Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Если нет, то тогда ты просто зря потеряешь год. Но вы можете не волноваться, все из здесь присутствующих имеют достаточно сильный Дар, чтобы при условии ежедневных упорных медитаций к концу года достичь необходимого уровня. По такому принципу и высчитывается минимум для поступления в Академию.

— Наставник, а как можно узнать уровень силы Дара? — Опять доходяга с последнего ряда.

— Способ есть, — кивнул Трор. — На второй паре мы перейдем в помещение для практических занятий, и там любой желающий сможет пройти тест.

Ребята весело загомонили.

— А если у кого-то окажется Дар достаточно сильный для досрочного выпуска из Академии? — поинтересовался я: вспомнился висящий над столом огненный шарик и ошарашенные лица экзаменаторов.

Гном покровительственно глянул на меня.

— Поверь, если бы у кого-то из вас оказался настолько сильный Дар, вы бы учились не здесь, а на стихийном факультете.

Я удивленно посмотрел на гнома. Он что, издевается? Или действительно настолько оторван от реалий нашего королевства.

— Но если все же такой человек найдется, то я лично готов просить Архимага о досрочном экзамене. Ведь такому гению здесь делать нечего — на самом деле, основное время обучения занимают медитации и практические занятия для развития Дара. Начиная с первой медитации и на протяжении следующих пяти-семи лет — период наиболее активного развития Дара, а затем этот процесс замедляется в несколько раз, именно поэтому так важно уделять как минимум по шесть часов в сутки на медитацию, если не хотите остаться никчемными слабаками. А теорию на уровне выпускника вполне реально освоить за месяц — для рунной магии и полтора-два года — для стихийной.

— Так нам что же, придется каждый день медитировать? Но это же скучно!

В разговор начали включаться все больше и больше людей. Последняя фраза принадлежала вихрастому подвижному парню. Слово «проказник» как нельзя лучше подходило этому персонажу.

— Ничего не поделаешь… В начале всем приходится медитировать очень много, но если вы разовьете свой Дар достаточно, чтобы создавать боевые заклинания, то можно тренироваться и так. Постоянно создавая заклинания и опустошая ядро, вы будете развиваться даже быстрее, чем при медитации. Вернее, время медитации сократится до двух-трех часов в день — для восстановления потраченной энергии. Правда, есть у этого способа и несколько минусов: такие тренировки жутко изматывают мага физически и на долгое время он остается практически беспомощен.

— Нельзя ли как-то ускорить рост Дара? Ведь есть же зелья, ускоряющие рост мышц, может…

Гном поморщился:

— Способ есть… — Было видно, что рассказывать об этом наставник не хочет. — Светлые эльфы торгуют одним зельем, называется вирар. Оно ускоряет рост Дара… но и у него, конечно, есть несколько недостатков. Во-первых, цена — золотой империал за дневную дозу, причем принимать вирар необходимо каждый день. Во-вторых, если прекратить принимать зелье хотя бы на три дня, то Дар безнадежно деградирует и вчера еще могучий чародей будет не способен даже свечу зажечь. Выводы делайте сами… Ладно. — Трор хлопнул ладонями по столу, поднимаясь на ноги. — Хватит вопросов. Идите за мной, пора приступать к практическим занятиям.


Вопреки моим ожиданиям, зал для практических занятий оказался не угрюмым глухим подвалом, расположенным глубоко под зданием Академии, а самой обычной комнатой, не отличимой от сотен таких же, если бы не отсутствие мебели. Усадив всех на ковре в три ряда в позу пирамиды (ноги скрещены, спина выпрямлена, глаза закрыты, руки свободно и расслабленно лежат на коленях), наставник, неторопливо прохаживаясь между рядами, начал объяснять нам принципы передачи энергии из источника магического Дара к заклинанию из десяти рун, начертанному на лежащем перед каждым листе бумаги.

Уже спустя минуту я внутренним взором увидел тонкую, с волос, нить Силы, соединившую мое сердце с центром рунного круга. Я как-то незаметно для себя отстранился от мира и потерял счет времени… Происходящее вокруг отошло на второй план. Но в то же время я отчетливо видел и слышал все, что происходило в комнате, даже за спиной. Такого полного и четкого видения мира у меня не было еще никогда.

— Не получается…

— Ого! Смотрите, оно светится…

— А у меня вспышка…

— Молодец, — похвалил гном сидевшего в последнем ряду паренька, кстати, того самого «активиста», задававшего больше всех вопросов.

