Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Глава 3

Эван сидел за большим обеденным столом, печально глядя на свой бокал вина. Он слышал смех и разговоры, но не находил в себе сил включиться в беседу. Он смотрел на Грейси, расположившуюся рядом с Дженни, и вспоминал ее слова, которые слышал в спальне.

Его маленькая дочь страдала, и он не знал, как ей помочь. Только Дженни, с ее милой улыбкой и потрясающим обаянием, удалось сблизиться с малышкой, и сейчас он безумно завидовал ей. Он перевел взгляд на младшего брата, не упускавшего ни единой возможности пофлиртовать с Дженни. Она звонко рассмеялась над шуткой Сина, словно специально привлекая к себе внимание, хотя Эван прикладывал все усилия, пытаясь отвести взгляд. Она была безумно привлекательной.

Его влечение к Дженни вполне понятно. У него очень давно не было отношений с женщиной, кроме того, даже до болезни они с Мег очень редко были близки, так что нет ничего странного в том, что его неудовлетворенные гормоны так реагируют на красивую женщину.

Он сделал еще один глоток вина, наслаждаясь тонким вкусом винограда, малины и клубники, и почувствовал гордость за то, что вырастил виноград, из которого получилось такое великолепное вино.

Син с улыбкой повернулся к нему:

— Они так мило выглядят вместе. Сердце радуется, когда я смотрю на них.

Эван знал, что Грейси очень скучает по матери. Ему больно было слышать ее плач по ночам, он не знал, как ее утешить. Дженни же легко нашла ключик к сердцу его маленькой девочки, а также к сердцам остальных членов семьи. И он должен сделать все, чтобы не попасть под ее чары. Последнее, что ему сейчас нужно, — это роман. Дочь может пострадать, если у них ничего не выйдет.

— Грейси, я думаю тебе пора умываться и ложиться спать, — наконец произнес Эван.

Девочка собралась возразить, но под строгим взглядом отца сникла.

— Дженни, ты придешь пожелать мне спокойной ночи? — с надеждой спросила она.

— Конечно, я помогу прибраться и зайду к тебе, — пообещала она.

— Хорошо, — просияла девочка и убежала в свою комнату.

Дженни перевела взгляд на Сина:

— Ужин был потрясающим, большое вам спасибо.

— Тогда выпей еще бокал вина, чтобы растянуть наслаждение.

— К сожалению, мне пора возвращаться в город. Но перед этим я собираюсь помочь вам с посудой, и даже не думайте спорить! — Она быстро собрала тарелки и направилась на кухню.

Син обернулся к Эвану:

— А ты, молодой человек, сейчас пойдешь и поговоришь с Дженни. И слушай ее внимательно, потому что, по-моему, она искренне хочет помочь Грейси.

Эван не хотел признавать, что ему нужна была помощь в воспитании дочери.

На кухне Метт уже вовсю помогал Дженни рассортировывать посуду и загружать ее в посудомойку, но Син прервал их бурную деятельность.

— Оставь посуду в покое, девочка. Сегодня очередь Метта прибирать со стола, не нужно позволять ему отлынивать от своих обязанностей. Эван, почему бы тебе не показать нашей гостье виноградники.

Дженни неуверенно посмотрела на Эвана, потом перевела взгляд на его отца:

— В этом нет никакой нужды, правда. Уже довольно поздно, так что я пожелаю Грейси спокойной ночи и поеду домой.

— До заката еще масса времени, а я пойду почитаю своей внучке сказку, пока вы не вернетесь. — Он наклонился к уху Дженни. — Вот тебе шанс поговорить с моим сыном.

Дженни могла бы побиться об заклад, что Эван не испытывал ни малейшего желания вести ее на экскурсию. Как и она сама. Его присутствие тревожило ее. Если не считать сводных братьев, у нее не было опыта общения с людьми, которым она не нравилась.

— Вам не обязательно делать это, мистер Рефферти.

— Зовите меня Эван. — Он открыл дверь на веранду и жестом пригласил ее следовать за ним.

Он сел в припаркованный у входа гольф-кар, Дженни устроилась рядом с ним на пассажирском сиденье, и они поехали в сторону холмов, где располагались виноградники.

— Обычно я хожу пешком, но на машине будет удобнее, — пояснил Эван.

