Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Все? — отпирая решетку, уточнил Шурик.

— Все.

— Пусть рюкзак откроет, — лениво посоветовал крепыш, сидевший в глубоком кресле в обнимку с РПК-74М.

— Больше, Макс, ничего тебе открыть не надо? — огрызнулся я.

— Проходи в приемную, — подтолкнул меня к дальней двери Суворов.

— А вдруг у него там ствол? — зевнул Макс.

— Да откуда у помоечника ствол? — усмехнулся Шурик. — Давно бы нам и сдал.

— Нет, ну а вдруг…

— Заглохни, — оборвал подчиненного Жора и повернулся ко мне: — Чего встал, иди уже!

Я только хмыкнул и подошел к приоткрытой двери приемной. Заглянул внутрь и, пару раз стукнув костяшками пальцев по косяку, поинтересовался у сидевшей в небольшой комнатушке секретарши, пытавшейся накрасить ногти в неярком свете помаргивавшей под потолком лампочки:

— Можно?

— Вас ждут, проходите, — даже не глянула в мою сторону симпатичная деваха, назначенная Стариком на эту должность, как трепались парни, вовсе даже не за большую грудь, а за умение варить кофе.

Ждут — это хорошо. Могли и промариновать пару часов в приемной для начала. А то бы и вовсе подальше послали. Впрочем, если блок управления сгоревшим окажется, все еще впереди. В этом случае пошлют непременно. Старик терпеть не может, когда его время впустую какие-нибудь неудачники тратят.

Рабочий кабинет господина Старинова оказался освещен куда лучше холла и приемной. Оно и неудивительно: изучать принесенные на продажу вещи и вести долговые реестры лучше при полной иллюминации, а не впотьмах. Глаза, как ни крути, не казенные.

— Чего притащил? — без особого энтузиазма спросил Сергей Данилович и выключил стоявшую от него по правую руку настольную лампу. Принять меня скупщик согласился явно лишь из желания заполнить образовавшееся в рабочем расписании «окно», о чем и не преминул намекнуть: — Надеюсь, не ерунду какую-нибудь, как в прошлый раз?

— Есть блок управления «карапуза». Интересует?

— Битый? — поморщился Сергей Данилович, на обрюзгшем, морщинистом лице которого явственно отразилось разочарование из-за впустую потраченного времени.

— Почему битый? — решил я пойти ва-банк. — Рабочий.

— Присаживайся, — заинтересовался сменивший гнев на милость Старик и задумчиво потер мясистую переносицу.

«Присаживайся» — это хорошо. Значит, товар оценки требует.

Я уселся на придвинутую к забитому папками шкафу кушетку и поставил себе на колени рюкзак с товаром.

Тем временем Старинов перелистнул страницу лежавшего на столе ежедневника и, оторвавшись от рабочих записей, перевел взгляд на дежурившего в кабинете охранника:

— Андрюша, кто из технарей сейчас на месте?

— Зайцев, — подсказал шефу короткостриженый парень в спортивных штанах и кожаной куртке, из-под которой выглядывал легкий бронежилет. — Пригласить?

— Именно, Андрюша, именно, — кивнул скупщик. — Только попроси Аллочку его найти, сам не убегай.

Телохранитель закинул на плечо ремень «Кедра» и подошел к входной двери. Приоткрыл ее и, краем глаза удерживая меня в поле зрения, распорядился:

— Зайцева к шефу. Быстро.

Я на столь пристальное внимание к своей персоне никак не отреагировал и спокойно откинулся спиной на стену. Затем демонстративно зевнул и начал прикидывать, что же именно умудрился натворить хозяин кабинета, если до сих пор не рискнул выбраться из «пятна». Слухи на этот счет ходили самые разнообразные, но и только — доподлинно никто ни в чем уверен не был. А некоторые неплохо информированные товарищи так и вовсе на полном серьезе утверждали, будто господин Старинов чист, как стеклышко. По местным меркам, разумеется, но и это дорогого стоило. По крайней мере, откупиться от фильтрационного лагеря в его случае не составило бы никакого труда. Были бы деньги. А у Старика деньги водились, не разорился бы на взятках. И на переезд куда-нибудь в Сибирь или Канаду, а то и вовсе на острова осталось бы, и на обустройство на новом месте хватило.