Постепенно, один за одним, все мои одногруппники закончили тестирование, и я остался в одиночестве.

— Что он так долго? — спросила возмущенным шепотом тощая, с нездоровым цветом лица и стянутыми в хвост на затылке волосами девица у своей маленькой и пухлой соседки, над которой возвышалась на две головы. — Если нет Дара, сколько ни сиди, все равно ничего не высидишь. Впрочем, чего еще можно ожидать от навозника? — фыркнула стервочка.

Похоже, я окончательно спустился в иерархии группы на самое дно. Ничего, переживу! Чего бы действительно не хотелось, так это опаздывать на следующую пару (одногруппники уже покидали зал). Что там у меня, травничество, кажется? И пусть я довольно хорошо разбираюсь в изготовлении различных мазей и эликсиров, помогающих при травмах, ограничиваться только этой узкой областью не стоит.

Но, к моей радости, огненный шарик Дара перед моим внутренним взором начал тускнеть, истощаясь, и уже спустя минуту совсем исчез, оставив после себя только пустую оболочку-тень. Последняя капля Силы перетекла в руны. Я открыл глаза и распростер ладонь над листом, мысленно приказав заклятию активироваться, как и учил гном.

Дрослир, до того напряженно наблюдавший за моими действиями, в удивлении выпучил глаза и с невероятной для своих коротких ножек скоростью, подбежал ко мне. Рунный круг в это время засветился ярким светом, подернулся светящимся туманом, и из его центра на высоту человеческого роста поднялся тонкий столбик света, в мгновение разросшийся до самых краев круга… и тут же осыпавшийся искрами.

— Молот мне в зад! — прохрипел коротышка ошарашенно, словно ему дали любимым молотом по черепу, с силой дергая себя за короткую (для гнома, конечно) бороду и выдирая клок черных волос. — Невероятно! Клянусь бородой Подгорного Хозяина, это невозможно!

Я скромно молчал, стремительно, как рыба-пузырь на берегу, надуваясь от собственной значимости. Знай наших!

— Ты почти активировал заклинание! — Рыбка резко сдулась. — Ты уже где-то учился? — Коротышка подозрительно прищурился.

— Нет.

— Ты хочешь сказать… у тебя такой сильный Дар от рождения?!

Я кивнул.

— Так… Когда испытываешь сильные чувства… Дар как-то проявляется?

— Да. Меня и из деревни вытурили за постоянные пожары… — нехотя признался я.

— А как у тебя с эмпатией? — спросил гном какую-то чушь. Поиздеваться решил, недомерок?!

— Чего?

— Ты когда-нибудь чувствовал то же, что и другие люди? — терпеливо разъяснил Дрослир.

— В последние пару месяцев постоянно, с некоторыми даже говорить не могу — противно (чужие эмоции были подобны разноцветным светящимся запахам, а я стал собакой с великолепным нюхом — негативные эмоции, даже запрятанные глубоко-глубоко внутри, пахли очень неприятно, и это еще мягко сказано). А девушки… э-э…

Наставник понимающе кивнул, и я обрадованно заткнулся. Не рассказывать же, что от большинства бывших подружек меня стало откровенно воротить… Хотя не от всех, конечно. Были среди них и нормальные, с чьими недостатками мой «нюх» смог свыкнуться, пусть и далеко не сразу. Амбар старосты тому доказательство.

Гном, успокоившись, некоторое время молчал, задумчиво почесывая под бородой.

— Вот что, парень, я от своих слов не отказываюсь и буду ходатайствовать о твоем досрочном экзамене. Но ты еще должен изучить теорию. — Наставник подошел к стоявшей в углу кожаной сумке и стал там копаться. — Сейчас… я дам тебе свой конспект… — Дрослир наконец-то достал из сумки потрепанную пухлую тетрадь. — Здесь собран весь необходимый тебе материал, но особо обрати внимание на правила сложения рун.

— Правила? — Я встал и начал разминаться — тело ужасно затекло.

— Да, существуют руны, которые ни в коем случае нельзя объединять в одну цепь, иначе заклинание пойдет вразнос. И есть руны, усиливающие друг друга… Много чего еще есть. А ты думал, все так просто?

— Выучу, на память никогда не жаловался, — ответил я, листая исписанную мелким неразборчивым почерком тетрадь. Хорошо, хоть не на подгорном языке!

