Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Я пожал плечами и поспешил последовать совету, направившись к стоящим у стен креслам… Где и просидел следующие десять часов. Мимо меня в дверь экзаменационного покоя проходили все новые и новые люди, кто-то выходил обратно, улыбаясь и едва ли не приплясывая, кто-то с трудом сдерживая слезы, а мое имя никак не выкрикивали, продолжая упорно игнорировать. Попытка поспорить окончилась ничем — мое возмущение разбилось о холодное презрение секретаря и угрозу выпроводить за дверь.

Внезапно удар колокола оповестил об окончании испытаний через час. Я решительно встал и направился к стойке секретаря, решив на этот раз идти до конца.

— Когда настанет моя очередь проходить испытание? — поинтересовался я, еле-еле сдерживая ярость, полным льда голосом. — В конце концов, я жду с самого утра.

Секретарь, тощий, болезненного вида человечек, окинул меня уничижительным взглядом и начал листать журнал.

— Как зовут?

— Харлаф из Больших Петухов, — произнес я с проклюнувшейся надеждой.

Мужичок пролистал журнал в самое начало… Как он умудрялся так долго и со вдумчивой степенностью листать четыре листа, я не понял.

— Нет такого в списке.

Я не поверил своим ушам.

— Как — нет?! — перегнулся через стол я, вырывая из рук гниды-секретаря журнал. Моего имени там действительно не было. — Меня же спрашивали!

— Ничего нет, — силой возвращая журнал обратно, буркнул секретарь. — Шел бы ты отсюда ку…

— Идти?!! — заорал я, хватая ехидно ухмылявшегося уродца за грудки. Ухмылка слетела с него в мгновение ока. — Да я тебя!

— Охрана! Взбесившийся смерд меня убивает! — завизжал секретарь, и в ответ на его крик из боковой дверцы в зал тут же вбежали двое охранников с обитыми железом дубинками.

— Не нужно возмущаться, — послышался неожиданно у меня за спиной спокойный, чуть хрипловатый голос Харальда. — Думаю, мы сможем уладить это маленькое недоразумение.

Я отпустил секретаря и повернулся к Харальду.

— Ты был прав. Я и не представлял, насколько это сложно.

— Ничего. Разберемся. — И уже секретарю: — Ты знаешь, кто я?

— Конечно, господин капитан, — мелко закивал головой мужичок. — Кто же не знает начальника стражи Нижнего города.

Однако! Оказывается, Харальд начальник стражи. Интересно, неужели в Эсхаре нет своих желающих стать стражниками, что приходится нанимать на стороне?

— Тогда познакомься. Это мой друг Харлаф. И ты знаешь, чего я хочу.

— Извините, капитан, но время регистрации уже закончилось и…

Тощий попытался было увильнуть, но у него ничего не вышло.

— Ты мне здесь не лепи, я знаю ваши правила, — прорычал Харальд, опершись кулаками о стойку. — Будешь юлить, я поговорю со своими друзьями в Арране и устрою вашей кодле веселую жизнь. Пиши!

— Хорошо. — Секретарь неожиданно легко сдался, поморщившись как от головной боли. — Проходи. — Это уже мне.

Я рванул к дверям.

— Харлаф, подожди! — Харальд остановил меня у самого входа. — Нужно поговорить.

— Но…

— Подождут, — отмахнулся наемник. — Послушай… Что бы они там ни говорили, теперь, когда тебя допустили к испытанию, все зависит только от тебя. Дело в том, что на испытании присутствует представитель Аррана, контролирующий выполнение договора. И если у соискателя достаточно сильный Дар, то, согласно все тому же договору, принять в Академию его просто обязаны. Но на стихийные факультеты можешь не рассчитывать.

— Ты не можешь помочь? — осторожно поинтересовался я.

Харальд хмыкнул:

— Нет. Во-первых, я блефовал, нет у меня никаких друзей в Арране. Во-вторых, даже если бы и были, они бы ничего не стали делать. Империи просто невыгодно твое поступление на стихийный факультет.

