Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Прорывы, зоны, а еще фраза о случайно найденном мире… Проклятие! Каждый полученный мною ответ тянет за собой только все больше и больше вопросов!

— Так, погоди! — ошеломленно потряс я головой. — Ты меня лишь сильнее запутываешь.

— Я знаю, — кивнул маг, — прости. Давай я лучше покажу тебе город и расскажу, как он обустроен, а потом уже, дома, начну с самого начала. С дня, когда я впервые запустил экспериментальный образец вирткапуслы и попал… нет, не в игру, а в фантастически прекрасный мир, позже названный мною — Нориа.

— Значит он все-таки настоящий! — пересекла моя губы изумленная улыбка.

— Совершенно верно! С самого начала это был живой и реальный мир, подобный нашей родной планете — Карнил.

И подтвердив мою догадку, Ливион больше не стал возвращаться к данной теме и вообще как-либо ее затрагивать. Так что в дальнейшем наша пешая прогулка по Тир-Аэлу прошла под его неторопливый монолог, с редкими вкраплениями моих уточняющих вопросов об основных законах, правилах и распорядке дня жителей города.

— А железо, где вы добываете железо для кузниц? — спросил я, глядя на обтекающих потом гномов, работающих над заготовками для мечей.

Жар, идущий от горнов, искажал воздух даже в десятке метров от мастерских.

— В десяти километрах к югу от Тир-Аэла. В зоне «Бета». Повезло, что один из поисковых отрядов в свое время наткнулся на занесенную песком верхушку огромного города-муравейника древней цивилизации фингрилов. Самоназвание расы разумных арахнидов, — уточнил Ливион, заметив непонимание на моем лице. — Но о них я потом тебе расскажу. Иначе мы опять придем к тому же с чего начали!

— Да-да, — закивал я, соглашаясь с магом.

Я вполне могу и потерпеть. Город по своему не менее интересен, чем история мира Нории.

И мы пошли дальше.

— Ну а это у нас военно-учебный корпус, а рядом гладиаторская арена, — указал он рукой высокое овальное сооружение с отрытым верхом — амфитеатр. — Вполне неплохой оказался вариант для развлечения мирных горожан. Правда, много времени ушло на проработку магической системы повреждений для бессмертных-то разумных, но это того стоило! Теперь чуть ли не каждый день вечером на арене собирается уйма народу, чтобы поболеть за фаворитов самых различных состязаний. Тут тебе и привычные схватки на холодном оружии. И бои лучников и арбалетчиков. Но красочнее и интереснее всего, конечно же, сражения магов! Мало того, участники еще себе и характеристики вкупе с умениями неплохо улучшают, что отлично сказывается на выживании в дальнейших вылазках.

— Участие свободное или требуется пройти какую-то квалификацию? — заинтересовался я возможностью прокачки.

— Разумеется последнее! Все-таки если бой займет считанные секунды, это будет не интересно. Если надумаешь, я тебе потом подскажу, к кому обратится. А лучше, сам отведу и обо всем договорюсь! Мне всегда было любопытно посмотреть, на что ты способен, — в глаза мага загорелись огоньки заинтересованности. — Редчайший класс «Тени» у не совсем обычного человека, потомка рода Хэн-Уиал — полукровок синримов и людей.

— Это в прошлом, — беззаботно отмахнулся я.

— К-как? — теперь маг искренне удивился моим словам.

— Не знаю, — растерянно пожал я плечами. — Я уже не совсем человек, да и класс тоже сменить успел, став намного сильнее! — ответил я, вспомнив день, когда принял ученичество у Хаэртура и его странную фразу, о сути которой я поначалу даже не задумывался: «На первый взгляд ты вроде бы и человеком остался, но если копнуть поглубже… Любопытненько!»

— Так, к черту город! Я хочу это увидеть! Прямо сейчас! — огонек в глазах Ливиона принял маниакально безумный блеск фанатичного ученого и, вцепившись в мою руку мертвой хваткой, маг упорно потянул меня к арене.

— А может, я тебе так все расскажу? — возмущенно пискнул я, пытаясь оказать ему хоть какое-то сопротивление. Но куда там! Ливион может и был магом, выглядевшим как самое слабое и ничтожное создание этого жестокого мира, но силой обладал явно титанической, если не божественной! — Могу умения и характеристики перечислить?

— Нет! — сказал, как отрезал, маг и что-то тихо пробурчал себе под нос: — Главное чтобы на месте был именно Сат’Ки, тогда мы быстренько подберем умелых и способных противников.

— Э-эм, а почему во множественном числе? — недоумевающе нахмурился я, все же расслышав слова рэвена.

— Если ты выжил в схватке с пожирателями, то что тебе один воин или маг? Так, плюнуть и растереть!

— Но…

— Но ты все равно бессмертен и даже боли не почувствуешь, — перебил меня Ливион, — так какая разница? Только эти свои кинжалы Хаоса не используй! Не люблю я это оружие. Очень уже оно непредсказуемое.

