Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Каково это — постоянно слышать мысли окружающих тебя разумных существ? Ни на минуту, ни на секунду не оставаться наедине с собой? Чувствовать, как рвутся в голову чужие эмоции, страхи, желания? Слишком громкие, слишком настырные, постоянно окружающие тебя облаком поднятой ветром пыли. Как не сойти с ума и сохранить ясность рассудка?

Тем, в ком дар ясновидения проявлялся слишком рано и спонтанно, помочь уже ничем не могли. Либо операция и клеймо ординара на всю оставшуюся жизнь, либо более гуманное, как казалось многим в этой ситуации, усыпление. Остальных ждали годы одиночества в надежно экранированных подвалах Дома провидцев, изнуряющие тренинги и постоянный, не ослабевающий даже во сне самоконтроль. Отсеянные коротали свой век — недолгий и безрадостный, — горстями поедая снотворное и алхимические препараты, гасившие превратившийся в проклятие дар. А остальных… остальных ждала лишь иллюзия нормального существования — жизни вечного одиночки, в котором давно перегорели все чувства и эмоции. Недаром в Корпусе Надзора ходила шутка о том, что работающие на «Плантации» зомби куда более приятные собеседники, нежели телепаты.

— Август Яр, старший дознаватель следственного управления Комитета Стабильности, — по полной форме представился худощавый неординар, поправляя очки с толстыми линзами.

Чем-то он походил на музыканта — тонкие длинные пальцы, легкие, будто танцующие движения. И лишь замершее фарфоровой маской лицо с острым прямым носом не совсем вписывалось в нарисованную воображением картину.

— Марк Лом. Служба Контроля, Управление активных операций, стажер, — не стал отмалчиваться я.

Дознаватель кивнул и приложил подушечки больших пальцев к сенсорам дипломата. Едва слышно щелкнули замки, висевший на крючке дипломат, распахнувшись, превратился в подобие откидного столика.

— В соответствии с установленным порядком проведения дознания должен предупредить о том, что показания будут зафиксированы автоматическим регистратором. — Яр переключил какой-то тумблер, и из распахнутого нутра дипломата медленно вылетел хрустальный шар размером с кулак. Поднявшись сантиметров на десять, алхимический прибор медленно закружился вокруг своей оси, и на его гранях засверкали отблески пишущих лучей.

— Понятно, — кивнул я.

— Вот и замечательно. — Парень вынул из дипломата два металлических кругляша и протянул мне. — Приложите к вискам.

Я выполнил его распоряжение, и намертво прилипшие датчики регистратора обожгли холодом кожу. Все, теперь точно головная боль на несколько дней обеспечена.

Тем временем вновь отвернувшийся к дипломату дознаватель закончил какие-то хитрые манипуляции с аппаратурой, убрал в футляр очки и поднял руки к затылку. Изящные пальцы ловко подцепили две соседние пластинки из обхватившего голову обруча и осторожно оторвали от моментально покрывшейся капельками крови кожи. По всей видимости, процедура эта была для Августа делом привычным — очень споро он попарно снял все остальные алхимические блокираторы, сложил их в дипломат и аккуратно вытер кровь специальной тряпочкой. К моему удивлению, глубокие царапины моментально затянулись, и теперь о них напоминала лишь полоса слегка покрасневшей кожи.

— Ну что ж, приступим… — медленно обернулся Яр и потер костяшками пальцев красные из-за полопавшихся сосудов глаза. — Как, говорите, вас зовут? — И, поймав мой недоуменный взгляд, пояснил: — Теперь уже для протокола…

— Марк Лом, Служба Контроля, Управление активных операций, стажер, — повторил я, настороженно наблюдая за происходящими с дознавателем метаморфозами.

Плечи распрямились, походка стала упругой и энергичной, и теперь тихий очкарик превратился в ограниченного слишком тесной для него клеткой хищника. Даже мимика стала совершенно иной. Да уж, такому палец в рот не клади…

— Замечательно. — Манипуляции дознавателя с тумблерами регистратора больше напоминали игру пианиста. — Прибор пока прогревается, так что, если не возражаете, для начала побеседуем об отстраненных вещах. Не против?