— Но почему? Ведь в договоре…

— А что договор? Договор можно и заключить. Почему бы не получить рычаги влияния на соседа? Все равно же никто его соблюдать в точности не будет. В Арране не дураки сидят. И, пользуясь глупостью ваших властей, арранцы могут, обещая возведение в дворянское достоинство и прочие льготы, спокойно сманивать к себе одаренных и амбициозных магов-простолюдинов, не удовлетворенных своим статусом в Эсхаре.

Ого! Да это же гениально!

— Хорошо, я понял, почему имперцы требовали позволить учиться в Академии простолюдинам. Я понял, почему они закрывают глаза на запрет таким, как я, учиться на боевиков, — зачем им усиление противника (да и недовольство нагнетается, ведь как раз потенциальные боевики не довольны вынужденной учебой на Рунном факультете), но я не понял, почему наши этого не понимают?!

Харальд покачал головой.

— Всего три слова: страх, коррупция и глупость. Вот те киты, на которых держится Эсхар. И это только малая доля. А теперь иди!

И я пошел, а вернее, очень быстро пошел.

— Здравствуйте. — Я вошел в экзаменационный покой и осторожно прикрыл за собой дверь.

В средних размеров комнате находилось всего три человека. Слева, в кресле у стены, сидел светловолосый и голубоглазый мужчина крепкого телосложения, явный имперец, справа — настолько же явный эсхарский аристократ, со скучающим видом полирующий ногти на левой руке, а в центре, за небольшим овальным столиком, разместился еще один, самый старший из троих, одетый в черную ритуальную мантию Академии. Маг.

— Имя? — спросил «мантия», едва я сел напротив него, спрятав руки под столом. Прикоснуться к странному столу с нарисованными на нем рунными кругами (одного большого и двух маленьких, расположенных по сторонам от центрального) я не рискнул.

— Харлаф, сын Брамака, из деревни Большие Петухи, — выдал я. Экзаменаторы зашевелились: арранец заинтересованно придвинулся вперед, рассматривая меня, аристократ в недоумении взглянул на «мантию», а тот, скривившись, бросил короткий взгляд на имперца и что-то прошептал. Подозреваю, проклятия.

— Третье сословие? — поинтересовался имперец. Я кивнул. — Интересно…

— Положи руки на малые круги, — скомандовал «мантия», не желая слушать разглагольствования иностранного коллеги. — Закрой глаза и представь, что погружаешься внутрь себя, найди источник своего Дара, он выглядит как шар энергии, висящий в пустоте, и соедини его мысленно с центральным кругом…

Я послушно закрыл глаза. И тут же меня дернуло, потащило куда-то вниз с умопомрачительной скоростью, понесло в полыхающий огненный шторм. И я нырнул… Большего наслаждения я в жизни не испытывал, этого просто не передать словами… Только спустя долгое мгновение я вспомнил о цели своего прихода сюда. И перед моими глазами тут же медленно завертелся круг из семи разноцветных символов. Я потянулся мыслью к первому, зеленому, символу… выделил мыслью и протянул к нему тонкий огненный жгут… но ничего не вышло. Связь никак не желала создаваться, натыкаясь на незримую стену… Та же судьба постигла и еще пять символов, чему я не удивился совершенно. Только последний, ярко-оранжевый, пылающий диким огнем знак наконец открылся, принимая соединение. Ритуал был завершен. И как только я это понял, чудесный мир исчез, схлопнувшись, и я снова вернулся в реальность.

— …не может быть!!!

Первым, что я услышал после проявления в реальном мире, был изумленный вскрик «мантии».

Открыл глаза. На высоте десяти сантиметров, прямо над большим рунным кругом, висел вращающийся и выбрасывающий во все стороны крохотные языки пламени огненный шарик размером с кулак. Ого! Но гораздо больше сейчас меня заинтересовала реакция экзаменаторов: на лице «мантии» застыло удивление пополам с растерянностью, на лице аристократа отразились те же чувства плюс еще нешуточная злоба, а вот имперец меня порадовал — напомнил вставшую в стойку охотничью собаку… Спустя секунду контроль над эмоциями вернулся, и лица экзаменаторов снова стали невозмутимы.

