Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Ну? Обычный ничем не примечательный малый. Явно ближник, возможно даже тихушник. Толком не обученный, в общем, новичок. Скорее всего, из игроков, — посмотрев на меня еще раз, предположил Сат’Ки.

«Толком не обученный? Да из меня в гильдии «Теней» всю душу выжали!» — мысленно возмутился я, пока что не решившись встревать в разговор двух близких друзей. Друзей по несчастью со времен открытия проекта Коллапс — виртуальной тюрьмы нового поколения.

— Отчасти верно. Он из гильдии Теней.

— Чего? — недомевающе выгнул брови мужчина. — Когда это Дэролайлэ начал людишек в гильдию набирать?

— А он не набирал. Он его купил! Рабом. Но важно другое — парень как-то поменял класс! И даже расу. Не смотри ты на его внешний облик, я так понимаю, он уже не человек. Хотя я никогда, заметь, никогда не закладывал подобное в систему!!!

— А это уже становится интересным. Рассказывайте! — пригласил он нас к столу.

С удобством устроившись в кресле, я начал рассказ первым. И надеюсь, когда закончу его, услышу не менее занимательный рассказ Ливиона. А то с его стороны было слишком много отсылок про реальность окружающего нас мира, но ни одной подробной истории!

— И что ты об этом думаешь? — К концу моего рассказа, на столе перед Сат’Ки как-то незаметно оказалась пузатая бутылка с мутной жидкостью. И, задав вопрос Ливиону, мужчина с легкостью опрокинул в себя пол стакана, даже не поморщившись.

Любопытно, это дань привычки или алкоголь здесь влияет на организм, вызывая опьянение?

— А что тут думать? Похоже, все, — почему-то довольно улыбнулся маг, — мир обретает свободу! Срываются последние замки с запретов и правил. И пусть система на удивление еще держится, но это лишь агония! Ты же сам знаешь, карты уже не работают, рисуем в ручную, меню тоже давно накрылось медным тазом. Умения и заклинания активируются теперь только мысленно, благо большая часть игроков и все неписи и до того с ними также работали. Связь между уровнем и силой персонажа ослабела до такой степени, что при должном усердии и удачи, новичок может без проблем победить лучшего профи. Что и показывают некоторые уникумы на арене. А вызвать характеристики сейчас та еще проблема. — Тут Ливион ненадолго замолчал и задумчиво произнес: — Правда, мне кажется, что окончательно система вряд ли умрет. Слишком уж стабильность этой реальности на нее завязана. Так что, то, что мы видим, нужно считать скорее не разрушением всего и вся нам привычного, а эволюцией мира!

— Значит, возможно, что у нас когда-нибудь появится шанс выбраться из этой дыры? — облокотившись на стол, внимательно посмотрел Сат’Ки на Ливиона.

— Возможно, — медленно кивнул маг. — И Крэйбен нам в этом поможет.

— Интересно, чем? — перевел на меня взгляд мужчина. Такой взгляд, что я интуитивно поежился.

— Ты не уловил главного! Он же легко может убраться отсюда благодаря полученному от Юламора дару.

«Да-а? Ну-у, раз он так об этом уверенно говорит, то поверю на слово!»

— А учитывая, что Ялитара покровительница мертвых, то после ее возрождения он сможет попросить богиню наведаться в места не столь отдаленные, но нелюбимые многими другими богами.

— Ага, — буркнул я, — если бы я только знал, как ее возродить! — тут я уже не выдержал, вмешавшись в двусторонний диалог двух старых друзей.

Слова Ливиона посеяли в моем сердце надежду на возвращение из мертвых Илики, если она, конечно, не попала в лапы пожирателям душ. А если попала… нет! Я не хотел об этом думать!!!

— Увы, я плохо просчитал данную часть своего плана, — горько вздохнул я. — Точнее, как плохо? Очень даже хорошо просчитал! Имея возможность договориться со смотрителем Яхалара, — нервно сжал я кулаки, гневно скривив лицо. — Вот только это явно было бы последним, что заинтересовало гребанного высшего эльфа. И как он смог предвидеть мое появление в сокровищнице эрдэгаров, я ума не приложу. Да и зачем ему портальный амулет — тоже!

— Зато он не смог предвидеть столь оригинальную возможность побега из Яхалара, — усмехнулся маг. — А как возродить древнюю, я тебе, разумеется, и так расскажу. Это в моих же интересах.

— Лучше расскажи мне, о том что, демоны тебя задери, творится с этим миром! — попросил… хотя… скорее уж потребовал я.

— Это длинная, очень длинная история! — несогласно покачал головой маг. — Давай как-нибудь в другой раз?

— Тогда можете сидеть здесь до скончания вечности, — пожал я плечами. — А завтра я просто свалю отсюда куда подальше. Если я сумел обвести вокруг пальца Мок-Натала, а так же спастись из Яхалара, то с воскрешением Ялитары уж как-нибудь разберусь!

