Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Мы уже заканчиваем, — проигнорировал мою просьбу, казалось, не замечавший пощипывавшего кожу мороза телепат. — Вам не показалось странным, что подозреваемый попытался сбежать, хотя впереди него спускался сотрудник Службы Контроля?

— Нет, — фыркнул я. — Учитывая, что ему светило…

— А если серьезно?

— Он мог попытаться наброситься на Эдуарда, он мог выпрыгнуть в окно на лестничной площадке…

— С четвертого этажа? — не принял мои предположения всерьез отошедший в угол дознаватель.

— Были прецеденты…

— Но вы этого не видели? — в который уже раз уточнил телепат.

— Нет.

— И не видели, как Станке застрелил подозреваемого?

— Нет.

— А вот ваш коллега видел, — подошел вплотную и навис надо мной казавшийся теперь отнюдь не хлипким парень. — И он утверждает, что это было преднамеренное убийство.

— Чушь собачья, — покачал я головой. — Я ничего не видел, но прекрасно слышал, как чернокнижник бросился бежать.

— Нет не чушь, — хищно улыбнулся телепат. — Станке намеренно толкнул подозреваемого, а когда тот невольно проскочил несколько ступенек, выстрелил в спину.

— Бред.

— Хотите ознакомиться с показаниями Эдуарда Шина? — отступил к дипломату дознаватель.

— Нет, не хочу, — отказался я. — Показания Эдуарда — это показания Эдуарда. Я ничего такого не видел.

— Вы настаиваете на невиновности вашего командира?

— Я настаиваю на том, что не мог видеть инцидента. А характер шагов подозреваемого полностью соответствует рассказу Станке. К тому же Эдуард не стал бы покрывать правонарушение подобного рода. Несомненно, он бы незамедлительно поставил в известность о своих подозрениях курирующего группу комиссара.

— А мне кажется, вы просто не говорите всей правды. И очень вероятно, на почве неприязненного отношения к неординарам, — явно решил проверить мою реакцию на такое обвинение следователь. — Что же касается вашего юного коллеги, то без посторонней помощи он не мог сложить увиденные краем глаза обрывки в единое целое.

— Стоп, одну минуту, — выставил я перед собой руки с раскрытыми ладонями. — Но ведь у Эдуарда был активирован магофон! Насколько архивные записи соответствуют его воспоминаниям? Мало ли чего ему привиделось в темноте?

— К сожалению, записываются лишь намеренные действия, — развеял мои надежды Август. — Мысли и фиксируемая органами чувств информация аппаратными методами не контролируются.

— Ясно, — начиная понимать, что вляпался в очень нехорошую историю, растерянно кивнул я. — Но если у вас есть какие-то подозрения, почему просто не допросить Артура? Думаю, специалисты вашего профиля легко докопаются до истины?

— Некоторые алхимические препараты имеют ряд недокументированных побочных эффектов, — в упор уставился на меня телепат. — Как, например, у принятого вами «валиорола». Поэтому придется работать с тем, что есть…

— Не могу сказать, что меня это радует, — пробормотал я.

— Ну так что? — чуть ли не в открытую предложил мне сделку дознаватель. — Вы продолжаете утверждать, что ничего не видели?

— Да, — глянув на фиксировавший наш разговор регистратор, твердо заявил я, вовсе не ощущая прозвучавшей в голосе уверенности. Паскудно было на душе. Паскудно и страшно. Могут ведь и меня прицепом подтянуть. Недаром дознаватель цепочку о предвзятом отношении к неординарам выстраивал.

И что делать? Артур мне не сват и не брат, но вот так его сдать? А если это просто проверка на вшивость? Рассказ о показаниях Эдуарда запросто может блефом оказаться.

Хотя… Ничуть не удивлюсь, если Станке действительно решил за Лео поквитаться. Один к одному все сходится. И ведь никто бы не всполошился, окажись на месте чернокнижника ординар. А тут устроили… Или специально под Артура копают?