— Ну что ж, Дар у тебя определенно есть. — Медленно начал «мантия». — Ты можешь быть зачислен в Академию на факультет Рунной магии. — Имперец едва уловимо удовлетворенно улыбнулся. — Но сначала нужно уплатить сто золотых лир за обучение.

Я едва не упал со стула. Сто золотых! Невозможно! У меня нет таких денег. Десять золотых составляет зарплата рядового легионера за год, а семья из пяти человек может прожить на эти деньги пару лет, если особо не шиковать! Стоп! Стоп-стоп-стоп!! Точно, легионеры! Отец же мне как-то упоминал о подобном случае.

— Прошу простить меня, благородный фор, но у меня нет таких денег, — начал я. «Мантия» фальшиво-сочувствующе скривился, но это он зря… — Я бы хотел пройти обучение за счет военного ведомства. Такое возможно?

— Да, — выдавил нехотя экзаменатор. — Условия просты: военное ведомство оплачивает обучение, а после окончания Академии ты должен отслужить десять лет в одном из легионов королевства. В это время у тебя из оплаты будут вычитаться по десять золотых в год… — Угу, я буду служить, да еще и деньги с меня будут снимать. Поражаюсь жадности родного государства. — Согласен на условия?

Естественно, я был согласен, выбора все равно нет, но спросить я должен:

— Погодите, ведь зарплата легионера составляет как раз десять золотых! На что же мне жить?

— Служить начнешь в звании десятника, а им платят вдвое больше, — раздраженно буркнул аристократ, передавая мне лист бумаги с договором.

Ага, так, значит, он от военных! Видимо, ждет завтрашних будущих боевых магов, но и сегодня я ему подкинул развлечение. Не думаю, что купеческие дети часто соглашаются на контракт, подобный моему. За такие гроши (в их понимании) ни один купчина служить не пойдет, есть и более надежные способы заработать, а сотня золотых для купца первой гильдии не деньги.

Я внимательно прочитал и подписал договор. Взял один экземпляр себе, а второй вернул.

— Все, ты зачислен. Поздравляю, — выдавил из себя «мантия». — Держи документы. Иди по дорожке, что обходит учебный корпус справа. Сзади за этим зданием есть пятиэтажное серое строение, тебе туда. Это общежитие. Там спросишь, куда дальше…

— До свидания. — Попрощавшись, я выбежал из кабинета прочь. Пусть не стихийный факультет, но и этого могло не быть. А там посмотрим!

Главное — не сдаваться.

Глава 3

Окрыленный, я выбежал из здания учебного корпуса и помчался по дорожке в указанном направлении… Но к зданию общаги подошел неторопливо, стараясь выглядеть как можно более уверенным в себе. Произвести правильное впечатление в первые минуты знакомства всегда очень важно, будь то армия, тюрьма или студенческое общежитие, — как себя поставишь, так к тебе и будут относиться. А вот переломить негативное отношение очень и очень трудно, зачастую и невозможно.

Я открыл дверь и вошел внутрь.

— Здравствуйте, — поприветствовал сидящего за столом посреди холла молодого человека, скорее всего студента-старшекурсника. — Я поступил…

Парень поднял на меня угрюмый недовольный взгляд, а затем, проведя быстрый осмотр моей тушки и не обнаружив на пальце гербового кольца (у него кольцо как раз-таки было), сморщился, словно съел лимон, и спросил:

— Имя? Факультет?

— Харлаф, сын Брамака, из Больших Петухов, Рунный факультет. А…

Студент-мученик (я никогда не поверю, что даже самый захудалый дворянин добровольно согласится на такой унизительный пост), быстро записав мои данные в здоровенную книгу и на крохотную карточку, протянул мне карточку и напутствовал:

— Это отдашь кастеляну, прямо по коридору и поворот направо, — махнул рукой себе за спину фор. — У него возьмешь постельные принадлежности. Твоя комната номер пятьсот десять, пятый этаж, от лестницы налево, в конце коридора.

Я понятливо кивнул, но страдалец уже не обращал на меня внимания, снова погрузившись в переживания.

