Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Павел Корнев

Последний город

Осколок — к осколку, а волчье — волку,

Как серебру — звон.

Осколок — к осколку, а волчье — волку,

А мне тогда что?

«Пикник»

Часть первая

РАЗБИТОЕ ЗЕРКАЛО

В начале дня, как всегда, несмотря ни на что,

Забыв усталость, болезнь и врожденную лень,

Старайся все свои силы направить на то,

Чтобы остаться в живых, пережив этот день.

«Черный обелиск»

Глава 1

Марк

Утро выдалось тихим. Гнавший всю ночь на город пыль и мелкий серый песок северо-восточный ветер выдохся незадолго до рассвета, и лишь разбросанный по улицам мусор напоминал о его обжигающих порывах. Впрочем, внутренний дворик пятиэтажного особняка Службы Контроля от бушевавшей стихии почти не пострадал. Так что заступивший на дежурство младший контролер Управления экологической безопасности особо не напрягался. Ленивыми взмахами метлы он подметал запорошенные песком бетонные плиты и время от времени ежился от утренней прохладцы.

— Хорошо дворникам, — кивнул Лео Ройе на заметно прихрамывавшего контролера, серый комбинезон которого в предрассветном сумраке почти терялся посреди замощенного бетонными плитами двора, — думать не надо, знай себе маши метлой.

— Ну и шел бы, — хмыкнул, посмотрев на наручные часы с поцарапанным стальным браслетом, Артур Станке и потер костяшками пальцев заросший черной щетиной подбородок. Ходившая по Управлению активных операций шутка о том, что гладко выбритым его можно будет увидеть только на собственных похоронах, родилась явно не на пустом месте.

— Да запросто! — легко согласился Лео — почти двухметровый красавчик в идеально отглаженном деловом костюме, покрой которого скрадывал выпуклость прятавшегося в наплечной кобуре разрядника. Мужественный профиль, ямочка на подбородке, модная стрижка и открытый взгляд голубых глаз заставляли учащенно биться не одно женское сердце, и как-то совершенно не верилось, что он говорит совершенно серьезно. — Платили бы как здесь…

— А ты, Марк? — Станке, мельком глянув на перегороженную створками ворот арку, ко мне даже не обернулся, но от вопроса по спине пробежали мурашки.

— Что — я?

— Пошел бы в дворники? — зевнул Артур и пошаркал носком запыленного ботинка о штанину изрядно помятых брюк. В отличие от опекаемого женой Лео недавно разменявший пятый десяток Станке до сих пор оставался холостяком и не особо заморачивался по поводу своего внешнего вида. Чего нельзя было сказать о его физической форме: в этом отношении командир группы ничуть не уступал подчиненным. Ростом, правда, не вышел, зато самый широкоплечий. Из-за торчавших ежиком коротких седоватых волос и грубых, будто рубленных топором, черт лица он выглядел старше своих лет, но тяжелый взгляд серых глаз не давал забыть, что ты имеешь дело не с обычным головорезом, а с одним из опытнейших оперативников Службы Контроля. — За те же деньги?

— Во-первых, не в дворники, а в контролеры Управления экологической безопасности, — наставительно заметил непонятно когда успевший выйти на крыльцо курировавший нашу группу комиссар. Высокий, неопределенного возраста, он неторопливо застегнул на все пуговицы длинный черный плащ из кожзама и вытащил из кармана потертую фуражку. — Во-вторых, Марк на такой перевод не согласится.

— Предлагали? — развеселился Лео.

— Работал, — поежился от не самых приятных воспоминаний я и поднял воротник короткой куртки.

— Кто опаздывает? — Запрокинув голову к серой Пелене, над которой полыхали тусклые вспышки зарниц, комиссар на мгновение зажмурился, и на его левом веке мигнул зеленый рисунок колдовской татуировки.

— Никто не опаздывает, — буркнул Артур и достал из кармана футляр с экранированными очками. Спрятав глаза за темными стеклами, испещренными едва заметными алхимическими письменами, он кашлянул в кулак и добавил: — Транспорт через пять минут подойти должен. Ян вчера заправиться не успел.

