Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Глава 2

Человеческая психика — странная штука. Моя, по крайней мере, точно. Вот, например, просыпаюсь иногда с утра, и хоть твердо уверен, что ничего хорошего в ближайшей перспективе не светит, а настроение замечательное, и все тут. С чего, почему — непонятно. Наоборот, конечно, куда чаще случается, но там загадок никаких — депрессия, мать ее, пожаловала. Обычное дело.

Обычное — но не сегодня. Сегодня причина для нехороших предчувствий имелась вполне себе весомая: из головы никак не шел давешний разговор с Шиловым. Но, несмотря на это, чувствовал я себя вполне сносно и даже встал без понуканий обычно выступавшего в роли будильника Стаса. Потом в свое удовольствие минут десять поколотил грушу и, решив не тратить время на турник с гантелями, отправился на кухню.

— Рано ты сегодня, — удивился Стас.

— Храмов объявился, — зевнул я.

— Да ты чё?! — в изумлении уставился на меня парень. — Когда?

— Без понятия. Мне вчера Суворов сказал.

— И что теперь?

— Схожу узнать, чего он мутит опять.

Я поднял с пола стоявшую в углу пластиковую пятилитровую бутыль, налил из нее в кружку воды и сделал несколько глотков.

— Ты все не выдувай. Это последняя, — предупредил Стас и протянул бутерброд. — Завтракать будешь? Кашу можно разогреть. Так и так печь топить придется.

— Нет, по делам сначала смотаюсь, — дожевывая консервированный хлеб с консервированной же ветчиной, отказался я. — Вернусь, за водой схожу. И чая бы купить не помешало. Достали уже суррогаты.

— А есть на чё?

— Пошарю по закромам.

— Со мной завтра рассчитаются, так что можно потерпеть пока.

— Глядишь, с Храмова чего стрясти получится.

— Стрясешь с него, как же…

Я только пожал плечами и пошел собираться. Первым делом выдвинул ящик притащенного из квартиры на третьем этаже комода и достал пару чистых носков, позаимствованных по случаю в соседнем магазине. Без мародерства у нас никак: каждую неделю белье не постираешь, а когда ссохшиеся за ночь носки начинают наждачкой царапать кожу, приятного мало. Хотя и мелочи это, по большому счету, но из таких вот мелочей весь день и складывается.

Потом влез в вышорканные до серости джинсы, застегнул на все пуговицы теплую фланелевую рубаху и накинул сверху кожаную куртку. Задумчиво оглядев арсенал, решил не оригинальничать и сунул в карман складной нож, а вместо кинжала взял пару сваренных буквой «Т» арматурин. Короткая перекладина с одной стороны была заточена, с другой — загнута наподобие обуха; рукоять же Стас обмотал черной шершавой изолентой, и орудовать этой штукой было одно удовольствие.

Чтобы удерживать кого-нибудь на расстоянии — лучше не придумаешь. Ну, кроме разве что казацкой шашки или ствола на кармане.

У Круглого, кстати, пистолет с собой был. Но станет ли он стрелять только для сведения счетов? Очень сомневаюсь. Патроны нынче недешевы. Вчера эта гоп-компания на хороший куш рассчитывала, а сегодня, даже если случайно на них нарвусь, отобьюсь как-нибудь. Да и с чего бы Круглому меня искать? Если у того парня в белой мастерке хоть немного мозгов в башке осталось, он своим приятелям о нашей стычке в «овощном» рассказывать не станет. И не в том даже дело, что засмеют; просто тех, кто язык за зубами держать не умеет, обычно свои же и прибивают.

— Наган взять не хочешь? — Стас закатил инвалидное кресло ко мне в комнату, когда я уже засунул арматурину за пояс и раздумывал, не прихватить ли с собой рюкзак.

— На фига?

— А если опять на этих отморозков нарвешься?

— Да они сейчас обкумаренные где-нибудь валяются, — отмахнулся я и презрительно скривился. — Такая халява подвалила!

— Ну а вдруг?

— Да нормально все будет. Слушай, а у тебя силиконового герметика не осталось?

— Был где-то ещё. А что?

— Да у меня подошвы треснули. А сейчас лужи — ботинки промокнут.