Выходит, либо все же припрятан у Старика скелет в шкафу, либо слишком власть любит. Ну да — здесь он далеко не последний человек, а там…

Будто почувствовав мой взгляд, Сергей Данилович оторвался от бумаг и буркнул:

— Ты откуда сейчас?

— С проспекта, — не стал скрытничать я.

— Комсомольского?

— Победы. А что?

— Круглый… Ты ведь знаешь Круглого? — Старик дождался моего утвердительного кивка и продолжил: — Так вот, Круглый минут двадцать назад заходил, вроде он шум машин на Комсомольском слышал. Ты как, не заметил ничего необычного?

Я на миг задумался, потом покачал головой:

— Нет, все тихо было. Думаете, звери пожаловали?

— Мимо парней с Чайковского никто не проезжал, а Свердловский перекрыт должен быть, — пожал плечами телохранитель скупщика. — Да Круглый и насвистеть мог…

— Ты уже говорил, — поморщился Старинов, и охранник поспешил замолчать.

Я хоть столь нелицеприятное мнение о Круглом и разделял, но лишний раз привлекать к себе внимание не стал и принялся разглядывать рабочий кабинет скупщика.

Точнее — нору.

Ни одного окна; вдоль стен закрытые шкафы; за спиной Старика дверь, ведущая куда-то в глубь «Грота». И никакой роскоши, исключительно рабочая обстановка.

— Вызывали, Сергей Данилович? — поинтересовался заглянувший пару минут спустя в дверь высокий вихрастый паренек, выполнявший при скупщике роль своеобразного эксперта.

— Заходи, — разрешил Старик и указал на меня. — Мальчик утверждает, что у него рабочий блок «карапуза» имеется. Посмотри, Сережа, пожалуйста.

— Прям рабочий? — засомневался Зайцев. — Битый, поди, как обычно.

— Этот рабочий. — Я вытащил из рюкзака убранную в пластиковый пакетик плату и протянул парню. — Поаккуратней только. Сам не спали.

— Сейчас глянем.

Сергей, не спрашивая разрешения, включил настольную лампу и принялся изучать кристаллы через стекло вытащенной из нагрудного кармана рубашки лупы. Этого ему показалось недостаточно, и следом в ход пошел прибор, весьма походивший на обычный амперметр.

— Ты не мог бы заняться этим где-нибудь в другом месте? — раздраженно предложил Старик, щурясь из-за светившей прямо в лицо лампы.

— Разумеется, Сергей Данилович, разумеется, — закивал Зайцев, убирая свой прибор обратно в сумочку на поясе. — Мне понадобится еще минут десять, чтобы окончательно убедиться…

— В чем именно убедиться?

— Блок, судя по состоянию кристаллов, с большой степенью вероятности действительно рабочий. По крайней мере, типовых неисправностей я не увидел. Но надо его еще через стандартные тесты прогнать…

— Иди проверяй, — отпустил парня хозяин кабинета.

— Мне в приемной подождать? — поднялся я с кушетки.

— Сиди, — остановил меня скупщик. — Где блоком разжился?

— Да тут недалеко, — ответил я и усмехнулся, прекрасно понимая, к чему эти расспросы. — Только там больше ничего интересного не осталось. Энергоячейка битая, а поражающие элементы на себе тащить — только грыжу зарабатывать.

— И как же ты определил, что энергоячейка битая? — прищурился Сергей Данилович, резонно подозревая, что его водят за нос.

— Да горячая она была просто. Верный признак утечки энергии, — пояснил я и вздохнул: — И потом, кому еще мне ее сдавать, кроме вас?

— Тоже верно, — кивнул Старик. — Точно больше ничего интересного не было? За исключением «карапуза», я имею в виду?

— Нет. Совершенно случайно на неразорвавшуюся бомбу наткнулся.

— Ладно, подождем, что Сережа скажет. — И скупщик вновь начал разбирать бумаги, но на лбу у него залегла глубокая морщина.

— Подождем, — пробормотал я себе под нос, едва сдерживая нервную дрожь.

А ну как дефект отыщется? Трещина в каком-нибудь кристалле или еще что-нибудь в этом роде? Не хотелось бы. Очень серьезно в этом случае по деньгам подвинуться придется. Разве что на хлеб и воду заработаю.

