Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Патрисия Тэйер

Заветный талисман

Глава 1

Дженни Коллинс еще раз с сомнением прочитала объявление, украсившее этим утром входную дверь «Потайного стежка»: «Курсы шитья лоскутных одеял для начинающих каждую среду и субботу. Приглашаются все желающие».

Что ж, теперь все официально. Да, она учитель английского языка в средней школе, а не эксперт по шитью лоскутных одеял, но, по крайней мере, даже сейчас, когда ее размеренная жизнь пошла прахом, у нее есть работа и возможность провести в Керри-Спрингс столько времени, сколько она захочет. Вопрос на миллион долларов — как долго она собирается оставаться в этом милом техасском городке?

Со вздохом она открыла дверь и вошла в лавку.

— Привет! — радостно помахала ей помощница Милли Робертс, маленькая и изящная шестидесятилетняя женщина с подстриженными каре седыми волосами. Она была милой, энергичной и, что самое важное, знала все о лоскутных одеялах. — Мы только что получили новую посылку от Эллисон! — радостно сообщила она.

Дженни прошла вдоль стен, на которых красовалось несколько одеял, выполненных по личному дизайну Эллисон Касалли, хозяйки магазина и с недавних пор ее босса. Под ними находились стенды, демонстрирующие рулоны ткани всевозможных расцветок, которые удовлетворили бы даже самого взыскательного покупателя. На длинном столе для резки ткани стояло несколько больших коробок.

— О господи, похоже, Эллисон оптом скупила всю ткань, какую нашла! — изумленно воскликнула она.

Компания, с которой сотрудничала начальница Дженни, предоставляла ей гигантские скидки лишь за право включить в рекламу упоминание о том, что их продукцией пользуется сама Эллисон Коул Касалли. В результате ее поклонники не задумываясь сметали с полок их товары.

— Полагаю, это было необходимо, ведь ты распродала почти все запасы, которые были в магазине, — ответила Милли.

Дженни открыла коробку и начала аккуратно доставать рулоны ткани и выкладывать их на стол, когда услышала тихий детский голосок:

— Здравствуйте.

Перед ними стояла очаровательная темноволосая девочка, одетая в джинсы и пушистый розовый свитер. Ее огромные голубые глаза сияли любопытством, а щечки алели от смущения.

— Привет, я Дженни Коллинс. — Дженни приветливо улыбнулась и подошла к девочке.

— А я Грейс Анна Рефферти, но все зовут меня Грейси.

— Приятно познакомиться, Грейси Рефферти. Чем я могу тебе помочь?

— Я прочитала объявление на вашей двери. Хочу, чтобы вы помогли мне сшить лоскутное одеяло.

Дженни беспомощно оглянулась на Милли, но та была слишком занята, разбирая ткани.

— Что ж, Грейси, даже не знаю, что тебе сказать. Вообще-то эти занятия не для детей…

— Но мне уже восемь лет, и я умею шить, — возразила малышка. — Я даже начинала шить собственное одеяло… то есть мы с мамой начинали его шить, но она больше не может мне помогать.

Сердце Дженни сжалось от сочувствия, когда она увидела печаль в глазах девочки.

— Прости, Грейси, я бы очень хотела тебе помочь, но это занятия для взрослых.

Плечи девочки опустились, но она не собиралась сдаваться.

— Но я обещала маме, что закончу это одеяло! — воскликнула она.

Дженни присела на корточки перед Грейси и заглянула ей в глаза:

— Приходи на наши курсы вместе с мамой, чтобы вы смогли вместе сшить его?

Она помотала головой, а в ее огромных голубых глазах заблестели слезы.

— Мамочка не может этого сделать, она на небесах.


Эван осмотрел весь магазин «Аппаратура у Саэрса», но так и не нашел дочь. Он поспешил к своему грузовику, надеясь, что Грейси просто заскучала и решила выйти на улицу, но и там ее не оказалось. Он огляделся, не зная, что делать. Куда она могла пойти? Господи, а вдруг ее кто-то похитил? Глупости, только не в Керри-Спрингс. Посылая небу безмолвные молитвы, Эван заглянул в соседнюю дверь продуктового магазина, надеясь, что Грейси зашла туда купить конфет, но и там ее не было. Он не смог уследить за собственной дочерью. Возможно, он просто не создан для отцовства? Паника уже вонзила свои ледяные коготки в его сердце, когда его взгляд упал на витрину, в которой были вывешены разнообразные лоскутные одеяла и ткани для них. Эван вспомнил, что Грейси упоминала о том, что хочет закончить свое одеяло, и поспешил войти.

