Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

А вскоре, миновав еще одну гряду, более похожую на защитное сооружение, мы и, правда, добрались до поселения.

Как я представлял себе место, где живут застрявшие в мире Духов разумные? Да никак! Я вообще не думал, что здесь возможно не то, что выжить, но и… основать небольшой город.

Мда, ничего себе так поселочек!!!

Яркие зеленые насаждения и поля перед высокой каменной стеной резко контрастировали с мертвой кроваво-красной пыльной землей заполняющей все обозримое пространство. А возвышающиеся за стенами дома и башни казались чем-то нереальным — миражем или иллюзией. Вот только стража и рабочие, возделывающие плодородную почву, были более чем настоящие. Правда, зачем выращивать пищу в мире, где голод не терзает тело и душу, я решительно не понимал.

И когда мы приблизились к резкому переходу между мертвой землей и бурной растительностью, у незримой черты нас уже ждали двое вооруженных короткими мечами орков и один человек с луком за спиной. Но они почему-то совершенно не выказывали какого-либо опасения — мечи воинов покоились в ножнах, а лучник расслабленно стоял, сложив руки в локтях. И ни отвратительная внешность мага, ни троица зомбиподобных разумных их не пугали.

— Вы наконец вернулись, господин, — человек чуть склонил голову, приветствуя моего проводника. — В ваше отсутствие никаких чрезвычайных ситуаций не произошло. Кузничные цеха выполняют свою работу в обычном графике, поля возделываются, а охотничьи группы продолжают вылазки в зону «Дельта» по согласованному с советом расписанию.

— Спасибо за отчетность, Гирт, но я давно уже не ваш господин.

— Это не имеет значения, ведь каждый житель Тир-Аэла обязан вам своей жизнью. Пусть даже эта жизнь всего лишь наше посмертие!

— А-а, оставь столь высокие слова для совета, — добродушно улыбнувшись, отмахнулся уродливый маг. — Лучше проводи меня и моих спутников в город. Ребята скоро придут в себя, так пусть ими лучше займутся те, кому по должности положено.

— Да, конечно. А этого молодого человека, — кивнул он в мою сторону, — тоже отвести к Алесии?

Маг отрицательно покачал головой и ответил:

— Он и так в здравом уме и твердой памяти, ибо сам пришел в этот мир. И, кроме того, я хотел бы показать и рассказать ему все лично, прежде чем он предстанет перед советом.

— Как пожелаете, господин! Орал, — обернулся лучник к оркам, — на тебе новички. Грат, сопроводи господина Ливиона до его дома и проследи, чтобы ему никто не мешал.

«Ливиона?» — растерянно уставился я на мага.

— Что, не ожидал? — усмехнулся тот, посмотрев мне прямо в глаза. — Поверь, я тоже удивлен не меньше, встретив тебя именно здесь, Крэйбен. Уж узнать кинжалы Хаоса с первого взгляда человеку, что их буквально создал, было совершенно не сложно. Правда, ты сильно изменился внешне за прошедший год. Но… впрочем, к чему пустые разговоры. Идем со мной, и ты все узнаешь. Поверь, мне скрывать нечего. Чего держать тайны при себе, если покинуть Ардхон-Файрэ никто не из нас не сможет в принципе. Кроме разве что богов, но им нет никакого дела до клоаки миров.

Глава 2

Конечно, было глупо вот так молчаливо стоять и просто смотреть на Ливиона. Поэтому согласно кивнув, я пошел вслед за улыбнувшимся мне магом и орком, совершенно безразличным к короткому монологу Ливиона.

Да, я хотел знать все! И не только о мире Духов. Ведь я уже ни раз задавался вопросами, на которые ответить мог лишь один человек — Сергей Дибенко, разработчик основных технологий виртуализации и создатель игры «мир Нории». И вот, он в аватаре рэвена — представителя проклятой всеми богами расы, сейчас шагает впереди меня к главным воротам города, построенного в самой большой дыре этой реальности.

Стражники на воротах при виде Ливиона без лишних слов чуть приоткрыли одну из створок, пропуская нас внутрь. Никто и не думал запрещать что-либо разумному, коему здесь чуть ли не каждый встречный кланяется и называет господином.

— Как?! Как вы добились этого? — удивленно спросил я, рассматривая аккуратно сложенные из ровных каменных блоков дома, стеклянные витрины, ухоженные улицы, цветущие сады и гулящих тут и там представителей самых разных рас, таких, что и в принципе не могли бы ужиться рядом.

— Суровым законом и большим трудом, — как всегда не совсем понятно ответил маг. — Ты спрашивал, к чему еще ты должен привыкнуть? Так вот, первое — каждый выживший решивший поселиться в Тир-Аэле обязан развивать свою профессию на благо города и его жителей. И не важно, воин он или простой пахарь. Работа найдется каждому!

— Но меня уже который час даже отголоски голода не терзают, — зацепился я за упоминание пахарей. — Да и чтобы ты что-то ел, я не видел. Так это получается не навсегда? — слегка расстроился я.