Да и сам Сережа мне подгадить может. Скажет: «блок дефектный» — и что делать? Забирать и кому-нибудь другому пристроить пытаться?

Не хотелось бы. И товар шибко специфический, и попробуй еще нужную вещь на него выменяй. У нас тут бартер, мать его. Скупщики за счет этого и держатся — у них на складах много чего заначено. Опять-таки никто подходящий на ум не приходит. Нет у Старика прямых конкурентов в окрестностях. Да и выкупает он подобные штуки на очень неплохих условиях обычно…

Почувствовав, что начинаю сам себя накручивать, я зажал сцепленные руки меж коленей и вновь откинулся спиной на стену.

Все будет хорошо, все будет хорошо.

Ну, все не все, а блок точно рабочим окажется. В крайнем случае, не окончательно убитым. Если за полцены сдать получится, уже неплохо. Да что там неплохо! Замечательно просто.

Зайцев вернулся, когда я сидел уже как на иголках. И что сразу бросилось в глаза — блок управления он принес убранным в «пупырчатый» полиэтиленовый пакет, заклеенный скотчем.

Меня от такого зрелища аж отпустило сразу. Не стал бы Сережа так из-за куска горелой пластмассы суетиться, ох не стал бы.

— Ну и чего? — скривился явно раздосадованный самодеятельностью помощника Сергей Данилович. Ну да, теперь у меня хоть какая-то возможность для торга появилась. Больше теоретическая, конечно, но, по крайней мере, не в роли просителя выступать буду.

— Товар — высший сорт, — будто не заметив гримасы шефа, отрапортовал Зайцев.

— В смысле? — не на шутку удивился скупщик.

— Блок рабочий на все сто. Кристаллы не повреждены, ячейки памяти тоже. Хоть сейчас ставь в «карапуз» и запускай.

— Уверен? — не разделил оптимизма паренька Сергей Данилович. — Сам сможешь защиту взломать?

— Ну… — даже растерялся Зайцев. — У меня оборудования нужного нет, но по обычным каналам…

— Свободен, — отпустил помощника скупщик и, глянув на меня, недобро прищурился. — А что же ты мне, Володя, лапшу на уши вешал?

— В смысле? — напрягся я, краем глаза заметив, как шагнул к двери заложивший руки за спину охранник.

— Обнуляется ячейка памяти при длительном воздействии отрицательных температур. Широко известный факт, с этим не поспоришь. А значит, блок ты взял вовсе не из неразорвавшейся бомбы. Флаер сбитый нашел или захоронку чью?

— Так говорю же: энергоячейка там грелась. Чуть пальцы не обжег, когда блок доставал! Вот и не перемерз модуль памяти!

— Да? — задумался Старик. — И, правда, ты что-то такое говорил…

— Ну вот! — Я с облегчением перевел дух и облизнул пересохшие губы.

— И где же тебе так подфартило?

— Пятиэтажка напротив Больницы скорой помощи. Там рядышком еще новый дом воткнули.

Смысла скрывать эту информацию не было никакого. Стоимость оставшихся в бомбе поражающих элементов не шла ни в какое сравнение с ценой блока управления. Ради такой мелочовки Старик никого из своих парней даже гонять не станет. Если только мои слова проверить решит, но это вряд ли.

— Ладно, — кивнул Сергей Данилович и похлопал по пакетику с платой. — Ты цены знаешь, торговаться не будем. Федьками возьмешь?

— Не возьму, Сергей Данилович, — отказался я. И куда мне, спрашивается, эти федеральные ассигнации девать потом? Прогорю вчистую.

— Пять тысяч дам.

— Мне б харчами лучше.

— Ну как знаешь. — Старик задумался, явно не желая переплачивать, а потом вдруг предложил: — Может, «сахаром» возьмешь? Мне тут отдали за долги партию. И выкинуть жалко, и дурью торговать принципы не позволяют.

— Сколько? — вновь облизнул я губы, едва не подскочив на месте.

— Да хоть коробок. Не жалко. Не думай, кристаллы чистые, для себя человек держал.

— Беру, — не раздумывая, согласился я.

Коробок «сахара» легко и шесть тысяч федьками потянет. А за чистые кристаллы дилер и все семь с половиной зарядить может. И пусть остаюсь без харчей, ерунда. Коробка месяцев на пять точно хватит. Одной головной болью меньше.