— Ничуть, — покачал головой я, понимая, что время требуется не столько прибору, сколько самому телепату. Вон как его корежит. Сразу видно, не часто удается дар на волю отпустить. — О погоде поговорим или как?

— Погода ни к черту. И этим тема исчерпана, — рассмеялся следователь. У меня, впрочем, в искренности его эмоций возникли определенные сомнения. — А зрение я не исправляю, потому что прекрасно вижу, когда могу использовать свой дар. Нет, нет, — поспешил уточнить Яр, — ваши мысли я пока не читал. Просто всех отчего-то в первую очередь интересуют именно мои очки.

— Пользуетесь органами чувств окружающих? — невольно поежился я.

— При необходимости, — заложил руки за спину шагавший от одной стены к другой комитетчик. — Но вообще обычно в этом нужды не возникает: миопия является побочным эффектом воздействия блокираторов. Вы имеете представление о телепатическом общении?

— В общих чертах… — пробурчал я и вдруг обратил внимание, что в комнате стало как-то очень уж прохладно. Если так пойдет и дальше — придется надевать куртку. Это дознавателю в теплом пиджаке включенный на полную катушку кондиционер нипочем, а мне в одной футболке лихо придется.

— Ах да! — сделал вид, будто только что припомнил, Август. — Ваша подруга! Четвертый курс кафедры ясновидения? Уникальный случай, уникальный. Чтобы дар проявился так поздно… У нее ведь в роду не было неординаров?

— Разве в моем досье это не отражено? — улыбнулся я и начал подниматься с уже порядком опостылевшего стула.

— Нет-нет. Не вставайте, пожалуйста, — остановил меня дознаватель. — Не стоит затруднять работу регистратора.

— Как скажете. — Я со вздохом опустился обратно.

— Будьте так любезны, — успокоился Август Яр. — На чем мы остановились? Ах да! Знаете, в досье это есть. Но мы ведь с вами просто беседуем, не так ли?

— Беседуем, — волей-неволей мне пришлось принять навязанные правила игры. — В родне у нее одаренных не было, а вот отчим — неординар.

— Он-то и обнаружил дар? — прищурился дознаватель. — Повезло. А где отчим вашей подруги работает?

— В городской администрации, — просветил я следователя и, чувствуя, что от меня ждут продолжения, добавил: — Он начальник отдела развития Девятого департамента.

— И женился на простой официантке… — поджал губы Август. — Любовь, любовь, ты правишь миром…

— Именно, — кивнул я и накинул на плечи стянутую со спинки стула куртку.

— Ну да мы сейчас не об этом, — решил сменить тему дознаватель. — Как вы попали в Службу Контроля?

— Это уже для протокола? — уточнил я, прекрасно понимая, что за пустой болтовней скрывается нечто куда более серьезное. Не исключено, что именно в этот момент улыбчивый телепат копается у меня в голове. Хотя нет — скорее он еще только подыскивает отмычки к чужому сознанию. Если просто вломиться в мой мозг, кому-то из нас точно не поздоровится.

— Нет, пока еще нет, — улыбнулся Август, и что-то в его улыбке подсказало, что не стоит думать так громко.

— Я перешел в Управление экологической безопасности Службы Контроля из Корпуса Надзора. Понадобились профильные специалисты, — успокаивая дыхание, ответил я.

Беседа начала напоминать игру в шахматы, но если противник видел все выставленные на доску фигуры, мне приходилось довольствоваться лишь своими. Все верно — на его стороне дар, который вот-вот вскроет мой разум, как остро заточенный нож распарывает крышку консервной банки.

— Служили на «Плантации»?

— Да.