— Давно бы поменял уже, — посоветовал парень.

— Ага, сейчас пойду в магазин и новые куплю.

— Ну… найди.

— Давай герметик, — попросил я. — Там амортизирующая прослойка треснула, а низ подошвы нормальный. Заклею, и сноса им не будет.

— Пошли в мастерскую.

Я последовал за Стасом, взял мятый тюбик, навинтил насадку и, воткнув её в щель, надавил. Убедился, что герметик залепил трещину, и повторил процедуру со вторым ботинком.

— Думаешь, нормально будет?

— Ага, — вернул я силикон Стасу. — Все, бежать пора.

— Не пропадай!

— Базара нет.


На улице оказалось привычно пасмурно. Разбросанный тут и там мусор, серый асфальт и трава на газонах казались слегка влажными, но, скорее всего, дело просто в выпавшей росе. Луж не видно, да и воздух после дождя обычно более свежий.

«Пообшарпалися зданья, дождик тупо моросил, наш двор зачах, — окинув взглядом заброшенные дома, припомнил я подходящую строчку песни и поднял воротник куртки. — Ты моталась на свиданья, ну а я носил погоны на плечах…»

Да только какие свидания? Не было ничего такого. И погон тоже не было. В отрядах самообороны и без униформы прекрасно обходились.

И, прогнав из головы тяжелые мысли, я зашагал к видневшимся неподалеку развалинам трехэтажного здания школы. Обогнул разбросанные взрывом обломки и вышел к засаженному картофелем футбольному полю. По краю спортивной площадки добрался до ограды детского сада и, замедлив шаг, помахал рукой курившим на веранде парням.

— Привет! — отозвался Эльдар Баев. Вооруженный помповым ружьем мужичок лет сорока в длинной брезентовой куртке и кирзовых сапогах подошел к забору и выкинул самокрутку на землю. — Слушай, Володя, мы никак сообразить не можем, был дождь ночью или это роса? — И он пнул куст разросшейся у веранды травы. — Что скажешь?

— Вам видней должно быть, охраннички, — усмехнулся я, перебравшись через один из бетонных блоков, перекрывавших проезд между детским садом и соседним жилым домом. — Я спал ночью.

— Мы тоже, — шмыгнул носом Эльдар. — С утра только заступили.

— Да покапало, похоже, — высказал свое мнение щуплый парнишка с сигнальной ракетницей за поясом.

— А грозы почему тогда не было? — срезал подчиненного Баев.

— Ну не каждый же раз…

— Каждый, как не каждый?

— Не каждый! Если просто покапало, какая гроза?

— Ладно, бывайте! — Я на прощание махнул рукой и поспешил дальше.

А то заладили: был дождь, не было дождя…

Какая разница? Так и так на небо смотреть надо. А небо со вчерашнего дня грозовое…

Добраться до места удалось без приключений. Даже не встретился никто по дороге. В округе и так не шибко много народу осталось, а тут и вовсе все будто вымерли. Один я за приключениями на свою пятую точку отправился. Впрочем, будь выбор, сам бы на улицу ни ногой. Слишком уж небо даже по нашим меркам темное, да и полосы эти свинцовые не к добру. Того и гляди — ливанет.

Впрочем, мне сейчас не о дожде волноваться надо — вон охрана на горизонте нарисовалась. Как бы не завернули. Юра Храмов — воробей стреляный, простому человеку на него выйти просто нереально. И бойцов этот жук наверняка из политических подобрал, а они через одного с головой не дружат. Ох, чую, проблем с охраной не избежать…

Переминавшийся с ноги на ногу у поваленных ворот хозблока крепыш в кожанке при моем появлении и в самом деле незамедлительно сунул руку в карман и выдвинулся навстречу.

— Чего тебе, бомжара? — недружелюбно поинтересовался он.

— К Храмову, — замедлил я шаг.

— Как зайдешь, сразу налево. Жди на первом этаже, — распорядился охранник, которого, как ни странно, вполне устроил такой ответ.