— Иди на склад, — отпустил меня Сергей Данилович. — Сейчас распоряжусь.

— Спасибо, — поблагодарил я скупщика, подхватил с пола рюкзак и выскочил в приемную.

Коробок «сахара»!

Нет, ну надо же! Целый коробок! Чистого!

В радостном предвкушении я вышел из приемной в холл и, отмахнувшись от уже собиравшегося выставить меня на улицу Суворова, заскочил на склад. Точнее, небольшой тамбур, перегороженный бронированной дверью, в маленьком окошке которой, как обычно, маячила вечно небритая физиономия кладовщика.

— Ты, что ли, Кузьменко? — уточнил явно маявшийся с похмелья бугай.

— Он самый.

— Держи. — И кладовщик протянул мне обычный спичечный коробок.

Я немедленно открыл его и принялся изучать содержимое. Крупные, отливавшие синевой кристаллы и в самом деле оказались не перемолоты; и пусть из-за этого объем был заполнен едва ли на две трети, зато и сомневаться в качестве товара не приходилось. Нет, сразу видно — «сахар» чистейший.

— Порядок? — заглянул мне через плечо ввалившийся на склад Сергей Зайцев.

— Порядок. — Я закрыл коробок и сунул его в карман.

— Смотри, если еще что-нибудь подобное найдешь, рады будем видеть, — вальяжно улыбнулся помощник скупщика и протиснулся к окошку. — Валерьяныч, открой. Дело есть.

— Обязательно, — кивнул я и вышел со склада.

— Забирай свое барахло и вали отсюда, — тут же поторопил меня скучавший в холле Макс.

Суворов куда-то запропал и, не став нарываться на неприятности, я быстро рассовал по карманам колюще-режущее и прошел за решетку. Поднялся по крутой лестнице на улицу и лишь тогда позволил себе расплыться в довольной улыбке.

Прокатило! Нет, ну надо же — прокатило!

Коробок «сахара», блин! Целый коробок!

Вот это повезло!

Закинув за спину рюкзак, я огляделся по сторонам и прислушался к давно уже ставшей привычной тишине мертвого города. Потом решил не светиться лишний раз у дороги и зашагал в обход «Грота».

А то мало ли… Вот и машины на проспекте…

Додумать эту мысль я не успел. Только свернул за угол — и сразу наткнулся на трех поджидавших там невесть кого парней в грязных спортивных костюмах.

Невесть кого? Или конкретно меня?!

— Ба! Какие люди! — расплылся в щербатой улыбке Круглый — вертлявый и худой как щепка парень лет двадцати пяти. — Кузьма, сколько лет, сколько зим!

А вот я встрече с ним нисколько не обрадовался. Круглый мало того что наркоман конченый, так еще и на всю голову больной. И корешей подобрал себе под стать. А одному от троих отбиться просто нереально. Они ж тоже не пустые, у всех и ножи, и дубинки.

Черт! Еще и четвертый со спины подвалил. Теперь не убежать…

— Чего хотел? — буркнул я, пытаясь скрыть охватившее меня беспокойство.

Приятельские отношения нас с этим отморозком никогда не связывали, но и на ножах мы вроде не были. Так какого лешего ему надо?

Только не сейчас. Блин, только не сейчас!

— Я не хотел, я хочу, — лениво сплюнул себе под ноги Круглый. — Ты вроде поднялся резко? Делиться надо.

— Да пошел ты! — Я шагнул к дому, так чтобы спину прикрыла стена, и положил ладонь на рукоять кинжала. И хоть поджилки так и дрожали, но выказывать страх сейчас было никак нельзя. Эти шакалы только того и ждут.

— Зря… — Круглый облизнул губы и кивнул подельникам; те медленно двинулись ко мне, но пускать в ход дубинки пока не стали. — Давай сюда «сахар» и вали себе спокойно дальше.

— С чего бы это?

— Так и так заберем, — пробасил один из быков.

— Именно, — подтвердил Круглый. — Хочешь огрести?

— Кого-нибудь точно положу, — оскалился я и обнажил кинжал. — Рискнете?

— Да ну? — рассмеялся парень с метровым обрезком трубы. — Уверен?

— Стопудово.