— Опять генератор полетел? — поправил лацкан пиджака Лео. Что бы ни думали его недоброжелатели, шикарный костюм он носил не столько из какого-то особого пижонства, сколько по негласному распоряжению Артура. Представительная внешность, дорогая одежда и хорошо подвешенный язык позволяли красавчику без труда производить впечатление «очень важной личности». Сам убеждался: на тех же жандармов иной раз это действовало куда эффективней служебных удостоверений. — Вот коротнет в следующий раз в поездке, и поминай как звали!

— Да нет, его на задание дернули куда-то под вечер.

— Опять, значит, всю дорогу трындеть будет, как шоферы вкалывают, — вздохнул Лео. — Вот вы, господин комиссар, скажите: когда младшему обслуживающему персоналу начнут за переработки доплачивать? Только не надо рассказывать, что после работы те задерживаются, кто работать не умеет. Шоферам дай волю — они бы только на обед и приходили. Нет, доколе такое безобразие продолжаться будет?

Обернувшийся к начавшим открываться воротам комиссар ничего не ответил, но без умолку трепавший языком Ройе на это и не рассчитывал. Красавчику было достаточно уже того, что его слушают. Хлебом не корми — дай языком почесать.

Заплывший во двор на высоте не более полуметра от земли служебный болид, зализанными формами здорово напоминавший окурок сигары, набрал скорость, и из-под его днища во все стороны полетела запорошившая бетонные плиты серая пыль. Притормозив у крыльца, водитель заглушил двигатель, и транспорт медленно опустился к земле. Вблизи он уже не казался монолитным: на черной обшивке явственно проступали сколы, царапины и контуры прикрытых защитными пластинами боковых окон. По прозрачному только изнутри лобовому бронестеклу и вовсе шла глубокая вмятина. Транспорт давно выработал свой ресурс, но менять его никто в ближайшее время не собирался. Работает — и ладно. А что в ремонте постоянно стоит и от земли уже почти не отрывается, так ничего страшного. Хотя, с другой стороны, новый болид обкатывать — тоже радости мало.

— Марк, сбегай в раздевалку, дерни Эда, — распорядился Станке и поднял с крыльца брезентовую сумку. — Пусть пошевеливается.

— Хорошо, — кивнул я и лишь в последний момент успел отскочить в сторону, когда стремительно вылетевший из распахнувшейся двери русоволосый парень чуть не сбил меня с ног болтавшимся на плече баулом.

Замерев на верхней ступеньке лестницы, он замахал руками и едва не скатился кубарем вниз, но Лео успел ухватить его за ворот темно-лилового жандармского мундира.

— Ты где пропадал, Эд? — Лео легонько подтолкнул парня к болиду.

Боковая дверца транспорта тут же медленно ушла вверх, и, надо сказать, особой плавностью ее движение не отличалось.

— Переодевался. — Эдуард поправил ворот мундира и, забросив в болид баул, полез следом. Транспорт едва заметно покачнулся, но и только — даже не просел. Оно и понятно, весу-то в парнишке всего ничего. Да и выглядит — чистый пай-мальчик. Худенький, невысокий, глазки ясные-ясные. Сроду не скажешь, что оперативник Службы Контроля. — И почему всегда я жандармом представляться должен? Марк вон ни разу…

— У тебя типаж подходящий, — заявил Артур, уже разместившийся в продавленном кресле рядом с водителем, и застегнул ремень безопасности. — А у Марка на лице десять лет «Плантации» написаны…

— Прям десять лет!.. — пробурчал я, усаживаясь на тянувшееся вдоль правого борта болида длинное сиденье и убирая небольшую спортивную сумку в ноги.

Внутри транспорт выглядел ничуть не лучше, чем снаружи: протертая, местами до дыр, обивка сидений, сколотый и растрескавшийся пластик, закопченные следы сварки. Разбитый две недели назад светильник до сих пор никто не удосужился заменить, а лобовое бронестекло изнутри пошло трещинами. Сразу видно, что транспорт побывал не в одной переделке, и веры в его надежность не было совершенно. Хотя раз он до сих пор летает…

— Да какой еще такой типаж? — насупился занявший заднее сиденье Эдуард и слегка отодвинулся, когда к нему, пригнувшись, пролез комиссар. — Все дело в мундире!