Да ну и пусть копают! Моя совесть чиста! Я ничего не видел! Замучаются доказывать обратное. А совру — комитетчики от меня уже не отстанут. Всю жизнь у них на крючке буду. Не хотелось бы. Очень…

— Советую не сопротивляться, — неожиданно ухватил меня за подбородок телепат и заставил встретиться с ним взглядом. Попытка освободиться ни к чему не привела — тело обмякло, будто после убойной дозы успокоительного.

От пронзительного взгляда почерневших глаз в переносицу словно ввернули сверло, и тут же голову заволок мрак беспамятства. Чужая воля скальпелем рассекла оказавшуюся беззащитной память, и в следующий миг я вновь очутился в том самом злополучном коридоре.


Я спускался первым, и стоявшая в подъезде темень порядком действовала на нервы. Сзади напряженно сопел чернокнижник, поначалу это выбивало из колеи, но тяжесть изготовленного к стрельбе разрядника прогнала смутное ощущение какой-то неправильности происходящего.

Остановившись на лестничной площадке, я осветил фонариком темный пролет и, убедившись, что Артур с подозреваемым спускаются следом, пошел дальше. Шаг, второй, теперь сразу через две ступени. И вдруг периферийное зрение выхватило из полумрака какое-то резкое движение наверху.

Что за дела?

Станке толчком в спину отправил чернокнижника скакать по ступенькам, а в следующий миг вспышка разрядника пронзила мрак и на мгновенье высветила рукав форменного лилового кителя, невесть как оказавшегося на мне.

На мне?!


Сквозь кирпичные стены подъезда вдруг начала проступать отделанная белой керамической плиткой камера. Сознание раздвоилось, и теперь я словно существовал в двух разных реальностях одновременно. В одной — продолжал тупо смотреть на развороченную энергетическим импульсом спину чернокнижника. В другой — со всех сил подался назад и вместе с вцепившимся в меня дознавателем начал медленно заваливаться на пол. Прижимая подбородок к груди, почувствовал удар затылком о холодный пол, но тут белые стены вновь сменил полумрак уже знакомого подъезда.


— Держи, — сунул мне найденные в квартире ключи Артур, крепко державший подозреваемого за руку чуть повыше локтя.

Захлопнув за собой входную дверь, я запер оба замка и вытащил из висевшей на плече сумки керамический кругляш, сплошь покрытый сложной вязью алхимических символов. Приложил к дверному полотну, до хруста надавил, и печать моментально прикипела к декоративному покрытию. Теперь несанкционированного проникновения можно не опасаться. Если кто и взломает дверь, сигнал сразу в контору уйдет.

Уже выудив из кармана служебный жетон, я решил не тратить время на проверку охранного амулета и поспешил вслед за командиром. Выскочил из небольшого карманчика на лестничную площадку и… и именно в этот момент сильно толкнувший чернокнижника Артур выхватил разрядник…


— Вы видели, как перед выстрелом Станке толкнул подозреваемого в спину? — спросил лежавший рядом со мной на холодном полу камеры телепат. От лоска преуспевающего неординара не осталось и следа, да и лет ему будто десятка два накинули. Глаза глубоко запали, из левого уха тянулась тоненькая струйка крови.

Разжав вцепившиеся мне в рукав пальцы, я медленно встал с обжигавшего холодом кафеля и осторожно ощупал набухшую на затылке шишку.

— Ну? — оперся о стену дознаватель, вслед за мной поднявшись на ноги.

Я вновь промолчал, не зная, что ответить. В моей памяти накладывались друг на друга два разных воспоминания. И от того, задержался ли я проверить охранную печать, зависело слишком многое.

Видел ли я как Станке толкнул подозреваемого? Или нет?

Задержался у двери? Или поспешил вслед за командиром?

Откуда-то возникла совершенно иррациональная уверенность, что стоит уступить чужой воле, и реальное воспоминание развеется, словно дым. Я даже никогда не вспомню, что меня использовали. Всего одно слово — и чистая совесть, перспективы карьерного роста, а возможно, и предложение от Комитета о дальнейшем сотрудничестве.

Так к чему эти дурацкие сомнения?