— Уверен? — издевательски оскалился маг. — Мартахар бесследно исчез, а Илия, покровительница дриад, не предаст Мок-Натала ни когда и ни за что!

— Уверен, — жестко произнес я.

— Ливион! Хватит! — громко выкрикнул Сат’Ки. — Какая разница, сейчас или потом? Все равно рано или поздно Крэйбен все узнает. Но лучше это произойдет до того как он предстанет перед Советом, скрыть от которого что-то не возможно в принципе. Ведь тогда условия будем ставить уже не мы!

— Да, ты прав, — устало обхватив голову, выдохнул маг. — Прости, я просто не терплю наглецов!

— Потому что сам такой же.

— Был! — уточнил Ливион.

— Да неужели! А секунду назад тогда что на моих глазах произошло?

— Ладно-ладно, — отмахнулся рэвен. — Подумаешь, дал слабину.

— Эх друг, ты слишком размяк здесь за год, очень часто давая свою эту слабину и прогибаясь под разных тварей! Зачем-то отдал власть в руки этим выродкам, возомнившим из себя миссий новой эры. Хотя заметь, почти все жители города были на твоей стороне! А потом еще и передал им тот чертов артефакт фингрилов. Теперь Совет костью стоит у меня в горле. И не только у меня!

— Вот по этому я и привел к тебе Крэйбена, желая показать разумного способного перевесить чашу весов, — пробурчал Ливион. — Но и не ожидал, что настолько!

— А если не ожидай, то давай, — кивнул Сат’Ки в мою сторону. — Парень ждет! Или если хочешь, я могу начать первым? — предложил он.

— Не надо! Я лучше сам.

Глава 3

Ливион дотянулся до бутылки, налил себе полный стакан, опрокинул его в два глотка, налил еще и снова выглушил за пару секунду. А затем, утерев губы рукавом, откинулся на спинку кресла и посмотрел на меня мрачным взглядом.

— Что ж… Дар, — почему-то обратился он ко мне настоящим именем, — все началось чуть больше 15 лет назад, в далеком 2054 году. И предупреждаю заранее, чтобы не нагружать тебя всякой технической чушью, я намеренно опущу начало своей карьеры, и не буду рассказывать тебе о разработке искинов, биокристалов, нейроинтерфейсов и прочей, а так же пропущу и время, когда мы тестировали довольно правдоподобную, но все же не совсем удачную вирткопию реального мира. И сразу перейду к самому главному! Дню, когда я впервые попал сюда, в Норию! — И Ливион, а точнее Сергей Дибенко, устало прикрыв глаза, начал погружаться в воспоминания…

* * *

Реальный мир, город Данройт, пятнадцать лет назад.


— Все готово? — вошедший в лабораторию крепкий, лысоватый мужчина, одетый в странный эластичный костюм на подобии водолазного, обратился к группе техников, проводящих заключительные тесты довольно большого громоздкого устройства прямоугольной формы, к одной стороне которого были впритык придвинуты ступеньки. К слову, это была та самая капсула полного погружения в виртуальность, на разработку и доработку которой семья аль Хамуров выделяла просто нереальные суммы денег, равные годовому бюджету пятерки самых крупных корпораций мира. Впрочем, сын покойного Дариуса аль Хамура — Такан аль Хамур был практически самым богатым человеком на планете и выбрасывал миллиарды кредитов на воздух не просто так! И пусть он думал, что Сергей не знает его истинной цели и проводимых недавно опытах, но это было совершенно не так. Хотя Дибенко и не отрицал, что бессмертие вполне достойная цель, стоящая смерти тех преступников, что после теста первой версии виртмира сожгли в местном крематории, но, увы, совершенно не достижимая.

— Еще пару минут, Сергей Дмитриевич! — отозвался смуглый темноволосый юноша, проверяющий силовые кабели, способные без проблем передать столь сложному техническому устройству даже мегаватты энергии.

— Хорошо, тогда я тут подожду, — мужчина присел на краешек стола, заваленного всякими тестерами, сканерами и прочим оборудованием, важным для проверки виртукапсулы, как ее прозвали в институте виртуализации и кибернетики ушлые и легкие на язык молодые специалисты.

— Можно запускать! — сообщил Сергею Дибенко о готовности все тот же темноволосый юноша, гениальный инженер, найденный людьми Такана в какой-то дыре на соседнем материке, где даже после объединения всех стран и полного отказа от религии, население продолжало бороться с вездесущей пропагандой нового правительства.

— Отлично! — довольно улыбнулся мужчина. Затем, подойдя к капсуле, он поднялся по ступенькам и открыл полупрозрачную крышку-колпак. — Системы медконтроля, жизнеобеспечения и очистки в норме? — все же уточнил он еще раз прежде, шагнуть на заполненную гелем подложку.