Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Павел Коршунов

Жестокая игра (книга 4) Тень войны

Глава 1

Проклятые земли (Империя Налдэмар), 1000 лет назад.


Тёмный, мрачный коридор,

Я на цыпочках, как вор,

Пробираюсь, чуть дыша,

Чтобы не спугнуть

Тех, кто спит уже давно,

Тех, кому не всё равно,

В чью я комнату тайком

Желаю заглянуть,

Чтобы увидеть…


(Король и Шут — "Кукла колдуна")


Известный в узких кругах могущественный архимаг громко напевал песенку себе под нос, неторопливо шагая по полупрозрачному каменному полу. Когда-то давно он уже посещал этот призрачный замок, и в то время действительно приходилось таиться и красться словно вор… И пугаться даже собственной тени! Но сегодня… Сегодня он почетный гость! Хотя нет, не просто почетный гость, а уважаемый платежеспособный клиент.

И пусть пришло время распрощаться с артефактом, что помог ему добиться столь значимого среди своих коллег положения, но зато взамен он получит нечто ничуть не менее ценное — знания сущности возможно равной по силе богам! Ну а кто кроме практически бога, мог бы с легкостью переносить не только предметы, но и столь величественные сооружения из мира Духов сюда, в мир Нории?

Стоило только магу отворить на удивление материальную тяжелую деревянную дверь и ступить за порог пугающе мрачной комнаты — приглушенное освещение, почерневший от времени камень стен, густая паутина в углах и старая потрескавшаяся деревянная мебель; как словно бы отовсюду раздалось протяжное, с легкой хрипотцой, шипение:

— Здравс-ствуй Лс-саэрос-с!

Голос шел от ежесекундно мерцающей и словно бы размазанной в воздухе фигуры, сидящей в кресле в самом дальнем углу комнаты. И пусть Лсаэросу так ни разу и не удалось ее внимательно разглядеть, но не было сомнений, что голос принадлежит именно представителю мужского пола. Все это было заметно не только по структуре речи странного собеседника, но и по поведению, и по тому, как тот держался. Правда, оставался вопрос, к какой тот относится, или относился когда-то давно, расе. Хотя, для Лсаэроса это было совершенно не важно.

— И я тебя приветствую, Странник, — легким кивком ответил хозяину замка архимаг, и быстрым взглядом окинув помещение, мгновенно заметил окутанных скрытым пологом тварей, цепляющихся своими устрашающего вида когтями за потолок.

— Зачем ты притащил сюда своих домашних зверушек? — Недовольно скривился Лсаэрос.

— Последнее время меня настораживает странный интерес темных эльфов, проявляемый к землям Империи Заката. — Не оправдываясь, а скорее просто констатируя факт, прошипела фигура. — А если точнее, то некой гильдии "Элгхинн дал вэлдрин".

— Снова они! — исказилось лицо мага, что уже сталкивался с ассасинами дроу называющих себя "Тенями", так переводилось одно из слов в названии их гильдии с языка темных эльфов.

— Да, и очень хорошо, что мои зверушки не оставляют за собой следов… А впрочем, — задумчиво заметил Странник, — мне нет дела до охочих за моими артефактами личностей…

— Но в тоже время ты согласился на встречу со мной! — бесцеремонно прервал речь собеседника архимаг, присаживаясь на второе кресло.

— А ты единственный, кто нашел не только вход, но и выход из Ардхон-Файрэ. И вынес-с из моего замка одну интересную вещицу!

— Сердце бога, — Лсаэрос достал из пространственного кармана небольшой круглый многогранный кристалл, что каждое мгновение менял свой цвет, не задерживаясь ни на каком из них надолго.

— Клистэгр — застывшая во времени и пространстве, и воплощенная в реальном мире часть высшей сущности, оставшаяся после смерти бога в его астральном плане бытия, — поправила мага фигура. — И даже нашел ему не совсем правильное применение.

— Почему ты просто не убил меня? — без капли страха спросил Лсаэрос, продолжая держать артефакт в руке и наслаждаясь таящейся в его глубинах магией. — И не отобрал его.

— Потому что мне нужна твоя помощь, — честно ответил собеседник, чем ошарашил сидящего перед ним мага.

— И в чем она будет заключаться? — опасливо поинтересовался Лсаэрос, ничуть не скрывая нотки недоверия в своем голосе.

— Ничего существенного! — Взмах рукой и прямо перед архимагом в воздухе появился короткий клинок с волнистым лезвием из черного стекла. — Кинжал Кеэши. Я хочу, чтобы эта вещь до поры до времени была у тебя.

— Мы об этом не договаривались! — испуганно вжался в кресло мужчина. Каждой клеточкой своего тела чувствуя исходящие от с виду не опасного оружия эманации очень темной, злобной и кровожадной силы.