Уже с порога он услышал голосок дочери. Возможно, кому-то он мог показаться излишне заботливым отцом, но Грейси была его солнцем, смыслом жизни, только ради нее он каждое утро открывал глаза и вставал с постели, хотя порой тоска разрывала его сердце.

— Грейси Рефферти!

Она подпрыгнула и обернулась. Эван успел заметить, как счастливое выражение на ее личике сменилось виноватым.

— Ой, папочка, прости.

— Так просто вы не отделаетесь, юная леди, — строго начал он, но потом его голос смягчился. Он не мог подолгу сердиться на эту малышку. — Ты же знаешь, что не должна убегать без разрешения. Я не смог найти тебя и очень волновался.

— Прости, пожалуйста. Ты был занят, и я подумала, что могу пока посмотреть одеяла. — Она жалобно улыбнулась, на мгновение став очень похожей на свою мать.

— Надо было предупредить меня.

— Здравствуйте, мистер Рефферти, я Дженни Коллинс, — вмешалась в их разговор девушка, стоявшая рядом с Грейси. — Я новый менеджер «Потайного стежка».

Эван внимательнее пригляделся к ней: она была высокой, очень красивой блондинкой, с милой улыбкой и шоколадно-карими глазами, от глубины которых захватывало дух. Ее голубая блузка была заправлена в узкие джинсы, подчеркивающие ее тонкую талию и изящные линии бедер.

— Простите, что вам пришлось поволноваться за Грейси. Я не знала, что она пришла сюда без разрешения.

— А что вы подумали, когда маленький ребенок оказался в вашем магазине в одиночестве?

Дженни продолжала улыбаться, но ее взгляд стал холодным.

— Что через пару минут подойдут и ее родители, — раздраженно ответила она и посмотрела на девочку. — Грейси, когда в следующий раз захочешь прийти сюда, не забудь спросить разрешения.

— Хорошо, — кивнула малышка.

— А теперь почему бы тебе не умыться перед тем, как папа заберет тебя домой? — спросила она, с вызовом глядя на Эвана.

— Я провожу тебя, малышка, — сказала Милли, выходя из-за прилавка. — Привет, Эван.

Он почувствовал, как кровь прилила к щекам, когда узнал свою бывшую учительницу Милли Робертс.

— Здравствуйте, миссис Робертс.

— Пойдем, Грейси. — Милли обняла девочку за плечи и увела за собой.

— Вы не могли бы уделить мне минуту вашего времени, мистер Рефферти?

— Зачем? Уверяю вас, Грейси больше сюда не вернется.

— Почему вам так не нравится ее желание заняться шитьем? Грейси рассказала мне о том, что ее мама шила лоскутные одеяла, и она хочет закончить свое. В последнее время ей, наверное, очень грустно…

У него не было никакого желания обсуждать свою личную жизнь, тем более с посторонним человеком.

— Полагаю, это не ваше дело. Кроме того, Грейси еще слишком мала для подобных занятий.

Но она не могла не обратить внимание на то, что ни отец, ни дочь не выглядят счастливыми. Как только Грейси вошла в магазин, Дженни почувствовала с ней связь. Ее собственное детство не было счастливым, и теперь один взгляд на эту печальную девочку разбивал ей сердце.

— Возможно, если вы поговорите с ней…

— Послушайте, я не знаю, почему вы решили, что имеете право давать мне советы, но, будьте любезны, позвольте мне самому решать, как воспитывать дочь.

— Но ваша дочь вошла сюда и попросила меня о помощи, в которой я не собираюсь ей отказывать. Возможно, если мы подумаем вместе, то найдем решение этой проблемы.

— Нет, спасибо. Все, чего я хочу, — это чтобы меня и мою семью оставили в покое. — Он с облегчением вздохнул, когда Грейси вернулась. — Пойдем, малышка, пора ехать домой.

Взяв дочку за руку, Эван направился к двери. Он сам не знал, почему был так груб с девушкой, с которой познакомился всего пару минут назад. Возможно, чувствовал, что она может стать для него большой проблемой.

Он понимал, почему Грейси тянуло к этой красивой блондинке с теплыми шоколадными глазами и милой улыбкой, и ненавидел себя за то, что испытывал схожие чувства.

Эван мысленно приказал себе держаться подальше от этого места.

* * *

— Вот придурок! — пробормотала Дженни. — Ты слышала, что он сказал, Милли?

