Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Павел Коршунов

Жестокая игра (книга 2) Жизнь

Глава 1

Стоило мне ступить на берег острова Харит-Ходор, как тут же появилось системное сообщение.


Внимание игрок!

Вам разрешен доступ к закрытой территории королевства Назхар в связи с вашей принадлежности расе людей. Но не стоит забывать, что если у вас отсутствует сопроводительное письмо за личной подписью и печатью короля Назхара, стража острова имеет полное право отправить вас в тюрьму на неопределенной срок или выслать на материк.

Будьте осторожны и не нарушайте закон.


Спасибо, я знаю. А вот насчет закона… эх… очень постараюсь не нарушать или хотя бы делать это не так явно.

Лодка отчалила от берега, а я, присев подальше от воды, стал размышлять.

Итак, самая важная часть плана по освобождению таинственного мага так нужного Теням, выполнена — я на острове! Но как мне добраться до монастыря Ардал?

Вариант проникнуть в невидимости, вырезав по дороге всех, кто станет на моем пути, отпадает сразу. Я слишком слаб для этого! Но, даже если бы и был уровня эдак пятисотого, то тоже не рискнул бы прорываться в тюрьму под монастырем. Вряд ли там такая же простенькая охрана как в Сиарэне.

А значит, мне подходят только более-менее честные пути попадания в Ардал. Насколько я понимаю, монахам и людям, что там живут, тоже надо кушать, топить дровами печи и многое-многое другое. Да, скорее всего, частично они способны снабжать себя предметами первой необходимостью и сами. Мобов в лесу хватает, как и деревьев. Но на одном мясе годами не проживешь, верно? Где брать хлеб? Рыбу? Фрукты? Одежду? Правильно! В единственном на острове городе или в ближайших поселениях, коих тут раз-два и обчелся. Вот, пожалуй, с этого и начнем!

Так, карту можно не открывать, там все равно область с территорией острова скрыта черной дымкой. Исследовать придется либо своими ножками, либо чужими — у игрока или неписи купить. Но попробуй тут еще найди добропорядочного игрока, да и открываться им я не спешу. Зато точно помню, где первый поселок — в паре километров справа, вдоль берега. Заодно и карту там же попробую раздобыть.

Теплый влажный песок вскоре сменился галькой и ракушками. И все бы ничего, но и здесь из воды периодически выползали гигантские крабы, да пара совершенно неизвестных мне созданий. Но прибыл же я сюда не ради мобов, верно? И чтобы избежать с ними встречи, я немного углубился в остров, и дальше шел уже вдоль зеленого ковра, что простирался рядом с лесом и заканчивался на некой невидимой границе у берега.

Лес также жил своей суетливой и довольно опасной для посторонних жизнью. Думаю, любого неподготовленного путешественника рискнувшего туда сунутся, ждет лишь смерть. Я слишком мало знаю информации про Харит-Ходор, но и того, что помню, вполне достаточно. Местные мобы, если сравнивать их с игроками, имеют уровни от пятидесяти и выше — но это так, примерно. Возможно даже и от семидесяти! В общем, чем глубже в лес, тем злее волки. При этом про волков это в прямом смысле. Их тут хватает. Они, так сказать, основные хищные обитатели острова.

Но вот стало видно часть рва и расположенного прямо за ним забора, что окружали поселок, защищая его от хищников. По перекинутому через ров широкому раздвижному мостику я добрался до ворот и, поправив немного сползший высокий воротник, так чтобы полностью скрыть рабский ошейник, постучал. Тишина. Постучал еще раз. Снова тишина! Ладно, подождем.

Неожиданно одна из створок приоткрылась, и кто-то грубо позвал меня:

— Проходи-проходи, не стой столбом деревенщина!

Я проскользнул внутрь и сразу же уперся в широченную грудь высокого дюжего… стражника. Ну а кем еще может быть этот мужчина? Одетый в полные доспехи и вооруженный полуторным мечом, что сейчас находился в ножнах закрепленных на поясе.

Створка за моей спиной со скрипом закрылась, и рядом встал еще один стражник.

— Кто таков будешь? — с легкой хрипотцой спросил стоящий передо мной человек.

— Э-э, да это… — задумчиво протянул я, — работу ищу. Только недавно на остров прибыл. Вот, решил сюда, к вам, податься.

— То, что недавно прибыл, я и так вижу. А разрешение-то есть? Чай не зайцем же проскочил или… — и так он на меня посмотрел, что я сразу понял, ему бы только дать повод, чтобы отправить новичка в тюрьму, или учитывая, что тюрьмы в поселке точно нет, в клетку.

— Есть, конечно, — торопливо полез я в мешок инвентарь и достал свиток. — Вот!

Стражник сграбастал его своей здоровенной лапищей, развернул и внимательно вчитался.

— Так, ага… Крэйбен значит, да?

— Да, да, — согласно закивал я.