Ливион быстро провел меня по коридорам арены и остановился у двери с табличкой «Управляющий арены». Из-за двери раздавались громкие возбужденные голоса двух спорящих о чем-то разумных.

— О-о, — улыбнулся маг, — узнаю Сат’Ки! Давай пока тут посидим, — указал он на стоящие вдоль стены скамейки, — пусть договорят. Заодно он хоть немного успокоится.

— Знаешь что, Халазар? — спросил у собеседника грубый суровый голос с легкой хрипотцой, а затем не произнес — прошипел фразу: — Ты меня уже конкретно достал! Если не устраивает итог состязания темных магов, то обратись к Совету. Мне-то зачем мозг выносить? Как баба, ей богу!

— Но судья же ты, — не согласился Халазар. — Как ты не увидел, что Глиф жульничает?

— Да не жульничал он, — устало протянул Сат’Ки. — Система повреждений четко показала, что он выжил после твоего удара!

— Это не возможно! — возмутился собеседник. — Он взломал ее.

— А вот это уже бред! Тебя пожиратели случаем не покусали?

— Ладно, бездна с тобой, — процедил Халазар и раздались нервно-торопливые шаги, приближающиеся к двери. — Но я все равно буду жаловаться Совету!

— Как хочешь, хоть господину Ливиону. Только отстань от меня!

Дверь открылась и на пороге возникла фигура высоко человека в темно-фиолетовом наряде мага.

— Господин? — удивлено уставился он на Ливиона.

— Здравствуй, Халазар, — радостно кивнул тот. — В очередной раз проиграл брату?

— Увы, господин, — развел руками темный маг. — А этот хитрец как всегда вышел сухим из воды.

— Я, кстати, случайно подслушал ваш с Сат’Ки разговор. И могу сказать лишь одно — разработанная мною магическая система повреждений никогда, — уверенно поднял он указательный палец вверх, — никогда не ошибается! Так что Глиф победил в честном бою.

— Я верю вам, господин. Но знаете как обидно? — погрустнело лицо мага. — Он ведь всегда последним раздолбаем был, да еще и психически неуравновешенным. А тут, после… хм… — замялся Халазар, — смерти сразу как-то поумнел, за голову взялся. К знаниям рвется, как не знаю кто.

— Смерть на разумных всегда по разному влияет, — поучительным тоном заметил Ливион. — Одни уходят в себя, замыкаются, а другие неожиданно открывают себя с новой стороны. Ты лучше порадуйся за брата. И даже, если допустить, что он действительно взломал систему повреждений, то тут впору награждать его, а не ругать!

— Да? — глупо улыбнулся Халазар.

— Разумеется. Ты представь себе, на что способен темный маг сумевший разобраться в моих связках?

— И правда. А вы проверите это?

— Конечно! — пообещал Ливион. — Кстати, не торопись никуда уходить, хорошо? Мне понадобится твоя помощь. Хочу вот, — кивнул он в мою сторону, — многообещающего парня протестировать. Только с Сат’Ки договорюсь. И можем даже брата твоего позвать. Заодно поговорю с ним.

— С радостью, господин, — склонился Халазар в почтительном поклоне. — Я могу прямо сейчас передать брату вашу просьбу прибыть на арену?

— Да-да, — разрешил Ливион, жестом поманив меня за собой, в кабинет управляющего ареной.

Открыв дверь, маг подтолкнул меня так, чтобы я первым переступил порог.

— Кто там еще приперся? — поднял злой недовольный взгляд сидящий за столом мужчина, и снова представитель человеческой расы. Вообще, как я заметил, в городе большую часть населения составляют именно люди.

Взгляд истинного убийцы — уж сколько я повидал их в гильдии «Теней»! — скользнул по моей фигуре и ушел за спину.

— Ливион, старый ты пень! — радостный оскал исказил украшенное явно ритуальными шрамами лицо Сат’Ки. — Не сдох еще, труп ходячий?

— Вообще-то все мы давно уже мертвецы, — философски заметил маг.

— Я тоже так думал, когда мы в той тюряге застряли. Чтоб создателям этого гребаного проекта в гробу вертеться всю жизнь! Но как видишь, выбрались же? — мужчина встал из-за стола и, обойдя меня, по-дружески крепко обнял Ливина.

— А потом застряли здесь. Навсегда!

— Да ладно, чем черт не шутит. Найдется и отсюда выход. Ты же сам рассказывал, что на раскопках находят вещи народов, что уже когда-то посещали этот мир. Как-то же они сюда попали задолго до того, как ты всю эту кашу заварил?! Но… — вздохнул управляющий ареной, — как всегда ты пришел не старого друга повидать, а по делу, верно?

— Увы, — развел руками Ливион, — но ты прав. Можешь собрать в кротчайшие сроки лучших гладиаторов?

— Зачем?

— Парня, с которым я пришел, видел?