Я с трудом удержался от нервного смешка и направился во двор хозблока. Несмотря на куцый инструктаж, отыскать нужную дверь труда не составило: на крыльце перед ней уже толпились какие-то оборванцы, жадно тянувшие пущенную по кругу самокрутку.

И разумеется, немедленно курить захотелось и мне! Вот ведь!

Выходит, волнуюсь. Нехорошо это, совсем нехорошо. Как бы чего важного не упустить. Потом локти кусать буду.

— На собеседование? — обернулся один из оборвышей. — За мной будешь.

— Непременно, — хмыкнул я, поднялся на крыльцо и взялся за ручку.

— За мной, говорю, будешь! — Наглый тип схватился за уже приоткрывшуюся дверь, не давая пройти. — Не понял?!

Спорить и пытаться пересилить чудака я не стал, просто захлопнул дверь, и тот взвыл, не успев выдернуть защемленные между полотном и облицовкой косяка пальцы.

Больше никто остановить меня не попытался.

Набившаяся внутрь публика оказалась одета лишь чуть приличней дожидавшейся своей очереди на крыльце голытьбы, и задерживаться тут я тоже не стал. Молча протолкался через толпившихся в коридоре парней к лестнице и подошел к сидевшему на ступеньках мордовороту.

— Этого пропусти! — крикнули сверху, и угрожающе вскинувшийся амбал подался в сторону.

Я только хмыкнул и поднялся на второй этаж.

— Садись и жди, — указал на какие-то ящики вооруженный пистолетом-пулеметом парень, крепостью сложения ничуть не уступавший первым двум встреченным мной охранникам, но при этом еще и отмеченный некоей печатью интеллекта на челе.

Спорить с ним я не стал и уселся на штабель пластиковых коробов, попутно прикидывая, что именно в них может находиться. Вот только никаких стандартных маркировок на ящиках не обнаружилось, а лезть внутрь по понятным причинам показалось мне неуместным.

Ну да и фиг с ними. Неважно это пока. Куда интересней тот факт, что толпившиеся внизу оборванцы меньше всего походили на обычно привлекавшихся Храмовым к своим темным делишкам отморозков.

Это точно не наемники, а простой расходный материал. Пушечное мясо и не более того. Выходит, дельце затевается дурно пахнущее.

И вот это уже стоило обмозговать. Тем более что меня тут явно ждали — недаром кто-то еще на подходе срисовал. Выходит, нужен. А раз нужен, есть повод поторговаться. Да и детали операции заранее выяснить не помешает. Явно ведь не примитивная акция устрашения намечается. Может, и в самом деле туристы должны пожаловать?

Интересно, весьма интересно. Особенно, если туристы действительно сверху.

— Заходи! — оторвал меня от раздумий выглянувший из соседней аудитории невысокий чернявый паренек, одной рукой придерживавший свисавший с плеча АКМ.

Я поднялся с ящиков и прошел в распахнутую дверь.

— Привет, Володя! — шагнул мне навстречу Юра Храмов. Высокий круглолицый и слегка лысоватый мужчина в черных джинсах и потертом пиджаке на видного деятеля подполья нисколько не походил, но внешность и внутренний мир у него разнились просто кардинально. — Давненько не виделись!

— Да уж не без этого, — усмехнулся я в ответ и уставился на прицепленную магнитами к доске карту города.

— Это Захар, — указал Храмов на оставшегося в аудитории подручного. — Будьте знакомы, в общем.

— Будем. — Я кивнул и подошел к карте. — Ну и чего вы опять мутите?

— Туристам собираемся перышки пощипать, — не стал темнить Юра и указал на отметину, расположенную немного к северу от центра города. — Здесь перехватить их думаем.

— Точно — туристов?

— Точно, — не отвел взгляда Храмов и прищурился: — А откуда такие сомнения?

— Да передать просто просили, — я отвернулся к окну и заложил руки за спину, — что если из-за вас звери всполошатся, местная братва этому рада не будет.

— Черную метку типа выписали?

— Именно, — не стал я пытаться хоть как-то сгладить ситуацию. Не мальчик на побегушках, мне бояться нечего.

— Конформисты! — презрительно сплюнул на пол Храмов, но тут же взял себя в руки и улыбнулся: — Пусть не беспокоятся, наша текущая цель — туристы, а звери могут и подождать. Сам-то ты с нами или просто предупреждение передать забежал?

