Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Павел Лебедев

Семь

Глава 1

– Небо. Луна. Звёзды… Наверху или внизу? А! Отражение в воде… А где лягушки? Огромные лягушки! Вот так загвоздка… Ехал себе, ехал, а тут эти дорогу перебегают. Не знаю сколько. Штук семь, наверно… А! Вон они. Одна… Вторая… Лежат. Всё-таки две из них сшиб. Свернул резко и… В кювет кубарем вниз… В кювет… Где байк? Утонул?

В маленьком городе Приокской низины в последнее лето двадцатого века, утром на рассвете на берегу Большого пруда, возле самой воды, на животе в окровавленной светлой рубахе и джинсах лежал человек и шептал так сам себе. Это был Влад, двадцати девяти лет от роду.

С трудом, с болью во всём теле он повернулся на спину. Сразу из травы выпрыгнула огромная лягушка, села на грудь Влада и продекламировала квакающим голосом:


– Ты закончишь жизни путь
где-нибудь, когда-нибудь.
Не успеешь и моргнуть,
как наступит тьма.
Смерть захочет помянуть.
Сядет всей собой на грудь.
И не охнуть, не вздохнуть.
Рада без ума…

– Смерть? – сердито сказал Влад. – Ну-ка, слезь с меня, тварь!

– Ты наш! – засмеялась лягушка и прыгнула в лужу, забрызгав парня грязной водой. И ускакала.

Влад продолжил бормотать:

– Небо… Теперь точно наверху… Вселенная…

Влад попытался подняться. Не получилось.

– Ситуация… Есть ситуация, которая может иметь место и объяснена логически… Есть, которая не может быть объяснима… Есть объяснение ситуации, которой самой не может быть…

Мысли Влада прервал вспыхнувший свет неподалёку, словно от автомобильных фар. Вот он стал угасать, и вот три фигуры, облачённые в него, как в неон, начали вести меж собой разговор:

– Товарищи! Исход второго тысячелетия от Рождества Сына Человеческого. Как изменилась Земля и люди за это время? – был женский голос.

– Человечество использует планету для удовольствий, загрязняя её. Оно не изменилось. Лишь немногие смогли покинуть искушения мира и воспринять Духа, – был детский голос.

Женский голос снова:

– Несмотря на войны, мир объединяется всё больше. И это приведёт к воцарению Самаэля.

– Как раз благодаря последним войнам страны стали ближе друг к другу, – третий высокий голос, словно мяукающий.

– Ядерное оружие? – спросила женщина.

– Да. Причина, – ответил ребёнок.

– А следствие? Интернет? – опять женщина.

– Любопытство, любознательность людей привела к тому, что наука проникла в сознание. На очереди душа, – кошачий голос. – Люди свободны. Нам нужно увидеть их сердца, чтобы решить, пришло ли время Вавилона, пришло ли время Сына Человеческого. Дабы сразиться с Самаэлем. Мы же, ангелы Троицы, призваны для этого. Это самая большая страна – Россия. Она хранит православную веру. Сие место – маленький град. Будем здесь семь земных дней и сделаем вывод о судьбе планеты. Совет принимает?

– Принять, – ответил ребёнок.

– Да, – согласился кот.

– Эй! – как мог, крикнул Влад и услышал кошачий голос:

– Мы видим умирающего человека. Душа ещё в теле. Но она уже покидает его.

Влад с трудом повернулся. Он увидел Говорящих в светящихся разноцветных одеждах: Женщину В Белом длинном платье с золотистыми волосами, сидящую в красном кресле. Второй был высокий мужчина в шляпе и синем костюме. – Галактион. В руках у него длинный прозрачный зонт. Это он говорил детским голосом. Третий – кот Фильдеперс сумахового золотистого цвета с багряными ушами, лапами и хвостом.

– Эй! Помогите! – как мог, крикнул Влад. – Мне лягушки перебежали…

– Это не лягушки, братья Гундобины, – к удивлению парня, сказал кот. – А к аварии привели совокупные неправедные действия людей. Человеческая жизнь, поступки его и мысли даже влияют на окружающий мир. Нарушил закон, согрешил, должен сквитать, то есть получить по заслугам.

– А, это чтобы баланс добра и зла восстановился? – спросил Влад. – Типа гармония вернётся? Человеческая жизнь… А людей миллиарды! И в головах у них тараканы верят в своего Бога, адепты своей религии, приверженцы своей субкультуры.

– Но законы для всех одни, – ответил Кот.

– Типа накосячили – нате бумеранг. Вот и я получил? За всех?

– Согрешили, – сказал Галактион.

– Грех? Мракобесие какое-то, – усмехнулся Влад. – А что есть грех?

– Нереализованное добро. Как тепло не есть противоположность холода. Но холод есть отсутствие тепла. Недостаток тепла. Так и грех есть несделанное добро, – сказала Женщина В Белом.

– Это как смерть не противоположность жизни? – спросил Влад.

– Жизнь вечна. А смерть противоположна рождению, – пояснила Женщина В Белом.

– Я не понял, почему я должен умереть? Почему грехи других отразились на мне? – спросил Влад.