— Эх, молодежь, чему вас только учили, — тяжело вздохнул Ройе, с сомнением посмотрел на ремень безопасности, но все же пристегнулся. И это правильно: лучше уж сейчас костюмчик помять, чем потом, при случае, головой крышу пробить. — Это только обыватель на мундир да жетон смотрит. Наш клиент больше к физиономии приглядывается. Ты вот, к примеру, точь-в-точь как закончивший учебку зеленый новичок в жандармской форме смотришься, а Марка сколько ни наряжай, все одно ночного душегуба с Фабрики получишь. Да и пластика у него совершенно другая.

Хмыкнув, я приподнялся с сиденья и потянул вниз с лязгом захлопнувшуюся дверцу. Болид вздрогнул, покачнулся и медленно оторвался от земли. Корпус затрясло, и набравший скорость транспорт через арку вылетел на улицу.

Не особо рассчитывая задремать, я прикрыл глаза, но, как обычно от мелкой дрожи, начавшейся сразу после набора высоты, заломило зубы и заныло темечко. А с другой стороны, почему бы в очередной раз и не попытаться? Все равно заняться больше нечем. Своих коллег последние полгода лицезреть доводилось чуть ли не каждый день, проплывавшие же за окнами серые силуэты городских зданий ничем заинтересовать не могли в принципе. Чего я там не видел? Приземистые, тесно лепившиеся друг к другу массивы домов, темные пятна окон, гулявшие по пустынным улицам пыльные вихри. Тоска.

Хотя на задании обычно не больно-то и поскучаешь. Не до того. Пусть группа еще только срабатывается и ничего серьезного нам пока не поручают, но, чтобы жизнь медом не казалась, и служебной рутины с лихвой хватало.

— Артур, мы ж вроде с Порта начать должны были? — удивился Лео, уставившись в окно на показавшуюся над домами «Стрелу». Высоченную — этажей в сорок — башню, сверкавший серебром шпиль которой прокалывал затянувшую небо серую хмарь Пелены. В этом будто бы рвавшемся ввысь здании, силуэтом напоминавшем скорее не одноименный метательный снаряд, а арбалетный болт, располагались Арсенал, Комитет Стабильности, Жандармерия и штаб-квартира нашей родной конторы. Остальные шесть башен занимали не менее важные службы, но по значимости со «Стрелой» могли поспорить разве приютившая алхимиков и Академию «Руна» да обиталище городской администрации и финансовых воротил — «Сундук».

— Ну? — обернулся к нему командир группы.

— Чего тогда к центру свернули? — Ройе хлопнул по плечу водителя, и на безымянном пальце его правой руки блеснуло широкое обручальное кольцо. — Ян, давай по Окружной, так быстрее будет.

— Не положено, — недовольно нахмурился Ян, худощавый мужчина лет тридцати пяти в коричневом рабочем комбинезоне, и глянул в зеркало заднего вида, которое из-за расчертивших его поверхность граней напоминало фасеточный глаз насекомого. — Велели в центр.

— Еще по одному адресу ориентировка пришла, — объяснил Станке. — Порт на после обеда оставим. Заодно перекусим в «Треске», чтоб в Контору не возвращаться.

— Не, я не могу! — всполошился Лео. — У меня сегодня на обед встреча назначена.

— Не судьба, — злорадно улыбнулся Ян.

— Что значит — не судьба? Артур, ну кто так делает?!

— Не судьба, — пожал плечами Станке и глазами указал на дремавшего на заднем кресле комиссара. — Да не расстраивайся ты. Не последний раз.

— С бабой, поди, стрелку забил? — не сдержавшись, съязвил водитель.

— Ты рулишь? Вот и рули, — не остался в долгу Лео, поймал вопросительный взгляд командира группы и тяжело вздохнул. — Знакомую обещал в «Искру» сводить.