— Я ничего не видел, — с трудом выдавливая из себя слова, ответил я. — Ничего…


Сергио

Новые перчатки жали. Казавшиеся столь удобными поначалу, уже за пару часов они успели Сергио просто осточертеть, и, вернувшись домой, он первым делом стянул их и швырнул на пол. Потом прошел в комнату и, задернув плотную штору, прямо в одежде завалился на неразложенный диван.

Дело было не в перчатках. Дело было в нем самом. Без особых проблем добытое кольцо все сильнее и сильнее врезалось в палец, и теперь почернела вся фаланга целиком. То, что немного рассосалась опухоль, — радовать не могло. Слишком уж неприятными и необычными были новые ощущения.

Боль. Сергио не привык чувствовать боль.

С силой сжав правую руку в кулак, альбинос удовлетворенно хмыкнул, когда из-под проколовших кожу серебряных шипов не выступило ни капли крови.

А значит — время пока еще было. Не так много, как хотелось, но, если все пойдет по плану… Если…

Отогнав ненужные сейчас сомнения, Сергио переоделся, вернулся на диван и незаметно для себя вновь начал прокручивать в голове возможные варианты развития событий.

Возьмутся ли пиявки выполнить столь необычный заказ? Сможет ли Аарон выйти на достаточно квалифицированного хирурга? И окажется ли у того нужный материал? Как вообще пройдет операция?..

Впрочем, здравый смысл вскоре восторжествовал, и Сергио вполне резонно решил, что нет никакой необходимости забивать себе голову всякой ерундой. Вместо этого альбинос убрал темные очки на стоявшую у дивана тумбочку и закрыл глаза. Какое-то время отрешиться от окружающей действительности ему мешала боль в опухшем пальце, но вскоре проговариваемая раз за разом мантра растворила реальность во тьме, и неординар провалился в забытье.


Огненный меч, от жара которого горела плоть и плавились кости обхватившей рукоять руки.

Четыре всадника, оставляющие после себя лишь тлен и безвременье.

Семь серебряных шипов вонзающихся в небо башен.

Сшибающиеся в смертельной схватке армии.

Хохочущая женщина, из кубка в руке которой расплескивалась то ли кровь, то ли рубиновое вино.

Рубиновое?..

Именно так — ограниченная всеми оттенками серого реальность рухнула, и Сергио увлек за собой водоворот немыслимых цветов. Обрывков чужих мыслей. Странных желаний и совершенно точно не принадлежавших ему воспоминаний. Воспоминаний, которых просто не могло быть…


Очнувшись, альбинос со стоном скатился с дивана на раскачивающийся пол и кое-как поднялся на ноги. Окружающее пространство беспрестанно искривлялось, и попасть в дверной проем оказалось вовсе не столь легкой, как обычно, задачей. Жар от горевшей огнем правой кисти распространился по всему телу, но это вовсе не пугало. Нет, Сергио прекрасно знал, что следует делать. Не впервой…

Путь на кухню выпал из памяти неординара совершенно. Все, что отложилось, — ходившие ходуном стены да поражающий своей бесконечностью коридор. Наугад схватив один из лежавших на столешнице ножей, альбинос побрел обратно, чувствуя, как рвется наружу чуждая телу энергия. Каждый шаг давался с трудом, и, лишь распахнув дверь ванной, Сергио позволил себе расслабиться.

Немного. Совсем чуть-чуть.

А потом острием заточенного, словно бритва, ножа пропорол левое запястье; на кафель брызнула казавшаяся в темноте черной кровь — и тут же полыхнуло жадно лизавшее кожу пламя. Попавшие на керамическую плитку капли немедленно истаяли, а из раны продолжила бить струя почти бесцветного огня.

Дождавшись, пока от переполнявшей его энергии перестанет кипеть кровь, Сергио провел ладонью по рассеченному запястью, и рана моментально затянулась. Вот и все…

С облегчением вытерев со лба пот, альбинос опустился на корточки и, прислонившись к стене, пробежал кончиками пальцев по вплавленной в центр керамической плитки серебряной руне. Руку свело от разряда экранирующего заклинания, но неординар только улыбнулся. Волны переполнявшей помещение энергии накатывали со всех сторон, и он чувствовал, как уходит усталость, отступает дурное настроение, развеиваются сомнения и страхи.