– А ты не задумывался, почему происходят войны, страдают невинные, умирают дети? – сказал кот. – И мысли, и слова, и поступки связаны в… Как тебе объяснить твоим языком… Как в нейронную сеть. Зло толпы может привести к гибели праведного. Мерзость народов вызывает цунами и астероиды. Вы, люди, связаны друг с другом и с природой.

– Невезуха, – тяжело вздохнул Влад.

– Вавилон, – сказал Фильдеперс.

Он подошёл ближе, понюхал:

– Ты только что умер. Где больно? – спросил.

– Нигде… Уже, – ответил парень.

– Пошевели конечностями, – приказал кот.

Влад попробовал подвигать руками и ногами. Не получилось.

– Ай! – крикнул. – Я не чувствую тело! У меня и рот закрыт. А как же я говорю?!

– Без рта, мыслями, – ответил Фильдеперс.

– Загвоздка, – сказал парень.

– Чудесно, – ответила Женщина В Белом.

Кот прыгнул ей на колени.

– Я умер… Я умер… А Вы? Вы, кто Такая? – спросил Влад.

– Я есть, – ответила Женщина В Белом.

– Есть? Все есть, пока живые.

– Все живые, – сказала Женщина В Белом.

– Прикольно, – усмехнулся Влад. – А имя есть?

– Есть, – ответила. – Тебе не произнести.

– Смешно, – сердито проговорил Влад.

– Я Есть.

– Это имя?

Женщина В Белом молчала.

– Для тебя Женщина В Белом, – сказал кот. – Я Фильдеперс. С нами Галактион.

– Странные имена… – усмехнулся Влад. – Ага! Я понял. Где-то читал, что имя ограничивает. Это как у Бога спрашивать о парадоксе всемогущества?… Типа создать камень, который Он не сможет поднять.

Влад помолчал, вспоминал. Собрался с мыслями, продолжил:

– Либо это нелогично и Он не обязан это делать? Или Он может делать нелогичные вещи? Но не хочет. Либо может потом изменить камень и поднять… Всемогущество! Он может себя… отрицать? Убить? Он знает будущее? Как можно и знать будущее, и иметь возможность его изменить? Или Он не умеет менять будущее? А?

Женщина В Белом ответила:

– Ты задаёшь много вопросов, потому что твой мозг после смерти угасает. Но ещё работает. Вопросы это лишь слова. Но для ответа, который не может быть выражен словами, не может быть задан словами вопрос.

– Ну да, там так и написано было… Бог просто не хочет делать то, что бы ограничило Его всемогущество. А вот если камень – это я, Он бы захотел меня… поднять, вызволить… вылечить?

– Оживить, – сказал Фильдеперс.

– Или моя тяжесть для Него – это моя свобода? – быстро говорил Влад. – Тогда я по данной Им мне свободе прошу Его об этом. Пожалуйста!.. Столько дел… Столько дел у меня…

– У людей одно дело в жизни: стать ближе к Создателю, – сказала Женщина В Белом.

– А где Он?

Молчание.

– Глюки какие-то, я разговариваю сам собой? Или с кем-то реальным? – просипел Влад. – Я не хочу быть мёртвым… За что мне это? Ну жил как все. Ну предприниматель. Ну не бедный. Бизнес у меня. Ларьки. Сколько дел! Я не могу всё это оставить!

Женщина В Белом тихонько засмеялась.

– Я хочу жить! – крикнул Влад. – Я не знаю, как там… А здесь клёво… Тачки, тёлки, телефоны…

К удивлению Влада, Трое, не сходя с места, зрительно удалились от него. Он не услышал их следующий разговор.

– Мы знаем, что к планете движется большой камень. Власти называют его астероидом и скрывают от народов. Через семь дней он столкнётся с Землёй в этом месте и миллионы погибнут. Но мы можем отвести камень от Земли, если увидим, что люди по сердцам своим заслуживают этого, – сказала Женщина В Белом, помолчала немного и продолжила: – В новой России нет гонений, восстанавливаются церкви. В столице страны вновь построен храм Христа Спасителя, – сказал Галактион.

– Но это не признак духовности. Важны храмы сердец. В стране с властью советской люди были добрее друг к другу, было больше любви, – ответила Женщина В Белом.

– Это так, – согласился Фильдеперс.

– И за одно десятилетие, когда гражданам вернули свободу, они использовали её во вред своим душам. Что мы видим? Появились корысть, обман, злоба, – продолжила Женщина В Белом.

– Люди в массе беднее. Это причина? – предположил Галактион.

– Не все, – возразил Кот. – Мы знаем, что блага забрали немногие.

– Мы говорим о большинстве народа, – сказал Галактион.

– Причины не оправдывают, – ответил Фильдеперс.

Женщина В Белом и Галактион кивнули головами.

– А сей человек? – спросил Галактион. – Мы можем даровать ему семь дней жизни. Либо он умрёт один, либо со многими.

– Но он неправеден, – поведал Фильдеперс.

– Да, но за него просили, – напомнил Галактион. – По любви.

– Любовь выше закона, – сказал Фильдеперс.

– Согласие, – одобрила Женщина В Белом.

Влад крикнул:

– Эй! Как там Вас?

Он увидел, что Трое приблизились к нему.

Женщина В Белом встала с кресла и подошла к Владу. Присела, погладила его по голове и громко сказала: