Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Павел Коршунов

Жестокая игра. Книга 5. Древние боги. Том 3

Глава 1

Прошел час, а я, все так же вися напротив клистэгра, продолжал изучать появившийся перед глазами список более чем из двух сотен позиций. И пусть каждая указанная в нем гостевая функция имела свой порядковый номер, но расположены они были совершенно без какой-либо последовательности. Первой, например, шла возможность запросить у духа-хранителя доступ к складу съестных припасов, второй — разрешение воспользоваться оружейной комнатой стандартной комплектации, а четвертой… э-м… туалетная комната. При этом ванная комната была… да, вон аж десятая, сразу после обще-гостевой информационной сети Яхалара. А возможность создания любых предметов обихода для собственного удобства, таких как кресло, стол, стулья — двенадцатая, точно перед открытым для посещения ярусом-вольером с некими дикими айлаками (понятия не имею кто это такие).

В общем, не логичная расстановка пунктов списка меня порядком раздражала и сбивала с мыслей. А мысли вертелись только возле одного — как успеть за оставшееся время взять под контроль духа-хранителя и получить полный доступ к Яхалару. Или каким иным способом сменить статус на того же «Смотрителя» или даже выше. А иначе дух-хранитель последует протоколу «Варнас» и выберет нового «Смотрителя» уже из числа заключенных, к коим я теперь не отношусь.

И если вдруг я все же не успею, то во имя всего и всех, пусть в застенках Астральной тюрьмы не содержится какой-нибудь слабоумный божок, некогда материализованный стараниями диких туземцев-гоблинов с забытого всеми богами острова в океане, что искренне и со всем упорством молились грубо доработанному молотком и напильником идолу, бывшему некогда носовой фигурой затонувшего в шторм эльфийского корабля.

Ведь учитывая специфику этого мира, в нем возможно все! Ливион сам говорил, что любой из искинов, или группа искинов, может принять управление любой сущностью на порядок превышающей простых смертных разумных или неразумных тварей. А искинов, в управляющей Норией пирамиде, было более чем дофига. Кто-то, со временем, переродился в таких богов как Ялитара, Аури, Родон, кто-то занял нишу сильнейших мобов, уникальных монстров высочайшего уровня, кто-то вон вообще стал одной из первородных стихий типа Света или Бездны. А кто-то так и остался частью управляющей виртмиром пирамиды, хотя и может покинуть ее в любой момент.

А еще можно попробовать вновь стать заключенным. У меня такое чувство, что именно на последнее Ялитара как раз и рассчитывала. Она явно что-то об этом знала! Но тут вмешался Хаос, по какой-то причине решивший изгадить расчетливый план Древней.

Хаосу спасибо, а с Древней я потом еще поговорю! Ох как поговорю!!!

Или не поговорю. Можно себе даже не врать — я слабый смертный, сильно зависящий от даров Древних. Так что, все приму как есть и даже спорить особо не буду. Мне позарез нужно бессмертие, ибо без него я первым же рейсом улечу в Ардхон-Файрэ. Возможно навсегда.

— Эй, дух-хранитель, а можно упростить список, разбив функции по обособленным группам? — громко произнес я, вернувшись к тексту и таки психанув на тридцать какой-то позиции. — Ну неудобно же!!!

Мгновение, и текст перед глазами поплыл, начал уменьшаться в объеме, чтобы вскоре разделиться на четкие тринадцать вкладок, где каждая имела коротенько обобщенное описание вложенных в нее функций.

— Благодарю, так намного удобнее, — со всей искренностью в голосе произнес я. — И еще бы на пол меня тоже опус… Спасибо!

А дух не так пассивен, как мне поначалу казалось. С ним можно даже вести конструктивный… хм… монолог.

Эх, жаль Дилария до сих пор не очнулась после всего того, что с ней сотворила Бездна. Она бы точно намного быстрее разобралась в этом гребанном списке, и, глядишь, что-нибудь да подсказала.

«При-инц… — внезапно на краю сознания послышался тихий жалостливый голос полный непонимания и растерянности, грусти и страха. — При-инц…» — повторилось спустя несколько секунд, и я понял, что нет, все же не послышалось.

«Дилария?» — удивленно отозвался я и, прикрыв глаза, тут же потянулся к источнику голоса, интуитивно погружаясь вглубь собственного сознания.

И очень скоро заметил небольшую тускло-голубую точку где-то в дали, на краю своего разума. Прислушался. Да, именно оттуда шел голос Диларии, что до сих пор эхом отдавался в моем сознании.

Сделав один большой шаг вперед, разумеется, мысленно, а не физически, я за мгновение оказался рядом с плотным сгустком тьмы, явно чуждым моему, довольно-таки яркому, сознанию. Сквозь него, с трудом, пробивалось голубоватое свечение, исходившее от сжавшейся в позе эмбриона фигурки, что была соткана из мириады светло-синих точек.

