати Кэйда Рэнделла, рука которого была замотана окровавленным полотенцем. Рядом с Кэйдом сидела Эбби. Кроме того, в небольшом помещении находились еще двое мужчин: братья Кэйда, Чанс и Тревис.

Эбби посмотрела в ее сторону:

— О, Нора. Мы так рады, что вы здесь.

Нора улыбнулась и поздоровалась со всеми.

Она подошла к кровати и, размотав раненую руку Кэйда, увидела несколько глубоких рваных ран.

— Как это случилось?

— Мой брат запутался в колючей проволоке, — сказал Чанс, улыбнувшись типично рэнделловской улыбкой. — Казалось бы, с таким многолетним опытом ему бы следовало знать, как натягивать проволоку.

Кэйд нахмурился.

— Ты можешь уходить, если хочешь, — проворчал он. — Да вы оба можете уходить… я в надежных руках этих женщин.

Братья бурчали в ответ что-то нелицеприятное, пока Нора продолжала осматривать раны на руке и спине Кэйда. Потом она измерила его температуру, пульс и давление.

— Эбби, как только ты уживаешься с этим человеком все эти годы? — произнес Тревис.

Эбби улыбнулась мужу:

— Это, конечно, тяжкий крест, но я справляюсь.

Нора видела, что эта пара действительно справляется, и прекрасно. Было видно, что они любят друг друга.

В этот момент в палату стремительно влетел Брендон. Он выглядел взволнованным.

— Папа?

— Привет, сынок, — улыбнулся Кэйд. — А ты что здесь делаешь?

— Мне мама позвонила.

Брендон не мог отвести взгляд от окровавленной руки отца.

Кэйд застонал и откинулся спиной на подушку:

— Никогда себе этого не прощу. Тревис усмехнулся:

— Представь, какие у тебя будут теперь шрамы.

— Выходите все, — скомандовала Эбби. — Нам надо освободить Норе пространство для работы. К тому же вы, друзья, нервируете пациента.

Брендон немного успокоился, убедившись в том, что его отец находится не в таком уж плачевном состоянии. Он подошел с другой стороны кровати и обнял мать. Отсюда ему было прекрасно видно, что делает Нора. Она выглядела очень профессионально со своими завязанными в хвостик волосами. Как она только умудрялась быть настолько сексуально привлекательной в своей мешковатой форме?

Она устремила на него взгляд своих сапфировых глаз:

— Привет, Брендон. Он откашлялся:

— Привет, Нора. Тебе нужно что-нибудь, пап?

Кэйд простонал:

— Да, быть на двадцать лет моложе и двигаться на полшага быстрее. Тогда я не попал бы в подобную ситуацию.

Брендон не мог понять, зачем его отцу вообще понадобилось самому натягивать колючую проволоку. Разве они не наняли помощников для работы на ферме?

Едва Брендон собрался задать этот вопрос, как вошел доктор и попросил всех, кроме Эбби, покинуть палату. Брендон с облегчением направился в зону ожидания.

— Да не волнуйся ты так, — сказал Чанс, обнимая его. — Твой отец сильный. У него все будет в порядке, особенно если учесть, что за ним ухаживает твоя хорошенькая медсестра.

— Она не моя хорошенькая медсестра, — возразил Брендон.

Тревис присоединился к разговору:

— О господи, разве мы не говорили уже об этом. — Он похлопал племянника по плечу. — Тогда откуда взялись все эти искры, летающие вокруг?

— Дай ей время, сынок.

— Не думаю, что время как-то может изменить мнение Норы.

— Нет, но ты сможешь. К тому же когда это мужчинам Рэнделлам что-то давалось легко?