— Остепенился бы, — переглянувшись с заулыбавшимся водителем, посоветовал Артур. — А то мало ли…

— Кто бы говорил! — возмутился Ройе. — Помнишь, Ян, выслугу в «Морской черепахе» обмывали? Так вот — ту рыженькую из дознания этот ханжа увел. Ты посмотри на него: чуть красивее обезьяны, а все туда же! И как ее уболтал, просто не понимаю.

— Это которая в дознании рыженькая? — заинтересовался Ян. — Анна Ким, что ли?

— Ага.

— Во-первых, она крашеная, это я вам ответственно заявляю, — с нескрываемым превосходством парировал командир группы. — Во-вторых, смазливое личико — это не главное. И в-третьих, я просто сказал ей, что твоя жена ведьма…

— Ах ты гад!

Широко зевнув, я поудобней устроился на сиденье и сделал вид, будто задремал; Эдуард тоже помалкивал. Оно и понятно — мы с ним в группе без году неделя, а Лео и командир друг друга лет десять точно знают. Да и Ян давненько с ними работает. Одна шайка-лейка. Не то что мы, пришлые: меня в эту группу шесть месяцев назад перевели, Эдуарда и того меньше. Лучше уж не отсвечивать, пока старшие братья друг другу косточки перемывают.

Ладно, это все мелочи. Главное — из разряда стажеров в основной состав оперативной группы перейти, а там хоть трава не расти. Только вот дело это достаточно непростое. Уж о чем, о чем, а относительно своих талантов я иллюзий не питал. Обычный ординар, к тому же с не совсем незапятнанной репутацией. Честно говоря, до сих пор поверить не могу, что это назначение все-таки получил. У Эдуарда-то явно мохнатая лапа в Конторе есть — недаром его прямо после курсов в оперативную группу подтянули, а я запросто мог еще лет десять в резерве состоять. Повезло. Почти…

Лео с Артуром, кстати, тоже повезло. А вот трем работавшим до меня оперативникам совсем даже наоборот. Рутинная проверка в одном из домов Старого города обернулась ожесточенной перестрелкой с фанатиками Ложи Энтропии. И то ли в связи с гибелью подчиненных, то ли из-за перебитых всех до единого сектантов, но от серьезных дел с тех пор Станке отстранили. Да еще и поручили молодняк натаскивать. Хотя вот это как раз не самое страшное: доводилось слышать, будто высокие чины из Комитета Стабильности требовали перевода проштрафившегося командира группы на «Плантацию». В Корпус Надзора. И не замолви за него словечко дремавший на заднем сиденье комиссар, караулить бы сейчас Артуру каторжан. Та еще работенка.

— Точно на вечер этот адрес перенести нельзя? — на всякий случай все же уточнил расстроившийся Лео. — Что за спешка?

— Мобильный пеленгатор засек остаточное излучение неподалеку от площади Рун, — зевнул Артур и продолжил: — Аналитики вычислили наиболее вероятное расположение локального прокола: жилые дома на перекрестке Береговой и Арсенальной. Нам досталась одноподъездная «свечка» на сорок квартир. Будем проверять.

— Что проверять? — Ройе сцепил пальцы и зажал ладони меж коленей.

— Предположение аналитиков, — хмыкнул командир группы и, убедившись, что мы с Эдуардом прислушиваемся к разговору, объяснил: — След оказался совсем свежим, и яйцеголовые уверены, что для прокола использовалось зеркало. Выходит, ничего сложного: во-первых, зацепка железная, во-вторых, чернокнижник должен быть не из сильных.

— Я бы на это не рассчитывал, — поправил Артура комиссар. — Риск при работе с зеркалами выше, но некоторые чернокнижники используют их намеренно: в этом случае на месте прокола практически невозможно обнаружить остаточные следы ауры.

— И всегда можно просто расколотить стекляшку и оборвать контакт, — вздохнул посмурневший Лео.

И я его прекрасно понимал: задержание чернокнижника само по себе задание не из легких, так еще и зеркало. Никогда не знаешь, что может прийти с той стороны. И ладно, оно карманное, а ну как в полный рост? Вон даже зеркала заднего вида болида сплошь гранями на квадратики с ноготь большого пальца располосованы, чтобы демоны прорваться не могли. Да и неординару-отщепенцу живым сдаваться резона нет. Тут даже не строгий режим светит: или на «Плантации» живьем сгноят, или сразу в «переработку» отправят.

— Наше прикрытие — выездная комиссия по расследованию утечки энергии, — не теряя времени, начал проводить инструктаж Станке, который вовсе не был опечален полученным заданием. Скорее, наоборот: в кои-то веки что-то серьезное поручили. — Я и Марк — специалисты Энергоконтроля, ты, Лео, представитель домовладельца. Эдуард — прикрепленный к нам жандарм. Марк, в квартиры заходить не будешь — копаешься в энергощитках. Если что — на подхвате, а так — на тебе подъезд.

В этот момент болид ухнул вниз чуть ли не на метр, сразу же дернулся обратно и мелко-мелко задрожал. Но вибрация вскоре стихла, транспорт выровнялся, и о случившемся напоминал только ставший прогорклым и едким воздух. Да еще подкатившая к горлу тошнота и саднившее от сильно врезавшегося ремня безопасности плечо. Хорошо хоть на улице по-прежнему пусто, так бы цепанули чужой болид или задавили кого — замучились бы отписываться.

— Ян! — заорал, закрывая нос платком, Лео. — Мы когда-нибудь угробимся в твоей колымаге!

— Да при чем здесь болид? — вытер с лица пот разом взмокший водитель. — Движок как часы работает! Не слышишь, что ли? Это кровь! Ясно? Сначала заправляют непонятно чем, а потом удивляются, что половина транспорта в ремонте.

— Скажешь тоже — кровь, — принюхался к гари Артур. — Фильтр пробило.

— Не пробило, а автоматика сработала, — объяснил Ян. — Да оставь ты окно в покое! Сейчас пыли полный салон натянет!

— Провоняем все, — поморщился Ройе, но окно все же открывать не стал.

— И так выветрится, — решил настоять на своем водитель. — Нет, нам еще повезло: в Аналитическом на той неделе на взлете транспорт заглох. Сразу под списание — корпус так повело, что геометрию уже не выправить.

— Тоже из-за крови? — Артур потер заслезившиеся глаза.

— А из-за чего еще? Из-за крови. «Десятка» в последнее время с «Плантации» откровенно дерьмовая идет. Блин, Управлению быстрого реагирования пятисотые «Ураганы» выделили, они на «двадцатке» работают. Вот это тема!

— А «двадцатка» тогда почему нормальная? — удивился Лео.

— «Двадцатку» с общего режима собирают, — объяснил я. Если мотавших срок на общем режиме каторжан гоняли в донорские пункты три раза в месяц, то бедолаги со строгого режима были постоянно подключены к единой системе, и по жилам у них текла уже не кровь, а алхимический бульон. Поэтому и для более качественного топлива — той самой «двадцатки», получившей название от процентного содержания крови, — использовали сбор только общего режима. — А в «десятке» остаточных алхимических примесей выше крыши.

— А в «тридцатке» как? — прищурился, обернувшись ко мне, командир.

— На нее материал в основном с донорских пунктов отбирают, по группам крови. Там все чисто. — Я закашлялся от дравшей горло гари.

— И откуда ты только все знаешь? — удивился водитель, оказавшийся не в курсе кое-каких записей в моем личном деле.

— Эрудит он, — усмехнулся Артур. — Ян, сколько капель на километр эта развалюха жрет?

— Когда как… — задумался парень и вздрогнул, когда раздался пронзительный звонок приемника: — Что еще стряслось?

— Включай! — моментально подобрался почуявший неладное командир группы.

Ян утопил клавишу громкой связи и, снизив скорость, подвел болид к краю дороги.

— Борт двести восемнадцать, сообщите свое местоположение, — тут же залязгал металлический голос диспетчера.

— Вывернули с Серебряной на Восточный луч, движемся по направлению к центру, — отчитался Ян.

— Немедленно отправляйтесь к пересечению Восточного луча и Арсенальной! — распорядился диспетчер. — Расчетное время прибытия — семь минут, погрешность — ноль-пять. Боевая готовность! Ожидайте указаний. Конец связи.