Я осторожно коснулся сгустка тьмы словно бы материализовавшейся рукой и… тьма, словно преданный щенок, лизнула мои пальцы и послушно раздвинулась в стороны, давая лучше разглядеть странную фигурку.

Мда, что-то мне это напоминает. Нет, не фигурка. Она пусть и странная, но все же женская. Что я, женщин в жизни не видел? А вот поведение темного сгустка… напомнило тот момент, когда перед Моргваном, идущим впереди меня к разлому Бездны, расступались клубы хищного тумана.

Еще один мысленный шаг, тьма обтекает меня, пропуская внутрь, и вот я стою впритык к девичьей фигурке, а исходящей от нее свет радостно запульсировал, реагируя на мое появление.

«Принц?!» — раздается удивленный голос, полный отчаяния и тоски. — Принц помогите мне! Я… я не могу выбраться отсюда!!!» — панический крик чуть было не оглушил меня.

«Как?» — коротко спросил я.

«Покажите мне дорогу… туда, в реальный мир», — недолго думая, ответила слегка успокоившаяся от моего присутствия Дилария.

И я, действуя по какому-то наитию, коснулся тела девушки, состоявшего из непонятной, совершенно незнакомой мне энергии, и шагнул назад, мысленно всеми силами потянув её за собой.

С огромным трудом выныриваю из собственного сознания, стараясь не отпустить Диларию, вокруг которой вновь сомкнулся сгусток тьмы. Открываю глаза, запястья жжет, но боли не чувствую. Да и не до нее сейчас.

Прямо предо мной, в этой реальности, начала проявляться та самая фигурка в позе эмбриона, окутанная мрачной клубящейся чернотой. А полностью воплотившись и зависнув в воздухе, девушка с явным усилием распрямилась и в тот момент, когда ее ноги коснулись пола, сгусток тьмы мгновенно рассеялся, словно выполнив поставленную перед ним задачу.

«Кокон, это был всего лишь кокон. Как у бабочки», — проскочило в моем разуме запоздалое сравнение.

А затем воздух наполнился тревожно-напряженным звоном, заполнившим весь ярус. Дух-хранитель не мог не заметить появление в запретной зоне нового разумного.

Впрочем, мне было абсолютно не до него.

Застывшая передо мной обнаженная девушка поражала своей красотой, заставляя сердце биться чаще, а… ну, в общем, я даже взгляда отвести не смог!

Дилария улыбнулась, словно почувствовав мой взгляд, и открыла глаза.

— Спасибо вам, мой принц, — чуть склонив голову в благодарственном жесте, произнесла она.

— А-а… — с трудом сглотнув слюну, промычал я что-то невразумительное.

— Ой, — сияние девушки начало переливаться всеми оттенками синего, а по мне ударили эмоции стеснения и, почему-то, сочувствия, — прости, что смущаю. — Интимные части тела Диларии тут же скрылись под уплотнившимся голубоватым светом, превратившимся в легкую накидку, развевающуюся под несуществующим ветром. — Века существования в виде бесплотного фамильяра, заточенного в браслетах наследника, отучили меня от правил общения с представителями рас, имеющих лишь физическое воплощение, — пояснила она. — Хорошо хоть внешность в моей памяти сохранилась, — провела она ладонью перед своим телом, словно извиняясь за столь вызывающий облик. — Да и Бездна немного от себя добавила, сменив мой цвет на нейтральный. Голубой… цвет жизни, нашей жизни. Такими мы рождались, меняя его лишь в день совершеннолетия, когда пробуждалась наша основная сила. Огонь, земля, воздух, страх, ярость, смерть, ужас… Серая мгла, помнишь? Это цвет смерти.

— Ага, — ошарашено кивнул ей, теперь уже сумев-таки отвернуться, переведя взгляд на стоящий рядом с нами постамент с клитэгром.

Дух-хранитель упорно голосил на весь ярус, сообщая о каких-то нарушениях, затем ошибках, и снова по кругу. Но, в тоже время, не спешил уничтожать Диларию. Интересно почему?

— Что происходит? — заинтересовалась девушка, посмотрев туда же куда и я.

— Пока не знаю, — честно ответил ей.

— Кстати, а где мы? — продолжила та расспросы.

— В Яхаларе.

Дилария грубо выругалась. Затем еще раз. И только потом спросила:

— И как ты снова здесь оказался?

— Ялитара засунула.

— Зачем?

Я безобидно отмахнулся от очередного вопроса и произнес:

— Слушай, давай чуть позже. Я не пойму, чего так разбушевался дух-хранитель и почему ты до сих пор жива.

— То есть, не успела я воскреснуть, вернувшись из небытия, и вот снова должна была бы умереть? — язвительно пробурчала девушка.

— Что есть, то и говорю, — пожал я плечами и улыбнулся: — Но я, честно, очень рад тебя видеть!