— Почему же? — усмехнулся маг. — Навсегда. Вот только чем еще было занять людей, привыкших только лишь вести хозяйство и растить огород? Учить новой профессии? Это не так легко как кажется, хотя и такую возможность совет предоставляет. А тех, кто отказался — оставить и пусть бездельничают? От скуки, знаешь ли, в голову всякое лезет. А проблем нам и без этого хватает.

Ага, теперь стало понятно хоть что-то.

— Ну а если выживший — кузнец, строитель, жрец, паладин или некромант, то это просто радость для города. Оружие и броня нужны всегда. Приводить в порядок улицы и стены приходится постоянно. Взывать к разуму и проводить в чувства морально упавших духов разумных — так без этого вообще ни как!

— А паладины и некроманты чем занимаются? — быстро соотнеся названные классы-специализации с тем, что Ливион только что сказал, спросил я.

— Участвуют в постоянных вылазках, в поисках новых выживших.

— Те самые охотничьи отряды? — догадался я.

— Не только. Кстати, рынок у нас тоже есть. — Мы как раз вошли на огромную площадь, где вокруг довольно красивого фонтана в виде статуи смерча, из верхушки которого в разные стороны били струи воды, стояли десятки торговых павильонов. Среди них неторопливо сновали жители города, обменивая на различные товары небольшие разноцветные кристаллы, видимо заменяющие здесь деньги.

— Неплохо, — остановился я, рассматривая площадь. — Почти как в любом крупном городе. Там, — жестом указал я на небо, имея ввиду Норию.

— Я старался привести город к привычному для всех виду. Привычному не только для местных, но и для игроков! Света здесь, правда, нет, но вот водопровод присутствует в каждом доме, — похвалился Ливион.

— Ты? То есть это все твоих рук дело? — обвел я рукой здания, торговые павильоны, фонтан, дымящуюся где-то вдалеке кузницу и высокие башни не понятного мне пока что назначения.

— Не только моих, но по большей части все-таки да, — согласно кивнул Ливион. — Когда я попал сюда год назад, то этот город скорее походил на забытую всеми богами деревушку на краю Нории. А сейчас, как ты видишь, он расцвел настолько, насколько это вообще было возможно! Но каких усилий мне это стоило. Скольких не согласных с новыми правилами пришлось отправить в изгнание.

— Изгнание? — презрительно скривился я, слишком уже по-доброму он поступил в этом беспощадном ко всему живому мире. — А не проще было бы их просто убить? Ведь если уж решать проблему, то кардинально! Жестоко, конечно, но нельзя оставлять недовольных и врагов за своей спиной.

— Убить? — хмыкнул маг. — В Ардхон-Файрэ нельзя никого убить, если только ты не пожиратель душ. И это второе к чему ты должен привыкнуть!

— В смысле?

— Грат, — подозвал Ливион стоящего чуть в стороне, но отлично слышавшего наш разговор, орка.

— Да, господин.

— Давай отойдем подальше, не хочу лишний раз смущать жителей города.

Мы зашли за угол ближайшего здания, в узкий проулок, и удостоверившись, что нас не видно, если только специально не заходить следом, маг кивнул орку на меч:

— Покажи ему, Грат. На мне!

— Вы уверены, господин?

— Да!

Орк явно был не доволен просьбой Ливиона, но досадно покачав головой, все же исполнил ее. Достав оружие, он резко вогнал клинок в грудь магу, прямо туда, где должно находиться сердце рэвена.

И лицо Ливиона даже не подернулось от боли. Мало того, он так живенько улыбался, словно не из его плоти сейчас торчал кусок холодной стали.

— Но как же… — ошарашено начал я, глядя на то, как орк хладнокровно вынул меч и вытер лезвие от крови куском ткани. — Когда на меня напали те твари… Вернулась чувствительность и рана начала затягиваться… Я…

— Об этом и речь, — перебил меня маг. — Причинить нам телесную боль, а значит и убить, могут только пожиратели душ! Так что, если совет не назначит тебя в охотничьи и поисковые отряды, можешь наслаждаться самым веселым в жизни посмертием, как бы противоречиво это не звучало. Ну или до тех пор пока в зоне «Альфа» не произойдет очередной прорыв и стены города не захлестнет волна пожирателей.

— Прорыв? Это ты сейчас о чем? — насторожился я.

Ливион грустно вздохнул, и, на мгновение прикрыв глаза, ответил:

— О бесчисленных стаях порождений мира Духа, что должны периодически зачищать его от случайно выживших разумных и неразумных существ. Моя самая большая ошибка обрекшая на уже настоящую смерть миллионы, если не миллиарды, разумных! Кто же знал, что случайно найденный мною мир с такой радостью примет большую часть новых правил. И так же сильно начнет сопротивляться меньшей их части. Но тогда я был настолько поглощен открывавшимися передо мной, и всем человечеством, перспективами, что совершенно не обращал на это внимания.