— И вы сможете быстрее избавиться от меня.

Он покачал головой, но ничего не ответил. Около полумили они ехали по холмистой дороге в полной тишине.

Остановившись у подножия холма, Эван вышел из машины и начал подниматься к вершине. Дженни пришлось поторопиться, чтобы успеть за ним.

— Вам не обязательно проводить для меня экскурсию, мистер Рефферти. Я всего лишь хотела поговорить с вами о Грейси, я не планировала оставаться на ужин или каким-то образом вмешиваться в жизнь вашей семьи.

Эван так внезапно остановился, что Дженни налетела на него и упала бы, если бы он не подхватил ее. Его прикосновение, словно электрический заряд, обожгло кожу даже сквозь одежду. На секунду они замерли, глядя друг на друга, не шевелясь, даже не дыша. Но уже через мгновение Эван с тихим проклятием отпрянул, отошел на несколько шагов и отвернулся.

— Простите, — наконец произнес он. — Я не такой общительный, как остальные члены моей семьи. Я предпочитаю одиночество. — Их глаза снова встретились. — Но это не оправдывает моего вчерашнего поведения. Я очень волновался за Грейси, но не имел права грубить вам.

— Я все понимаю. Грейси не должна была убегать без разрешения.

— Такое ощущение, что с каждым днем она хочет проводить со мной все меньше времени.

— Она растет, — мягко произнесла Дженни, заметив печаль в голубых глазах Эвана. — Но это не значит, что она отдаляется от вас. Поверьте, она вас обожает.

— Но нам сложно найти общий язык. Грейси всегда была очень близка с матерью, а со мной… — Он грустно покачал головой.

— Наверное, вам обоим сейчас очень тяжело.

— Мы справлялись, — пробормотал он и продолжил подниматься на холм, проходя между рядами виноградных кустов.

— Вам очень повезло, что у вас есть поддержка Сина и Метта, — сказала Дженни, размышляя о том, каково это, когда твоя семья так заботится о тебе.

Эван внимательно посмотрел на нее. Что она думает о Метте? Он всегда был более обходительным и обаятельным, особенно когда дело касалось прекрасного пола. Возможно, он даже нравится Дженни?

Черт побери, какое ему до этого дело? Ему не нужны отношения ни с Дженни, ни с кем-либо другим! Он уже доказал, что не может сделать женщину счастливой.

Наконец они поднялись на вершину холма, откуда открывался потрясающий вид на весь виноградник. Вдалеке виднелся каркас заброшенной постройки. Все работы здесь прервались два года назад, когда стало известно о болезни Меган.

— Что это? — спросила Дженни.

— Предполагалось, что это будет винодельня.

— Вы собираетесь расширяться?

— Уже нет.

— Давно вы владеете этим виноградником?

— Он принадлежал семье моей жены, Керчерам. Меган унаследовала его шесть лет назад, когда ее родителей не стало. Тогда мы решили, что нужно расширить производство и заняться не только выращиванием винограда, но и производством собственного вина.

— Вряд ли что-то, за что вы беретесь, можно назвать обычным. Могу поспорить, вы знаете все о каждом кустарнике в этом винограднике.

Эван постарался проигнорировать странное, теплое чувство, которое вызвал ее комплимент. Вместо этого он решительно сменил тему:

— Вы хотите поговорить о том, может ли моя дочь посещать ваши занятия?

— Да, очень хочу, — кивнула Дженни, с надеждой глядя на Эвана. — Я помню, вы упоминали о том, что вам некогда отвозить ее на занятия, но мы наверняка сможем как-то договориться. Ваша дочь действительно очень хочет закончить одеяло, начатое ее матерью.

— Мне кажется, это не слишком хорошая идея.

— Не слишком хорошая для вас или для Грейси?

— Это одно и то же.

— Но не для Грейси. Ей сейчас тяжело, и ее желание сосредоточиться на шитье маминого одеяла — это своеобразный способ справиться с потерей.

— И как ваши занятия ей в этом помогут?

— Последние полтора года ваша дочь провела в окружении мужчин, а маленькой девочке необходимо иногда поговорить с женщинами.

— Почему вы считаете себя экспертом?