— Вот что странно, — вновь заходил от одной стены к другой Август Яр. Мельтешение перед глазами жутко раздражало, к тому же пропала возможность следить за выражением лица собеседника, — вы ведь обучались в Академии? Причем по профильному направлению. Плюс прекрасная физическая форма. Подавали надежды… И вдруг — не доучившись, поступили в Корпус Надзора. Не самый лучший выбор для честолюбивого юноши.

— Я…

— Вы никогда не задумывались, — не дал договорить мне дознаватель, — что неординар с вашими данными давно бы уже дослужился до командира оперативной группы?

— Не задумывался, — твердо заявил я.

— Надо же! — удивился телепат и потер подбородок. — А ведь ваши одаренные ровесники…

— Каждому свое. — Мне не понравилось направление, в котором начала развиваться беседа, и захотелось как можно скорее закрыть эту тему. — Большинство неординаров слишком зависят от своего дара. Я в этом плане — не столь ограничен.

— Что ж, такая точка зрения имеет право на существование, — улыбаясь, скрестил на груди руки дознаватель и глянул на меня в упор. И взгляд его покрасневших из-за полопавшихся сосудов глаз не предвещал ничего хорошего. — И все же, почему вы покинули Академию?

— Это так важно? — заранее зная ответ, тем не менее уточнил я.

Если раньше казалось, что дознаватель просто провоцирует меня и отыскивает болевые точки, то теперь появилось ощущение, что у беседы вырисовывается второе дно. И выключенный регистратор — лишь отвлекающий маневр.

— Нет, — не стал настаивать на своем Август и вместо этого уточнил: — А вот причина, по которой вас отчислили из Академии, представляет определенный интерес.

— За драку, — дыхнул на озябшие пальцы я. — Никаких скелетов в шкафу, я вылетел из Академии за обычную драку.

— Расскажите, — тут же вцепился в меня дознаватель.

— Да чего там рассказывать? — поморщился я и тут же взял себя в руки. Досадно, конечно, что меня как раскрытую книгу читают, но ведь не в морской бой игра идет. Было у телепата время и досье изучить, и вопросы заготовить. — Надавал по морде одному гаду, у того оказались связи…

— Вы раздробили ему гортань, сломали два ребра, а после этого выкинули в окно третьего этажа, — холодно заметил следователь. — От «Плантации» вас спасло лишь то, что потерпевший забрал свое заявление из Жандармерии.

— Ну вот, вы и сами все прекрасно знаете, — откинувшись на спинку стула, я запрокинул голову и уставился в потолок.

— Вы действительно подавали большие надежды, — с некоторой долей сожаления вздохнул Август Яр. — За считаные секунды вырубить оборотня… О! Прошу прощения за свое неполиткорректное высказывание, — дознаватель внимательно заглянул мне в глаза, — лицо с подвижными биопараметрами. Согласно показаниям очевидцев, его друзья даже не успели среагировать, не так ли?

— Так.

— Потрясающе, — всплеснул руками телепат, который давно уже казался старше своих лет. И дело было даже не в залегших вокруг глаз морщинах — просто появилось ощущение, что за фарфоровой мальчишеской маской прячется умудренный жизнью старик. — Но мне лично в этой ситуации непонятны два момента…

— Какие именно?

— Что послужило причиной драки? — Дознаватель обошел стул по кругу и вновь остановился у дипломата с регистратором. — В жандармском протоколе об этом нет ни слова.

— Уже и не помню. Честно говоря, в тот вечер выпил лишнего… — прикрыв рот рукой, зевнул я.

— Выпили лишнего вы уже после того, как выкинули бедолагу в окно, — заявил Август, сразу же раскусивший мою уловку. Именно что раскусивший — ни из личного дела, ни из протокола узнать об этом телепат не мог. — Он приставал к вашей девушке?

— Какой второй момент вам непонятен? — не стал ни подтверждать, ни опровергать это утверждение я.

Если так пойдет и дальше, дознаватель выпотрошит меня еще до того, как прогреется регистратор.

— Вас отчислили из Академии по личному обращению одного из руководителей «Легиона», — ослабил ворот сорочки, казалось, вовсе не замечавший холода следователь. — А через неделю приняли в Корпус Надзора… Так понимаю, без вмешательства отчима вашей подруги тогда не обошлось?