Вот только уверенности в своих словах я вовсе не испытывал. Кинутся всем скопом — и мне хана. Даже если прорвусь и убегу, несколько ударов точно пропущу. А с медицинским обслуживанием у нас полный швах. Сломают что-нибудь, пусть даже и не особо жизненно важное, и сдохну от голода.

И что мне теперь, как тому гепарду, проще гиенам добычу отдать, чем в схватку ввязаться? «Сахар» безумно жалко, но варианты, какие варианты?

Да и Круглый как-то очень уж гаденько улыбается, а этот подонок не стал бы так борзеть, не припрячь в рукаве козырного туза.

— Точно? — оскалился он и с довольным видом приподнял край мастерки.

Торчащая из-за пояса пистолетная рукоять, надо сказать, оптимизма мне вовсе не добавила. Не факт, конечно, что ПМ заряжен, но — вдруг? Да и без ствола шансы отбиться невелики…

— Давай резче, — протянул руку заметивший мои колебания Круглый. — Не тяни, а то пробью…

Я молча достал из кармана коробок и швырнул его ближайшему пареньку в белой адидасовской мастерке.

— Хороший мальчик, — издевательски заржал тот и передал добычу главарю. — Оно?

— Да! Валим отсюда.

И моментально потерявшие ко мне всякий интерес парни рванули во двор соседней девятиэтажки. Я спрятал кинжал в ножны и, прислонившись к стене, вытер покрывшееся испариной лицо.

Вот ведь встрял…

И поступил вроде правильно, но паскудно на душе — слов нет как. Да, цел остался, но разве легче от этого?

Гадство, гадство, гадство!

Ладно, земля, как доподлинно известно, круглая. Сочтемся еще…


— Ты чего здесь стоишь? — удивился Суворов, вывернувший из-за угла дома минут через пять.

— Да так, — пытаясь унять нервную дрожь, отлип я от стены.

— С Круглым, что ли, поцапался? — прищурился Жора.

— Типа того.

— Давно бы уже к нам устроился…

— Хорош, — поморщился я.

— Ну, хорош так хорош, — не стал лезть в душу Суворов. — Стас как?

— Все так же. Зашел бы, сам проведал.

— Время есть? — Жора потер покрытую оспинами щеку и предложил: — А то смотри, можно по чуть-чуть накатить…

— Я на нулях…

— Не проблема. У меня так и так к тебе разговор имеется.

— Да? — удивился я. — Что такое?

— Пошли в «овощной», там и перетрем.

— Ну, пошли тогда. Перетрем.

До перестроенного из бывшего овощного магазина торгового комплекса идти было пару минут, и все это время, посматривая на пустые провалы окон, остовы сгоревших автомобилей и маячившую на горизонте стену сосен, я прокручивал в голове стычку с Круглым. Жора молча шагал рядом и с разговорами не лез. И лишь на подходе к «овощному» он толкнул меня в плечо:

— Ладно ты, не парься.

— Да никто и не парится, — вздохнул я. — Просто швырнули, как лоха…

— Забей…

Коробка торгового комплекса встретила нас выбитыми окнами и закопченными стенами, но мы на это неприглядное зрелище внимания обращать не стали и по давным-давно не работавшему эскалатору спустились в полутемный подвал. Внутри оказалось ничуть не лучше, но решивших пропустить здесь пару соточек водки выпивох грязный пол, темень и расшатанные столы смутить уже не могли. Да и не сыскать никакого другого питейного заведения поблизости. А на улице алкоголем злоупотреблять себе дороже. Бывали прецеденты нехорошие.

Кивнув приглядывавшему за порядком вышибале, я решил не проходить в глубь зала и уселся за стол неподалеку от входа. Набросивший куртку на спинку стула Жора присаживаться не стал и сразу отправился за выпивкой.

Народу в кабаке оказалось немного, знакомых не наблюдалось вовсе, но так даже лучше. Ни с кем общаться сейчас не хотелось. Пить, кстати, желания особого не было тоже. Слишком уж настроение паршивое. Мне б поспать — успокоиться…

Ладно, выслушаю, что Суворов предложит, а там видно будет. Вдруг чего денежного подгонит. Вряд ли, конечно, но мало ли…

— Чего скучаешь? — Жора подошел к столу с парой пластиковых стаканчиков в одной руке и бутылкой водки — в другой.