— Потому что ваша дочь попросила меня о помощи. Кроме того, у меня есть сводные братья, которые на протяжении долгих лет делали мою жизнь ужасной, и мать, у которой никогда не было на меня времени.

Эван нахмурился и хотел о чем-то спросить, но она не дала ему этого сделать:

— Эван, вы меня не знаете, но я понимаю, как тяжело сейчас приходится вашей дочери. Вы должны пойти ей навстречу.

— Вы не знаете ничего обо мне и даже представить себе не можете, каково мне было одновременно управлять ранчо и воспитывать ребенка.

— Простите. Нам пора возвращаться. Грейси, наверное, уже переживает из-за того, что меня так долго нет, — тихо сказала она.

— Черт побери, Дженни, я не такой придурок, каким вы меня считаете!

Удивленная этим внезапным всплеском эмоций, она покачала головой:

— Я никогда не говорила ничего подобного. — Дженни на секунду прикрыла глаза, а затем продолжила: — Простите, мне не стоило приезжать. — Она опять влезла не в свое дело.

— Теперь уже поздно извиняться, — пробормотал он, когда они спускались к гольф-кару.

До дома они ехали в полном молчании, и Дженни была благодарна Эвану за это. Она не хотела еще больше вторгаться в его жизнь. Все это случалось с ней раньше, она уже была с мужчиной, который так и не смог забыть свою первую любовь.

Войдя через веранду на кухню, они обнаружили Сина и Метта, сидящими за кухонным столом.

— Вы быстро вернулись, — заметил Син.

— Мне нужно возвращаться в город, — с улыбкой ответила Дженни. — Большое спасибо за ужин и гостеприимство.

— В любое время, девочка, — широко улыбнулся Син, заключая ее в объятия.

Дженни позволила себе расслабиться на секунду, прикрыть глаза и представить, что ее обнимает ее собственный отец. Затем повернулась к младшему брату Эвана:

— Мне было очень приятно с вами познакомиться, Метт.

— Мне тоже, — ответил он, не отказав себе в удовольствии обнять Дженни. — Не позволяй этому угрюмому типу командовать. — Он кивнул в сторону Эвана. — Я буду тебе защищать от него.

Эвану захотелось отвесить брату затрещину, но он сдержался.

— Я пойду попрощаюсь с Грейси, — сказала Дженни и покинула комнату.

Эван хотел последовать за ней, но затем осознал, что дочери не понравится его вторжение.

— Не отталкивай ее, сынок, — сказал Син, заметив его взгляд. — Эта девочка искренне хочет помочь Грейси.

— А что, если ее помощь не нужна?

— Значит, ты просто дурак, — вмешался Метт. — Я бы принял от нее любую помощь не задумываясь.

— Тебе лучше держаться от нее подальше. Она не в твоем вкусе.

— Она красавица, а значит, определенно в моем вкусе.

— Она здесь ради Грейси, ты должен помнить об этом, когда станешь выбирать себе подружку на следующий месяц.

Метт был известен своей любовью к противоположному полу, а также тем, что в юности успел сходить на свидание практически со всеми симпатичными девушками в округе.

— Неужели я слышу нотки ревности в твоем голосе? — Метт хлопнул Эвана по плечу. — Добро пожаловать в мир живых, братец!


Грейси сидела в постели, одетая в симпатичную пижаму. Увидев Дженни, она радостно улыбнулась и похлопала по одеялу рядом с собой:

— Дженни, ты все-таки пришла! Садись ко мне.

— Конечно, моя хорошая, но ненадолго.

Папа сердится на тебя из-за того, что ты хочешь помочь мне закончить мамино одеяло? — печально спросила девочка.

— Нет. — Она погладила девочку по голове. — Мы с твоим папой просто немного поговорили. Скажи мне, что ты чувствуешь, когда смотришь на мамины вещи?

— Немножко грустно, но я счастлива. Я хотела бы… — Грейси смущенно отвела взгляд. — Я хотела бы поговорить с ней.

— Я знаю, это сложно, но ты все еще можешь разговаривать с ней. Она всегда смотрит на тебя с небес.

— Дедушка Син тоже так говорит.

— Она не может отвечать тебе, но она все слышит.