Сквозь стекло витрины она наблюдала за тем, как мистер Рефферти и его дочь садятся в грузовик с надписью «Ранчо «Тройное «Р». Еще один неотесанный ковбой, хотя, надо признать, очень привлекательный: высокий, черноволосый. Его светлая рубашка скрывала широкие плечи и оставляла открытыми сильные, мускулистые руки. И когда он смотрел на нее своими дымчато-голубыми глазами, ей казалось, что кожа начинает плавиться…

Великолепно! В первый раз за долгое время она почувствовала влечение к мужчине, и, конечно, им должен был оказаться Эван Рефферти, с которым она никогда не сможет найти общий язык. Она знала мужчин подобного типа — заносчивых, самоуверенных, раздражающих: ее собственный отчим был таким. Нет, она не станет терять свое время на мистера Рефферти.

Грейси, прижавшись носом к стеклу, с тоской смотрела на «Потайной стежок». Заметив Дженни, она помахала ей. Что ж, у этого мрачного ковбоя был один большой плюс — очаровательная маленькая дочка.

— Не будь к нему слишком строга, — попросила Милли, печально глядя из-за прилавка вслед отъезжающему автомобилю. — Год назад, перед Днем благодарения, Эван потерял жену Меган.

— Как это произошло?

— У нее был рак, — вздохнула Милли. — Эвану пришлось не только мириться с ее смертью, но и заботиться о маленькой дочери и следить за ранчо. Нельзя винить его за то, что он испугался, когда не смог найти Грейси.

Дженни кивнула. У нее не было детей, но она знала, через что прошла Эллисон, помогая своей дочери Черри, оправиться после аварии, в которой та едва не погибла, и понимала, что в подобной ситуации повела бы себя так же, как Эван.

— Что ж, думаю, нам пора возвращаться к работе, — сказала она Милли. — Через две недели начнутся занятия для новичков.

Она открыла заднюю дверь, через которую теперь можно было войти в соседнее здание, которое Эллисон купила, решив расширить свой магазин. Дженни стояла в дверях и смотрела на большое пустое помещение. Стены требовали покраски, в дальнем углу уже стояли новые комоды и полки. Здесь было достаточно места, чтобы проводить занятия и хранить ткани. И они наконец смогут перенести сюда швейные машинки, ожидающие своего часа на складе.

— Наверное, нам стоит поставить у окна большой круглый стол и несколько удобных кресел? — предложила она Милли. — Женщины смогут здесь болтать, обмениваться идеями и секретами мастерства. Можно назвать его «Уголком швеи».

— Это прекрасная идея. Не думаю, что у тебя возникнут проблемы с поиском желающих посидеть за этим столом.

Дженни с улыбкой кивнула. Она надеялась, что размышления об устройстве магазинчика помогут ей отвлечься от мечтаний об Эване Рефферти. Ей совсем не нравилось, что она никак не могла забыть о нем. В ее жизни сейчас не было места для мужчины, тем более для такого грубияна. У нее и без того достаточно проблем. Наверняка она думает об Эване только из-за его дочери. Внезапно ей в голову пришла замечательная идея.

— Милли, если мы передвинем занятия для взрослых на утро среды и субботы, это освободит субботний вечер?

— Да, что у тебя на уме?

— Возможно, нам стоит проводить занятия и для девочек?

Несколько мгновений Милли внимательно изучала ее лицо.

— Ты все это делаешь ради того, чтобы одна маленькая девочка смогла закончить свое одеяло?

Грейси нуждалась не только в этом. Дженни помнила свое детство, проведенное в тени старших братьев, постоянно обижавших ее, с отчимом, не обращавшим на нее внимания. А ее мать закрывала на все это глаза. Сейчас Грейси чувствует что-то похожее.

Оставался один вопрос: справится ли восьмилетняя девочка с занятиями на курсах шитья? Наверняка.

— Что плохого в желании помочь малышке закончить ее одеяло? — невинно поинтересовалась Дженни.

— Если мы говорим о лоскутном одеяле, которое начинала шить ее мать, все может оказаться сложнее, чем ты думаешь. Меган была настоящим профессионалом. Я видела ее работы на местной ярмарке, они выглядели потрясающе. Но ты права. Думаю, Грейси будет полезно посещать эти занятия, ведь она осталась без материнской заботы в доме, полном мужчин. — На губах Милли заиграла томная улыбка. — И кстати, чертовски красивых мужчин.

Дженни вспомнила боль в глазах Эвана, когда она упомянула о смерти его жены. Вот еще одна причина держаться подальше от этого ковбоя. Он мог быть сколь угодно привлекателен, но его сердце все еще принадлежало другой женщине.

* * *

На следующее утро Дженни направилась в младшую школу Керри-Спрингс, держа в руках стопку флаеров. Она надеялась, что Лилиан Перри, директор школы, поможет ей с рекламой курсов.

Войдя в кабинет директора, Дженни с изумлением обнаружила там женщину, которая выглядела не намного старше ее. Лилиан оказалась симпатичной брюнеткой с яркими зелеными глазами.