— Из деревни Душки, недалеко от Савмера… Гы-гы, — как лошадь заржал мужчина. — Душки… То-то я думаю, что эт чем-то дерьмовым попахивает. А это от тебя. — Его напарник тоже радостно оскалился, показав гниловатые зубы и обдав меня ароматом явного перегара. — Вот кто бы о вони говорил!

Нужно сдерживаться! Молчать и не реагировать, а еще глупо и по-простецки улыбаться.

— Ну накалякать и я могу. Главное подлинность! Вот мы ее сейчас и проверим. — Второй мужчина тут же положил руку на меч и встал позади меня.

Страдник достал странного вида, похожий на сжатый в кулаке глаз, амулет и провел им над раскрытым свитком. Легкое золотистое сияние и мужчина возвращает мне бумагу:

— Свободен. Печать подлинная.

И все! Оба стражника тут же потеряли ко мне какой-либо интерес, мгновенно забыв о моей персоне.

Пожав плечами, я двинулся в глубь поселка. Следовало бы найти старосту или кто тут самый главный и узнать насчет работы. Лучше, конечно, если работать буду именно на старосту, если примет конечно же. Он ведь по любому должен быть связан с людьми из монастыря. А как иначе? Ведь вряд ли глава поселения захочет упустить всю выгоду от торговли с монахами.

Пройдя рядом с кузней, я попал на небольшой свойский рынок, где местные неписи продавали все то, что сумели вырастить, выковать, сшить, добыть и далее по списку.

— Молодой человек, не проходите мимо! — обратился ко мне невысокий приземистый бородач с красноватым носом и синяком под правым глазом, настойчиво подманивая к своей лавке. — Не дело это — ходить безоружным? Смотрите, какие у меня мечи. А кольчуга! Точно ваш размер. Если возьмете клинок, отдам за пол цены!

— Да хватит ему свой хлам втюхивать, Крил! — туже сокрушенно покачал головой его сосед, крепкий высокий мужчина. — Опять небось в пьяном угаре ковал? Да твой меч после первого же удара сломается! Вы лучше мое оружие посмотрите. Меня на острове все знают! Даже с Фадласа торговцы частенько приезжают за моим товаром. Порой и на материк вожу!

— Врешь безбожно! — разъярился бородач. — Тебя и собаки вдовы Риалы не узнают, когда ты к ней по ночам через забор лазишь. А ведь уже месяц к ней клинья подбиваешь…

Между мужчинами завязалась перебранка за внимание клиента, и я быстренько отошел подальше, пока меня тоже в разборки не втянули.

А поселок то не маленький. И рынок свой, и кузня вон не одна. Да и домишек самых разных хватает — вот так навскидку штук тридцать я точно насчитал, рядом с рынком. Это скорее деревенька, чем поселок.

— Дяденька, а дяденька! А вы чего ль так внимательно озираетесь? — подергал меня за рукав замызганный мальчонка лет восьми. — Ищите чет определенное? Дадите монетку, подскажу.

— Отстань, — одернул я руку, — сам найду.

— Вредный вы дяденька, — ребенок шмыгнул за ближайшую лавку и пропал из виду.

Я подошел к какой-то старушке торгующей пирожками, купил один с повидлом, так для виду, и поинтересовался:

— А не подскажете, где мне старосту найти?

Бабушка слеповато прищурилась, всматриваясь в мое лицо:

— Мил человек, а зачем он вам?

— Как это зачем! — удивился я. — Насчет работы хочу узнать!

— Насчет работы, — протянула старушка, осмотрев меня сверху донизу. — А нема у нас работы… И что-то я ваше лицо не припоминаю. Значит вы недавно в нашей деревеньке. Вот и возвращались бы обратно, откуда пришли. — И бабулька суетливо замахала ручонками, отгоняя меня от прилавка со своими пирожками. — Понаехали тут ироды!

Эх, надо было у стражников спросить, упустил такую возможность! Так нет же! Я самый умный.

«Не, ну какая же вредная бабка!» — раздраженно пробурчал я, продвигаясь по рынку дальше.

— Уважаемый! — Прямо передо мной возник стражник.

Помяни их, и они появятся! И самое интересное, это тот самый мужик, что проверял меня у ворот.

— Ты бы ушел отсюда, — грубо произнес он. — К людям, я смотрю, пристаешь, все крутишься тут. Детей обижаешь. — Из-за спины возникла на мгновение чумазая мордашка того паренька, и спряталась обратно.

Вот мелкий пакостник, уже пожаловался!

— Я просто ищу старосту, — буркнул я.

— На рынке? — на лице стражника возникло неподдельное выражение истинного удивления. — И зачем, скажи мне, он тебе нужен?

— Хочу устроиться на работу.

— К Жабе на работу? — усмехнулся мужчина.

Не понял, «жаба» это имя или прозвище?

— Ну удачи тебе. А староста живет на вон той вот улице, — указал стражник. — У него двухэтажный дом из красного кирпича в самом конце стоит. Ты его ни с чем не перепутаешь!