— Вероятно, так оно и было.

— Что ж, теперь все понятно, — улыбнулся Август Яр. — Выходит, вы обзавелись личным ангелом-хранителем. Вас не смущает то, что он неординар?

— Кто? — Я хмуро глянул на телепата, понимая, что меня обыграли по всем статьям. — Если вы об ангеле-хранителе, то от этого попахивает ересью и мракобесием…

— Я об отчиме вашей подруги, — ничуть не обеспокоился из-за моего намека дознаватель.

— А почему меня должно беспокоить то, что он неординар?

— Одну минуту. — Август Яр обернулся к дипломату и включил регистратор. — При вашем отношении к неординарам…

— Каком отношении?

— Вы их недолюбливаете. Вам кажется, что из-за дара им позволено слишком многое. Вы считаете, что одаренность позволяет обходить закон, — припечатал меня дознаватель. — Так?

— Нет, не так, — покачал я головой и процитировал комиссара, курировавшего нашу группу: — От каждого по одаренности, каждому по труду. Кто больше может, с того больше и спрашивают.

— И против «Легиона» вы, получается, ничего не имеете? — пропустил Август Яр мой пассаж мимо ушей.

— Я не одобряю их идеологию. И считаю неприемлемыми их методы и цели, — не стал кривить душой я и, не дав сказать ни слова уже открывшему рот дознавателю, продолжил: — Вот против «Братьев по крови» и «Ассоциации метаморфов» действительно ничего не имею.

— Ясно, — кивнул о чем-то задумавшийся следователь. — А в Службу Контроля вы с какой целью перешли?

— Я…

— Верю. Нет действительно верю… — перебив меня, вновь кивнул Август. — Извините, дурацкая привычка — бывает, вырывается, когда заранее знаешь, что собирается произнести собеседник… Так вот, разумеется, вы пошли в Службу Контроля защищать закон и порядок. Но должны быть и другие причины, не так ли?..

— Ну…

— Стабильность? — заложив руки за спину, задумался телепат. — Скорее уж ее иллюзия. И сегодняшний день тому доказательство. Что еще?

— Неплохой заработок. Для меня это немаловажно.

— Да, платят в Конторе неплохо, — согласился дознаватель. — Но в том же Энергоконтроле или Пожарной охране ненамного меньше. Не так ли?

— Плюс социальный пакет, — прекрасно понимая, что именно это от меня и хотят услышать, не стал тянуть резину я.

— А! — обрадовался Август. — Социальные гарантии… Очередная иллюзия — на сей раз неприкосновенности и избранности. Конечно, где еще ординар может почувствовать себя ровней одаренному…

— Вы к чему это сейчас? — очень спокойно поинтересовался я, впервые за все время разговора почувствовав легкое давление позади глаз. Началось?

— Так, мысли вслух, — никак не откомментировал свое замечание болезненно поморщившийся следователь. — Какие медицинские препараты сегодня принимали?

— «Блокаду» и еще что-то, не помню аббревиатуру. Можете у комиссара уточнить… — умолчал я о трех таблетках «валиорола».

— Не важно, — помассировал виски телепат. — При каких обстоятельствах погиб ваш сослуживец Лео Ройе?

— Мы проводили проверку… — ничуть не удивившись неожиданной смене темы — как-никак именно для этого здесь и нахожусь, — начал рассказ я.

И, в отличие от предыдущего разговора, теперь дознаватель слушал и не перебивал. Просто смотрел. Не моргал. И, казалось, даже не дышал. От пронзительного взгляда на затылке зашевелились волосы, в голове зашумело, и, несмотря на стоявший в комнате холод, меня вдруг пробил горячий пот.

— Ройе можно было спасти? — наконец хрустнул пальцами отлипший от стены телепат.