— Туристы сверху?

— Людей быть не должно. Давай вливайся. Дело верное.

— Верное, говоришь? — Я поморщился и, машинально сунув пальцы под рукав куртки, потер перечертившую запястье отметину шрама. — В прошлый раз ты тоже так говорил.

— И на старуху бывает проруха! — пожал плечами Юра. — Зато сколько всего мы до того случая провернуть успели! Ты вспомни!

— Да уж, натворили мы немало, — не стал ввязываться я в спор и улыбнулся. — Только вспоминать об этом как-то не хочется. Теперь всю жизнь здесь куковать придется.

— А ты бы хотел куда-нибудь переехать?

— Я бы хотел иметь возможность куда-нибудь переехать.

— Ну, у меня такой возможности тоже больше нет, так что не переживай.

— Спалился?

— Типа того. — Храмов достал из кармана пиджака упаковку жевательной резинки и предложил: — Будешь?

— Нет, спасибо, — отказался я. — Федералы за тобой не пожалуют?

— Не пожалуют, — как-то очень уж пронзительно глянул на меня Юра. — И давай закроем эту тему. Хорошо?

— Легко.

— Так ты с нами?

— Не уверен.

— Слушай… — Храмов положил руку мне на плечо и проникновенно заглянул в глаза. — Мы ведь друг друга не первый год знаем! Да ты себя только вспомни: даже автомат ведь толком держать не умел, когда к нам пришел. И никто тебя на убой не отправил, нет — научили, помогли. А в последний раз не только вам со Стасом досталось, не надо виноватых искать. Так получилось.

— Ладно, проехали, — вздохнул я, прекрасно понимая, что будь у Юрия возможность привлечь толковых профессионалов, ко мне бы он точно обращаться не стал. А это так — демагогия и легкое промывание мозгов.

— Твое решение.

— Есть пара вопросов для начала.

— Подробности будут, если согласишься.

— Подробности — это здорово, но давай для начала оплату моего труда обсудим, — покачал я головой. — И только не говори, что вы все здесь за идею радеете. Идейным тоже кушать хочется.

— Двадцать тысяч. — Храмов не стал морочить мне голову своими лозунгами и уточнил: — Устроит?

— Федьками?

— Федьками.

— И куда я их дену? Рассчитайся оружием лучше.

— Свободных стволов нет. Могу остатки сухого пайка отдать, но там на такую сумму не наберется.

Я с сомнением посмотрел на Храмова и поморщился:

— Его же есть невозможно.

— Тогда бери деньгами.

— Хорошо. Давай тридцать — и по рукам.

— Захар, выдай, — легко сдался Юра, будто на меньшую цену и не рассчитывал изначально.

Сидевший на подоконнике парень с автоматом молча раскрыл лежавший рядом дипломат и протянул мне три пачки сотенных банкнот. Я, не пересчитывая купюр, рассовал их по карманам и выдвинул еще одно требование:

— И доля в трофеях.

— Трофеев не ожидается.

— Мало ли!

— Договорились, — не стал спорить Храмов и ткнул указкой в центр карты. — Ждать будем здесь.

— На Кыштымской? — присмотрелся я к названиям улиц.

— Во дворах.

— Они что, через зверей поедут?

— Нет, свернут с проспекта Победы. В город войдут на северо-востоке.

— Направляются в центр?

— Да.

— Тогда им проще на Меридиан уйти, не находишь? Там хоть проехать можно нормально.

— Они не поедут, — постучал указкой по карте Храмов. — Они полетят, а на Меридиане на парней с Ленинского нарваться — проще простого.

— Полетят? — удивленно уставился я на Юру. — Что за бред еще?

— Будет три флаера — основной и два сопровождения.

— Ты ничего не путаешь? — смахнув ладонью пыль, уселся я на парту. — У нас, блин, даже электрические лампочки только в подвалах нормально работают, а ты — флаеры! Там навигационное оборудование в момент сдохнет, да и движки не дольше протянут!

— Да ну?

— А то нет?