— Но придется, — со стороны фигуры раздался каркающий смех. — Ты же хочешь получить бессмертие?

— Хочу, — согласно кивнул архимаг. — Но боюсь я не в силах скрыть его ауру.

— Это не проблема, — еще один взмах рукой и кинжал перестал испускать вообще чтобы то ни было, превратившись в пусть и необычное, но все же просто оружие.

Лсаэрос держа в одной руке так называемый Клистэгр, второй осторожно дотронулся до кинжала.

— Не бойся, теперь никому не в силах увидеть его суть. Даже вашим богам!

— И что мне с ним делать? — поинтересовался маг, обхватив ладонью оказавшуюся такой удобной рукоять.

— Держать всегда при себе! А заодно, он же поможет тебе в изучении рунного колдовства или магии крови, называй эти силы, как тебе будет угодно.

— И только? — Лсаэрос все еще не верил, что все так просто.

— Почти, — усмехнулась фигура. — Когда придет время, ты воспользуешься кинжалом для открытия прохода в магическом барьере, что через примерно десяток веков закроет эту область в связи с гибелью одного из богов вашего мира.

Маг в который раз уже отметил странную оговорку Странника — "вашего мира", "ваши боги", — словно тот родился совершенно в другом месте. Хотя, скорее всего, так оно и было. Ведь еще архимаги древности выдвигали теорию, что существуют не только иные планы бытия, но и параллельные миры.

— А после… — снова задумался собеседник, — впрочем, большего тебе знать и не надо! — неожиданно оборвал он свою речь. — Кроме того что волей судьбы кинжал Кеэши попадет в нужные мне руки.

И мысленно, про себя, добавил:

"А ты умрешь и доиграешь свою роль уже в другом мире. Ведь смерть, как бы она не пугала вас своей неизбежностью, это еще не конец всего. Это только начало!"

* * *

Где-то на просторах Нории, 1000 лет спустя.


Яркая вспышка…

"Я жив?"

"Я мертв?"

"Где я?" — впрочем, именно этот вопрос излишен.

Вокруг снова одна лишь тьма. Она окутала меня со всех сторон словно покрывалом.

Пытаюсь сосредоточиться, понять что происходит, но, так и не удержавшись на краю пропасти, мое сознание рухнуло в бездну последних воспоминаний…


Вытеревшись полотенцем, я отправил его в сушку и подошел к зеркалу, но тут же в испуге отшатнулся. Мои глаза испускали тусклый алый свет!

— Здравствуй Крэйбен, — в тот же миг раздался протяжный голос в моей голове. — Так вот значит, каков ваш мир?

— Как? Откуда ты…

Но тот, кто захватил мое тело, не собирался вести диалог или мириться с присутствием еще одного сознания. Показав себя, он практически тут же вышвырнул меня будто жалкую букашку! Убил, уничтожил, развеял.

И какое-то время после этого я еще мог осознавать свое собственное "я". Мой разум погас не сразу.

Проклятый виртмир Нориа! Я догадывался, что не все так просто с этой игрой! Да и игра ли это вообще? Вот только я, увы, не поделился своими последними мыслями и размышлениями с отцом. Просто не успел!

Зато хорошо хоть, что сразу после того как вернулся из центра реабилитации, я запретил Киере вообще по каким бы то ни было причинам прикасаться к капсуле и уж тем более ее запускать. Затем попросил связаться с Генри, тем самым юным воришкой, коему я когда-то помог сбежать с тюрьмы, и передать аналогичное предупреждение. А уж последует он ему или нет, пусть решает сам.

Впрочем, еще до моего выздоровления и возвращения в реальный мир, отец и дядя Горан так же выявили некие странности с капсулой виртуальной реальности в которой находилось мое тело. И с тех пор продолжали копаться в тайнах истинных хозяев корпорации Лайф — как потом выяснилось, с новыми капсулами, кстати отличающимися от моей, тоже было не все так просто! Благо информация, слитая в сеть Ливионом, очень хорошо им в этом помогла. Вокруг корпорации начали сгущаться мрачные тени, грозя вот-вот перерасти в поистине громкий скандал с просто-таки непредсказуемыми последствиями.

И я очень надеюсь, что Киера и Генри больше никогда в жизни не подключатся к этой странной и совершенно непонятной игре. Ведь любимая, это не я там с тобой! Это кто-то другой! И, кажется, я начинаю догадываться кто именно…


На этом воспоминания обрывались.

Значит, я все-таки мертв! Но не телом — духом! Зато теперь я знаю, что происходит с нами после пусть и такой вот странной, но все же смерти.

И сколько еще продержится мое сознание, прежде чем раствориться в великом ничто? Не последние ли это мои мысли? Перед тем как я окончательно кану в небытие.

Хотя нет! Если верить памяти, я там уже был. И вернула меня обратно странная яркая вспышка.