Грейси кивнула и подняла взгляд к потолку:

— Мама? Мамочка, я очень хочу дошить твое одеяло, но папа мне не разрешает. Он говорит, что я еще слишком маленькая. Ему очень грустно без тебя.

Дженни заставила себя улыбнуться, хотя на ее глаза навернулись слезы.

— А теперь расскажи ей о том, что делает тебя счастливой, — посоветовала она.

— Я получила пять за тест по правописанию. — Грейси на мгновение задумалась. — И Керри позвала меня на пижамную вечеринку с ночевкой, но папа меня не отпускает. Он думает, что я еще маленький ребенок. — Грейси умоляюще посмотрела на Дженни: — Ты можешь с ним об этом поговорить?

— Нет, Грейси, это ваше с папой дело, в которое я не стану вмешиваться.

— Но ведь ты попросила его разрешить мне посещать твои занятия! Я должна пойти туда! Если не пойду, все мои друзья решат, что я еще слишком маленькая, и перестанут со мной играть. — По нежным щечкам потекли слезы. — У меня совсем не будет друзей.

— Это неправда. Настоящие друзья ни за что не бросят тебя!

— В этот момент в комнату вошел Эван. Наверное, он услышал, что Грейси плачет. Что случилось? — обеспокоенно спросил он.

— Ничего. — Грейси покачала головой, пряча лицо у Дженни на груди.

— То, что заставляет тебя плакать, нельзя назвать «ничем»! Расскажи мне, и, возможно, мы найдем решение проблемы.

Грейси вытерла слезы и умоляющие посмотрела на отца:

— Я очень хочу пойти на пижамную вечеринку Керри.

— Грейси, ты еще слишком маленькая для таких вечеринок, — нахмурился Эван.

— Но Керри моя самая лучшая подруга, и все остальные девочки там будут.

— Ты можешь позвать своих друзей сюда.

— Правда, папочка? — Слезы мгновенно высохли.

— Конечно.

— С ночевкой? — Грейси сияла. — У меня будет собственная вечеринка с ночевкой!

Эван нахмурился. Такого поворота дел он не ожидал.

— Не думаю, что это хорошая идея, учитывая, что в нашем доме нет ни одной взрослой женщины. Мамам некоторых девочек такое может не понравиться.

— А Дженни? Она женщина!

— Грейси, я не уверена, что твоему папе это понравится, — вставила Дженни.

— Но ведь это сработает. — Эван провел рукой по волосам. — Вы наверняка сможете организовать что-то, что понравится детям. И даже займетесь шитьем одеяла Грейси.

— Нет, папочка, на пижамных вечеринках девочки занимаются совсем не этим! Мы делаем макияж, красим друг другу ногти, долго не ложимся спать, болтаем и смотрим фильмы.

— За вами обязательно должна будет присматривать взрослая женщина.

Эван понимал, что втягивать Дженни в жизнь его семьи — это безумие. Но Грейси растет, и есть веши, которые он, как мужчина, не сможет ей объяснить.

— Дженни сама должна принять решение, — заметил Эван.

— Нам с твоим папой нужно обсудить это наедине. А тебе пора спать. — Дженни наклонилась и поцеловала Грейси в щеку.

— Хорошо. Спокойной ночи, Дженни, спокойной ночи, папа.

— Спокойной ночи, малышка. — Эван поцеловал дочь и вслед за Дженни вышел из комнаты.

Не сказав ни слова, она спустилась по лестнице и выскользнула за дверь.

— Дженни, подождите! — Когда он догнал ее, она уже подходила к машине.

— Что вам нужно?

— Ничего. Абсолютно ничего. — Он вгляделся в ее лицо. — Почему вы сердитесь? Вы сами приехали ко мне, вторглись в мою жизнь. Я вас об этом не просил! Так что не надо лезть в бутылку, если моя дочь к вам липнет.

— Возможно, теперь вы поймете.

— Что?

— Что вы ничего не знаете о женщинах и предвзято к ним относитесь. Признайте, если бы Грейси была мальчиком, вы бы разрешили ему ходить на вечеринки с ночевкой.

— С мальчиками все по-другому, — поколебавшись, ответил Эван.

— Я слышала эту фразу столько раз, что мне хочется кричать! Ответьте, если бы у вас был сын, вы бы возили его в город, чтобы он мог играть в бейсбол в детской лиге? Так вот, шитье для вашей дочери — это как футбол. Дайте ей шанс, и вы об этом не пожалеете.