В чем в чем, а в этих общеизвестных фактах сомневаться не приходилось. У нас в «пятне» не просто экология аховая, у нас тут электромагнитная аномалия просто-таки. Радиосвязь не работает, любая более-менее сложная электроника в один момент отключается. Лампочки электрические и те перегорают. Только в подвалах, где помехи не достают, и получается использовать. По большому счету, город именно поэтому и не зачистили до сих пор. Федералам без разрядников, излучателей и прочих высокотехнологичных игрушек сюда соваться не с руки. Опять же с воздуха поддержки никакой, даже спутниковых снимков не сделать — облачный покров почти без прояснений.

— На улицу выгляни, — ухмыльнулся Юра.

— А что там может быть? — нахмурился я, повернувшись к окну.

— На небо посмотри, — подсказал Храмов.

— А на небе тучи, ты это имеешь в виду? — недобро прищурился я.

— Вот именно — тучи. Не жиденькие облака, а нормальные такие грозовые тучи. И значит — что?

— Гроза будет.

— Вот! А после грозы прояснение. Часов эдак на восемь.

— И они рассчитывают убраться отсюда, прежде чем откажет электроника? — засомневался я. — Рискованно…

Риск и в самом деле был слишком велик. Войти в город после грозы не проблема, но вот как долго продлится прояснение, угадать еще никому не удавалось. А туристы прекрасно понимать должны: не успеют убраться из «пятна», им конец. И тем не менее они почему-то решили рискнуть…

— Ну, это их выбор, — пожал плечами Юра.

— А зачем им вообще в центр? — поинтересовался я. — Там ведь гиблое место.

— Да какая разница? — отмахнулся Храмов. — Они туда не попадут — и точка.

— Действительно, никакой, — согласился я и вновь уставился на карту. — Грозу переждем на месте?

— Да, туристы войдут в город сразу, как только закончится дождь. Если потеряем время, перехватить их уже не успеем.

— А как флаеры сбивать собираешься?

— Захар! — окликнул Юрий подручного.

Парень соскочил с подоконника и выставил на парту пластиковый короб вроде тех, что были штабелями сложены в коридоре. Щелкнув замками, он откинул крышку и продемонстрировал мне одноразовую тубу боевого лазера и идущие в комплекте с ней очки оператора.

— Энергоячейки какие?

— «Кварц-А» с активной защитой.

— Они ж вмиг разрядятся, — поморщился я.

— Это на случай остаточных помех после грозы, — пояснил Захар. — Чтобы наверняка.

— Не уверены все же, что прояснение будет? — подколол я Храмова.

— Прояснение будет, — уверенно заявил Юра. — Да и какая тебе разница?

— Никакой, — согласился я.

Не будет прояснения, туристы в город не сунутся. Оно бы так и лучше даже. Предоплату возвращать в любом случае не стану.

— Вот и замечательно. Бери, в общем, эту бандуру и пользуй.

— А другого у вас для меня ничего нет? — Я задумчиво потер кончик носа и посмотрел на автомат Захара. — Более многозарядного?

Лазер — штука мощная, конечно, но дешевый энерговод после первого же выстрела перегорает. Ну и емкость батареи соответствующая. Опять-таки попасть из этой бандуры можно только в действительно крупную мишень вроде флаера. А вот бегущего человека срезать уже не так просто будет.

И что самое главное — после использования стоил лазер сущие копейки. Нет, их принимают, конечно, но в кустарных условиях энерговоды пока еще делать не научились, а заводские на две трети стоимости новой установки легко потянут. Плюс работы по замене. Больше возни, в общем.

— А что тебя не устраивает? — удивился Юра.

— Не хочу безоружным остаться, если к туристам подкрепление подойдет.

— Да откуда ему взяться?

— В прошлый раз подкреплению тоже взяться неоткуда было, — демонстративно уставился я в окно.

— Ну, извини, нет у меня стволов свободных, — развел руками Храмов.

— У нас пока штурмовой разрядник не распределен, — вспомнил вдруг Захар. — Можно выделить.

— Возьмешь в нагрузку? — спросил Юрий.

— Энергоячейка там какая?

— Тоже «Кварц-А». И запасных батарей нет.