— Спасибо, что согласились встретиться со мной, миссис Перри.

— Пожалуйста, зовите меня Лили. Садитесь.

— Тогда вы меня — Дженни.

— Я слышала, что вы новая управляющая «Потайного стежка».

— Новости в этом городе распространяются удивительно быстро, — улыбнулась Дженни.

— Моя мать, Бет Стейли, практически живет в вашем магазине.

— О да, они с Милли близкие подруги.

— Итак, что я могу для вас сделать?

— Я надеялась, вы можете рассказать детям о наших курсах шитья лоскутных одеял для детей. Бесплатных курсах.

— Идея кажется мне очень интересной. И щедрой.

— Мы надеемся привлечь женщин, учившихся на наших курсах, к работе на этих занятиях. Они помогут девочкам освоить азы шитья. По-моему, это станет шагом к преодолению взаимонепонимания между поколениями.

— Уверена, моя мама будет в восторге от этой идеи. Она много лет пыталась заинтересовать шитьем мою дочь Кесси, но безуспешно. Теперь же, вместе с другими девочками ее возраста, она захочет поучаствовать.

— «Потайной стежок» обеспечит их всем необходимым, но мы будем рады, если кто-то принесет ткани из дома. У всех есть старая одежда, которую жаль выбросить, ее можно пустить на лоскутки.

— Конечно, Дженни. Мне очень нравятся эта идея и ваш энтузиазм. Я обязательно раздам флаеры ученицам. Давайте я провожу вас. Скоро прозвенит звонок, так что мне нужно быть снаружи. Люблю находиться среди учеников, чувствовать связь с ними.

— Я вас понимаю, мне это тоже очень нравилось. Правда, я преподавала в средней школе, так что дети были постарше.

— Вы больше не преподаете?

— Я взяла отпуск на семестр, — ответила Дженни, не желая вдаваться в подробности и вслед за директором выходя на залитый солнцем школьный двор, полный веселого гомона и смеха.

Ей было жаль, что в последние месяцы ее отношение к преподаванию так сильно изменилось. К преподаванию, но не к ученикам. Она всегда будет стремиться помочь каждому ребенку, будет бороться за него, пусть выстоять в этой битве удается не всегда.

Детский голосок, зовущий ее по имени, отвлек Дженни от невеселых размышлений.

Она обернулась и увидела бегущую к ней Грейси Рефферти.

— Дженни, почему вы в моей школе? — спросила девочка.

— Привет, Грейси. Я приехала, чтобы встретиться с миссис Перри.

Малышка повернулась к директору и улыбнулась:

— Здравствуйте, миссис Перри.

— Здравствуй, Грейси. Дженни пришла, чтобы рассказать мне о том, что она собирается проводить уроки шитья лоскутных одеял для девочек.

— Правда? — Огромные голубые глаза Грейси засияли от восторга.

— Правда, — улыбнулась Дженни. — Ты сможешь поработать над своим одеялом.

Прежде чем девочка ответила, они услышали, как кто-то окликнул ее. Оглянувшись, Дженни увидела Эвана Рефферти, быстро идущего в их сторону.

Лицо Грейси помрачнело.

— Я не могу. Это рассердит папу, — тихо произнесла она.

Беспомощно разведя руками, она побежала навстречу мужчине, который не выходил у Дженни из головы с момента их первой встречи.

— Простите, Лили, мне нужно кое с кем поговорить.

Дженни направилась к Эвану, который уже усадил дочь в грузовик. Увидев, как упрямо сжались в тонкую полосу его губы, она поняла, что простым и приятным этот разговор не будет.

— Здравствуйте, мистер Рефферти, вы могли бы уделить мне минуту?

Эван захлопнул дверь машины, затем отошел на несколько шагов, чтобы Грейси не могла его слышать, и повернулся к Дженни:

— Я сейчас немного занят. Кроме того, мне показалось, что вчера мы все обсудили.

— Так как речь пойдет о вашей дочери, я уверена, вы сможете найти для меня время, — покачала головой Дженни.

Глядя в эти карие бархатные глаза, Эван почувствовал, как из глубины его естества поднимается жаркая волна желания. Он резко мотнул головой, отгоняя наваждение.

— Что ж, вы ошибаетесь, мне действительно нужно сейчас быть в другом месте.

«Где угодно, лишь бы подальше от тебя!» — добавил он про себя, садясь в машину и заводя мотор.

Дженни смотрела вслед удаляющемуся грузовику, в ярости сжимая кулаки. Да как он посмел? Что за грубиян!

Похоже, ей придется найти другой способ помочь Грейси.