Эван тяжело вздохнул:

— Хорошо, в следующую субботу я привезу Грейси на ваши занятия.

Дженни радостно улыбнулась. Одного взгляда на ее счастливое лицо хватило, чтобы кровь Эвана забурлила в жилах.

Глава 4

Вскоре Дженни пожалела о своем решении организовать курсы для школьниц. По ее аккуратному магазинчику со звонким смехом носилось несколько маленьких девочек в возрасте от восьми до одиннадцати лет, и Дженни понятия не имела, как их успокоить. На предложение занять свои места, они не обратили ни малейшего внимания. Слава богу, у нее были помощницы, иначе все это могло бы обернуться катастрофой.

В комнату вошла Эллисон, ее подруга и хозяйка «Потайного стежка», и с интересом огляделась.

— Дженни, ты проделала великолепную работу! — радостно воскликнула она.

Прежде Эллисон видела это помещение пустым и безжизненным, но после небольшого ремонта оно превратилось в уютную, по-домашнему обустроенную комнату.

— Мне очень помогла Милли, тебе следует поблагодарить и ее тоже, — ответила Дженни.

Эллисон кивнула, с удовольствием разглядывая шкафы с сотней ящичков для всех необходимых мелочей, полок, подписанных именами женщин и девочек, решивших заниматься на курсах.

— Я подумала, что здесь незаконченные одеяла и отрезки ткани, которые наши гости планируют использовать, будут в большей сохранности, так что все желающие на время занятий смогут оставить их в магазине, — пояснила Дженни.

— Замечательная идея! А это что? — Эллисон кивнула в сторону большого круглого стола, окруженного удобными стульями.

— Мы назвали его «Уголком швеи». Его уже облюбовали подруги Милли, они иногда собираются здесь по вечерам: делятся секретами мастерства, перебирают ткани и перемывают косточки соседкам.

Эллисон с улыбкой кивнула:

— Ты молодец, Дженни. — Она обняла подругу. — Думаю, пора начинать занятие. Девочки и их матери уже здесь.

— Ты права.

Как только Дженни вышла на середину комнаты, разговоры стихли.

— Здравствуйте, девочки, дамы, — с улыбкой начала она. — Готовы ли вы начать работу над своими проектами?

— Да! — ответил ей нестройный, но радостный хор голосов.

— Я вижу, многие принесли с собой ткань. Тем, у кого ее нет, мы предлагаем выбрать что-нибудь из отрезков, лежащих на столе. Там же вы найдете все, что необходимо для работы. Давайте начнем. Скорее всего, сегодня мы не успеем приступить к шитью, просто определимся с расцветкой и подготовим лоскуты.

Когда девочки под руководством матерей и наставниц приступили к своему первому заданию, Дженни обошла все столы и побеседовала с каждой из матерей. Она была рада видеть Кейси, дочь директора школы миссис Перри. Всего пришло десять девочек. Даже восьмилетняя дочь Эллисон, Черри, была здесь. И только место, которое она приберегла для Грейси Рефферти пустовало.

— Грейси нет? — спросила Эллисон, оглядывая зал.

Дженни грустно покачала головой:

— Я сделала все, что могла, чтобы уговорить Эвана привезти ее сюда, но, видимо, этого было недостаточно.

— Я знаю, ты хочешь помочь всем вокруг, но некоторые люди просто не хотят, чтобы им помогали.

— Да, но Грейси так хотела закончить одеяло матери.

— И она обязательно это сделает. Однажды.

В этот момент звякнул дверной колокольчик и в помещение вбежала запыхавшаяся Грейси.

— Я все пропустила?! — воскликнула она, оглядывая девочек, склонившихся над своими работами.

— Нет, ты пришла как раз вовремя, — с облегчением рассмеялась Дженни, обнимая малышку.

В дверях появился Эван Рефферти. Дженни с трудом отвела взгляд от его ярко-голубых глаз, проклиная себя за то, что так реагирует на его присутствие. Он подошел к столу, за которым уже устроилась Грейси с большим пакетом, в котором лежало недошитое лоскутное одеяло и готовые кольца из ткани.