Стряхнув с себя оцепенение, Сергио легко поднялся на ноги и, выскользнув в коридор, плотно прикрыл дверь, экранированную ничуть не хуже, чем стены ванной комнаты. Там хорошо — но сейчас не время. Позже, немного позже…


На встречу с частным детективом Сергио почти не опоздал, но встретивший его недовольной гримасой Аарон сразу же рассчитался и, нахлобучив на голову шляпу, вышел из кафе.

— Ты же не любишь пешие прогулки? — решил отложить на время разговоры о делах альбинос.

Покинув квартиру, неординару вновь пришлось надеть перчатки, и этот факт его изрядно раздражал.

— Терпеть не могу. — Аарон придержал рукой шляпу и отвернулся от сильного порыва встречного ветра. — В старину думали, что конец света — это когда огненный дождь с неба. Черта с два! Пыль и песок. Пыль и песок!

— Смотрю, тебя на философствования потянуло? — несколько удивленно хмыкнул неординар.

— Мне не нравится, как это дело пахнет, вот и нервничаю, — признался детектив. — Странные вопросы, непонятные намеки. Слухи. Дурные предчувствия. Чертежи эти еще…

— В общем, ты опять встал не с той ноги, — кивнул Сергио.

— С левой. Специально заметил — сегодня я встал с левой ноги, — улыбнулся Аарон и огляделся по сторонам.

С бульвара они уже свернули и очутились на безымянной узенькой улочке. Впереди замаячили светящиеся колонны, отмечавшие вход в подземку, но случайных прохожих поблизости не было.

— Это что-то значит?

— Обычно я встаю с правой, — пожал плечами детектив. — Больше ничего.

— Хирурга нашел?

— Некто Ив Сибель, — поежился под порывом прохладного ветра Аарон. — Начинал хирургом в Госпитале, потом заведовал отделением, погорел на подпольных операциях. Сейчас держит тату-салон на Плантации. Перекресток Складской и Транзитной. «Сломанный паук».

— Хороший мастер?

— Говорят, исключительный. — Ординар неторопливо зашагал к входу в подземку. — Такие заклинания в татуировки зашивает, что молодняк с Фабрики к нему в очередь выстраивается.

— Татуировки — это замечательно, но меня интересует несколько иной аспект его профессиональной деятельности, — напомнил альбинос.

— Основной доход ему приносят заказы потрошителей, — не стал тянуть с объяснением своего выбора детектив. — Часть материала он с «Плантации» по личным каналам получает, часть ему эти выродки поставляют.

— На чем специализируется?

— На том, за что заплатят, — скривился Аарон. — Разбор на запчасти, нелегальные имплантации, пересадка органов. Свежевырезанных и замороженных. Есть информация — с самыми сложными операциями потрошители к нему обращаются.

— С таким послужным списком и на свободе?

— Отделу, который собрал досье, сам по себе Сибель не интересен, надеются выйти на более крупную рыбу, — вздохнул детектив. — К тому же всем понятно, что стоит дать делу ход, и хирурга больше никто никогда не увидит. Слишком многое ему известно.

— Были прецеденты? — Альбинос незаметно передал ординару пачку банкнот.

— Неоднократно, — кивнул тот и невольно сунул руку к висевшему в плечевой кобуре разряднику, когда летевший на огромной скорости болид резко снизил высоту и завис над землей неподалеку от входа в подземку.

Выпрыгнувшая на асфальт парочка в длинных черных плащах без особой суеты прошлась вдоль очереди, проверяя колдовские метки ординаров. Наконец, удовлетворившись увиденным, они подхватили под руки обмершего мужчину лет сорока и поволокли его к болиду.

— Нет! — Полноватый ординар неожиданно резко рванулся назад и едва не освободился. — Это ошибка!