В комнату я взобрался только спустя полчаса, выдержав изматывающий бой за новые простыни и буквально вырвав из рук дородного мордатого дядьки ключи от комнаты. Промучившись с дверным замком минут десять, пока не догадался слегка приподнять дверь за ручку, я вошел внутрь… А ничего, небольшая уютная комнатка пять на восемь шагов, кровать, шкаф, стол и стул, тумбочка и подсвечник со свечой, на полу почти новый ковер. Большое окно, выходящее на учебный корпус, совмещенный с душем туалет и небольшая кухня. Неплохо живут колдуны!

Будем располагаться…

Проснулся я часов в семь утра, что было для меня уже довольно поздно, но напряжение вчерашнего дня, видимо, взяло свое. Натянул штаны, взял полотенце и двинулся умываться. По-быстрому освежившись, приступил к тренировке. Конечно, в моей скромной комнатке особо не разгуляешься, но что же делать? Через два часа, закончив разминку и приняв душ, я направился на поиски столовой… Аппетит был зверский.

Столовая нашлась совсем рядом с общежитием, и, заплатив всего пять медяков, я набрал себе такую гору еды, что из-за подноса выглядывала только моя голова, на которую с удивлением таращились все служащие и немногочисленные посетители столовки… Еще больше они удивились, когда я все это съел.

С трудом дожевав последний бутерброд с колбасой, я развалился на стуле, не в силах сдвинуться с места, но по этому поводу я не расстраивался. Все равно заняться нечем, разве что разведать территорию? М-да, это может быть интересным… На территории Академии располагались не только учебные корпуса и общежития, но и различные магические лаборатории и даже полигоны для испытания маломощных заклятий. А вот это может быть действительно интересно!

Но моим грандиозным планам не суждено было сбыться. В зал впорхнула стайка весело о чем-то между собой щебечущих девушек. И на что я обратил внимание — это странные тетради в их руках. А уж слова «библиотека» и «выдали», произвели на меня прямо чудесный эффект. На девушек я еще успею насмотреться (и не только), а вот увидеть самые настоящие магические книги я хотел прямо сейчас.

Расспросив дорогу до библиотеки, которая размещалась в небольшом трехэтажном квадратном здании позади учебного корпуса, я весело вломился в резную дверь строения и обмер. Нет, не так в моих мечтах выглядела Великая Библиотека Ужасных Магических Книг. Я представлял ее чем-то донельзя величественным и прекрасным. Реальность же оказалась значительно… скучнее. Коридор со стенами, обшитыми панелями из какого-то дерева, пяток самых обычных дверей по обе стороны этого самого коридора, лестница на второй этаж, в конце. И все.

В первую от входа комнату с говорящей надписью на дверях «Выдача магических книг» стояла очередь из трех богато одетых парней и одной симпатичной девушки — высокой зеленоглазой блондинки в охотничьем костюме, обтягивающем спортивную фигурку, и с тонким мечом на поясе.

При моем приближении парни сначала насторожились, посчитав опасным конкурентом, а затем, рассмотрев скромную, но добротную одежду и отсутствие кольца у вновь прибывшего, снова начали наперегонки что-то рассказывать девушке. Вернее, попытались, пока троица неудачливых ловеласов оценивала меня, подошла очередь и девушка вошла в кабинет.

— Кто последний? — широко улыбаясь, спросил я… и тут же пожалел.

Взгляды, которыми меня наградили ловеласы, не обещали ничего хорошего. Я внутренне подобрался, готовясь к неприятностям. Но все обошлось, дверь кабинета открылась и, попрощавшись с невидимым мне собеседником, девушка танцующей походкой направилась к выходу. Ловеласы хвостом поплелись вслед за ней.

Мне же и лучше.

— Доброе утро, — поздоровался я с сидящим в кабинете за столом, заваленным тетрадями, человеком лет тридцати с круглыми очками на носу. — Я пришел за книгами.

— Добрый день, — кивнул мне мужчина. — Ваше имя?

— Харлаф из Больших Петухов.

— Та-ак… — Водя карандашом по страницам, начал что-то искать в журнале библиотекарь. — Есть такой. Вот, держи! — И протягивает мне тоненькую, не толще десяти листов, тетрадь со снежно-белой обложкой. Да и размеров скромных: прямоугольник со сторонами две на две с половиной ладони — в моем представлении магическая книга должна быть размером локтя на два или того больше. А это?