Сейчас он уже совсем не походил на растрепанного парнишку, заявившегося сюда какой-то час назад. Лицо осунулось, зрачки неестественно расширились, из вновь открывшихся порезов на голове выступили капельки крови.

— Да. — Я вытер со лба пот и зажмурился от заломившей виски боли. — Мы нейтрализовали двойника, и, если бы зеркало осталось целым…

— Зеркало разбил хозяин квартиры? — очень медленно и как-то неуверенно подошел к продолжавшему вести запись регистратору побледневший Август.

— Да.

— Получается, именно в результате его действий погиб Ройе?

— Не думаю, что ему могло быть предъявлено такое обвинение…

— Меня не интересует юридическая сторона дела, — хрипло выдохнул дознаватель. — Меня интересует ваше личное мнение по этому вопросу.

— Виновен, — помимо собственной воли кивнул я. Да, этот ответ так и крутился на языке, но вот выкладывать его, не подумав… Неспроста это…

— Согласно заключению алхимической лаборатории, ваш служебный магофон был поврежден при прорыве Хаоса незадолго до рассматриваемого нами инцидента. Так? — Движения телепата стали еще более резкими, но вместо плавной грации хищника теперь они больше напоминали ломаные и отрывистые жесты принявшего дозу алхимической дури наркомана.

— Да.

— Именно поэтому во время обысков вы были без магофона?

— Да. Никто не возит с собой запасной…

— Но вообще наличие активированного магофона в такой ситуации — обязательно?

— Да, — не понимая, к чему эти расспросы, нахмурился я и зажал лицо в ладонях: от переносицы к темечку протянулась раскаленная нить. Почти сразу же полегчало, и будто со стороны до меня донесся собственный голос: — По уставу все оперативники Службы Контроля, за исключением неординаров, во время проведения операций второго класса и выше обязаны своевременно активировать служебный магофон.

— Благодарю, устав я и сам знаю, — на мгновение закрыл глаза задумавшийся Август Яр. — К какому классу относилась ваша операция?

— Первоначально ко второму…

— Значит, магофоны должны были быть активированы у всех оперативников?

— Кроме меня. Возможны исключения…

— Кроме вас, — задумался следователь и тут же ткнул пальцем мне в грудь: — У командира группы магофон был исправен?

— Да.

— А когда он его снял?

— Представления не имею. Это у него спросить надо… — не задумываясь, ответил я, и тут перед глазами как наяву всплыла картинка: стоявший посреди хрустального крошева Артур отцепляет с виска пластинку магофона.

— Вы что-то хотите добавить? — отвернувшись к помаргивавшему зеленоватыми бликами шару регистратора, уточнил будто спиной почувствовавший мое замешательство дознаватель.

— Станке снял магофон в квартире, — помимо собственной воли просветил я Августа.

— Перед конвоированием подозреваемого?

— Да. Операция ведь, по сути, была завершена.

— Это обычная практика?

— Когда как… — замялся я и начал яростно растирать ладонями замерзшие уши. — Руководством не приветствуется, но уставом не запрещено.

— Понятно, — не стал настаивать на конкретном ответе следователь. — При каких обстоятельствах был застрелен Максимилиан Брют?

— Кто, простите? — удивился я, услышав незнакомое имя.

— Подозреваемый.

— А! При попытке к бегству.

— Его застрелил Артур Станке?

— Да.

— Вы видели, как это произошло?

Вопросы сыпались из дознавателя один за другим, и у меня не оставалось времени, чтобы обдумать ответы. Да и желания думать уже особо не было. Скорей бы только отстреляться.

— Нет, — на миг запнувшись, ответил я. — Нет, этого я не видел.

— Как такое может быть? — сразу же вцепился в меня следователь.

— Артур приказал запереть дверь и, пока я ставил малую охранную печать…

— Лестница от двери не просматривается? — непонятно зачем уточнил Август Яр.

— Там карман, к тому же я стоял спиной, — пожал я плечами и спрятал вконец окоченевшие ладони в карманы куртки. — А можно что-нибудь с кондиционерами сделать? Холод несусветный.