— Именем закона, единого для всех!

Вокруг вскинутой ладони одного из колдунов разгорелось голубоватое сияние, мигнула в ответ колдовская метка на левом веке ординара, и обмякшего мужчину легко закинули в болид.

— А вот и пример совершенно легального изъятия крови, — кивнул скривившийся Аарон. — И после этого ты еще думаешь, что я напрасно плачу повышенный налог?

— Вероятно, им его кровь нужнее, — пожал плечами Сергио. — Возможно, эта жертва позволит сдержать Хаос еще на день. Или на два.

— Издеваешься? — Ординар повнимательней присмотрелся к собеседнику. — Издеваешься…

— Вроде того, — не стал спорить альбинос. — Все еще собираешься воспользоваться подземкой?

— Именно так.

— Купи магофон.

— Ты мне столько не платишь.

— Неужели? Ах да — налоги…


До располагавшегося в Порту наркоклуба Сергио добрался минут за пять. Прошел пару кварталов, несколько раз свернул на соседние улочки, и один из переулков вывел его на широкий бульвар, в дальнем конце которого маячила высоченная стена, ограничивающая припортовую территорию. Сегодня такие переходы альбиносу давались несколько сложнее, чем обычно — сказывалась потерянная ночью энергия, — и потому он немного запыхался. Впрочем, дыхание быстро восстановилось, а что до энергии, то потери окупятся сторицей, и окупятся очень и очень скоро.

Мельком оглядев серую коробку нужного ему здания, альбинос поднялся на крыльцо и распахнул дверь.

— Только для ординаров, — перегородил ему путь скрестивший на груди руки вышибала.

— К Виктору Лиману по частному вопросу, — помахал у него перед лицом зажатой меж пальцев визиткой Сергио.

— Через черный ход, — не сдвинулся с места здоровяк, на фоне которого и сам крепкого сложения альбинос смотрелся ребенком.

Неординар пристально глянул парню в глаза, но спорить не стал и, сбежав по ступенькам, направился по узенькому проходу на задний двор наркоклуба. Там его ждали: невысокий живчик в каком-то очень уж пестром наряде оттер в сторону массивного охранника, внимательно изучил визитку и пригласил внутрь. Проводив гостя на второй этаж, он предупредительно распахнул перед ним дверь кабинета, но сам вслед за неординаром заходить не стал.

— Чем обязан? — уставился на посетителя развалившийся в кресле за рабочим столом тучный мужчина лет сорока пяти.

В кабинете он оказался не один — по обе стороны входной двери замерли два телохранителя. И эти невзрачные на первый взгляд парни произвели на альбиноса куда большее впечатление, нежели охрана внизу.

— Мне нужна кровь. — Без приглашения усевшись в придвинутое к столу кресло, закинул ногу на ногу Сергио.

— Вот так, значит? — хрюкнул Лиман. — А позвольте поинтересоваться, кто именно навел вас на мысль обратиться со столь странной просьбой ко мне?

— Не думаю, что в этом есть необходимость, — усмехнулся в ответ легонько покачавший головой альбинос. — Вряд ли бы вы уделили мне свое драгоценное время без должной рекомендации.

— Может быть, и так, — пожевал полные губы Виктор и тяжело вздохнул. — Может быть…

— Именно так и никак иначе, — отрезал Сергио. — Давайте уже не будем тратить время на пустую болтовню? Или все еще сомневаетесь, стоит ли вести со мной дела?

— Мне будет весьма затруднительно отклонить ваше предложение, — буркнул толстяк. — Только вот, как обычно, все упирается в цену вопроса.

— Несомненно, — не стал спорить с этим утверждением альбинос.

— А раз так, какая кровь и в каком количестве вам нужна? Группа, резус, возраст и пол донора. Это обязательные параметры. Знак Зодиака и прочие пожелания на ваше усмотрение.

— Пожелание одно, — подался вперед Сергио, — в крови должен быть Хаос. И не важно, кто станет донором: одержимый, порченый или чернокнижник. Оставляю это на ваше усмотрение.