Я взял тетрадь, задумчиво покрутил ее в руках и тупо спросил:

— А книги где?

— Какие книги? — поинтересовался очкарик невозмутимо.

— По которым я учиться буду, — разъяснил я неуверенно, чувствуя подвох.

— Все, что тебе нужно, я уже дал.

— И это все?! Все, чему меня может научить Академия? — возмутился я.

— Ты что, идиот… Харлаф из Грязных Петухов…

— Больших! Больших Петухов! — прервал я чиновника. И чуть не обделался.

— Не смей меня перебивать! — заорал внезапно очкарик, зажигая на ладони огненный шарик размером в два кулака. Уй-йо! Да он маг! Вот это я попал! Меня подвела нетипичная для благородного внешность и отсутствие кольца… — Скажи спасибо, что мы не в Арране, а то бы я приказал тебя выпороть!

— Э-э, извините. — Я пошел на попятный: ссориться с магом — себе дороже.

— Ничего. — К моему удивлению, маг махнул рукой, быстро остывая. — Сорвался. Это ты меня прости, оговорился.

А вот здесь у меня просто глаза на лоб полезли. Чтобы благородный извинился перед простолюдином?! Быть того не может!

— Я пойду, а? — поинтересовался я, осторожно пятясь к двери. — Спасибо за… э-э… книгу.

— Подожди. Ты правда не знаешь ничего об этой книге? — Маг жестом пригласил меня присесть.

— Нет. — Я присел.

— Я думал, это общеизвестный факт, ведь при поступлении с новичками проводится инструктаж.

— Меня, видимо, забыли пригласить, — буркнул я, ерзая на стуле.

— Ну-ну, знаю я ваши порядки… — Имперец взглянул на меня сочувствующе. — Знаешь, я ведь и сам из крестьян… Что ты так удивляешься? В империи всех обладающих сильным магическим Даром возводят в дворянское достоинство. Сначала, по окончании магической школы, ненаследственное, а потом, после обязательной государственной службы, — наследственное. Так вот.

— Я слышал об этом, но не верил, слишком невероятно звучит…

— Да уж поверь, — усмехнулся маг. — Ладно, расскажу тебе о книге… Открой.

Я открыл.

На первой странице оказалось оглавление:

...

1. Магия Огня

2. Магия Воды

3. Магия Воздуха

4. Магия Земли

5. Магия Тьмы

6. Магия Света

7. Магия Жизни

8. Рунная магия

9. Немагические дисциплины

10. Для личных заметок

— Интересно. А немагические дисциплины здесь зачем?

— А куда ты собираешься записывать рецепты лечебных мазей, к примеру? Знание трав магу иногда ой как необходимо, магическая энергия имеет обыкновение заканчиваться.

— Вы правы, не подумал, но ведь книга и так вон какая тонкая…

— Тонкая? А, прости, ты же не знаешь… — Маг неожиданно начал экскурс в историю. — С древнейших времен, с самого момента зарождения магии, основной проблемой для адептов магического искусства оставалась проблема сохранения знаний. Дело в том, что всякое более-менее сложное заклинание создается магом при помощи Форм — трехмерных магических знаков, описывающих последовательность действий, производимых магической энергией для достижения необходимого магу эффекта. Но проблема Форм в том, что их запись на материальный носитель чрезвычайно сложна. И в результате не только значительно усложняется процесс накопления и передачи знаний между магами, но и возникает опасность потери информации, что неоднократно и происходило. Двести лет назад одним из лучших умов того времени, Магистром Эльдором Саворитом, было предложено замечательное решение этой проблемы. — Маг указал пальцем на стопку тетрадей на столе. — Вот эти самые книги. Мало того что обработанная по специальной технологии бумага позволяет без труда записывать в данную книгу Формы, причем простым мысленным усилием (пусть для этого нужно долго и упорно тренироваться), так еще при заполнении одного в книге автоматически появляется новый чистый лист. Не спрашивай, как это сделано, я не знаю, — опередил мой вопрос арранец. — И это одна из главных тайн империи.