— И еще, не забывай медитировать и записывать руны в книгу заклинаний. Понял?

Я поморщился:

— Все руны нужно в книгу… проецировать? — Я вспомнил сказанное наставником умное слово. Блеснул интеллектом, что называется.

— Конечно. Ты думаешь, я это просто так придумал? Нет. Мало того что, проецируя руну в книгу, ты намертво ее запоминаешь, так еще и облегчаешь себе этим жизнь в будущем. — Трор достал откуда-то из-за спины свою книгу и, раскрыв на странице с рунным кругом, начал объяснять: — Скажи, как ты представляешь себе процесс создания рунного заклятия?

— Берешь перо и пишешь, — пожал плечами я. Это же очевидно.

— А вот и нет! — Гном выпятил бороду. — Смотри.

Наставник, удерживая в левой руке книгу, пальцем правой начал нажимать на руны в круге, задерживаясь на каждой по нескольку мгновений. А затем перевернул страницу.

— Я только что записал новое заклинание, — продемонстрировал мне гном записанное там заклинание из семи рун, выглядевшее действительно каким-то… свежим, что ли?

— Но… как? — пробормотал я ошарашенно.

— Просто. Касаешься пальцем нужного тебе знака — руны или Формы, без разницы, — затем тянешься к ней мыслью и приказываешь перенестись на другую страницу… Теперь смотри. — Дрослир грубо выдрал лист с новым заклинанием из книги, и на месте вырванного тут же появился новый. — Это заклинание Усталость Камня, самое простое в моем арсенале. Теперь нужно просто провести ладонью по рунной вязи, и она перейдет на нужный тебе объект. Останется только напитать руны энергией.

— И долго это?

Вопрос интересный. Я заполнял заклинание из десяти рун почти три часа. Отсюда вопрос: это я такой тормоз, или так и нужно?

— Что? Передача энергии? — переспросил гном. — По-разному… у меня или других из подгорного народа минут десять-пятнадцать, а человек или гоблин справится и за полминуты.

Я невольно загордился своей расой, а то ишь ты — рунная магия не для нас! Правда, собственные успехи на этом поприще меня пока не вдохновляли.

— Все из-за вязкой структуры Силы. Да и, по большому счету, маги Стихии Земли не самые быстрые, даже у людей… Ты не волнуйся, низкая скорость вывода энергии обычное дело для новичка. — Наставник словно прочитал мои мысли. — Почему, ты думаешь, боевые маги постоянно тренируются в создании заклятий? Тренировки не только помогают до автоматизма разучить заклинание, но также развивают и скорость закачки в них энергии.

— Понятно. — Мое настроение поползло вверх. — Ваши маги других школ…

— Только Стихия Земли, — прервал меня гном. — Другие Стихии нам недоступны, так же как Светлым эльфам — все Стихии, кроме Жизни.

— А орки?

— У орков лишь Огонь и Тьма, у гоблинов Тьма — шаманизм, у Ночных эльфов — Тьма… ну и магия Крови всем доступна, не скрою… Что с тобой?! — встревожился Дрослир, подхватывая меня у самой земли и поднимая на ноги.

Что случилось? Я в обморок упал, что ли?!

— Все нормально… слабость накатила… резко… — Я с трудом сделал пару шагов. — Спасибо… я пойду… на следующую пару… уже.

Я медленно побрел к выходу. А ведь еще по лестнице подниматься… блин.

— Да погоди ты! — Наставник схватил меня за рукав. — У тебя же откат пошел. Отдохни немного, к этому нужно привыкнуть.

— Нет… Я пойду… — Я вежливо освободил руку. — Не хочу… пропускать… До свидания.


До нужной аудитории я добрался лишь спустя десять минут. Естественно, преподаватель был уже там, вернее, была. Милая старушка лет семидесяти. Только взглянув на меня, она сразу все поняла и без лишних вопросов разрешила войти. Я тут же занял уже закрепившуюся за мной парту и сразу словно выпал из Мира. Нет, я все слышал, все понимал, даже вел конспект, но в то же время находился как будто не здесь. Впрочем, ничего нового я на первой лекции не узнал, но все равно записал — конспект был необходим для сдачи зачета.

Насколько я понял из объяснений адеры, мне вовсе не придется наизусть заучивать все четыре сотни рецептов зелий. На зачет нужно будет предъявить лишь подробный конспект и приготовить один из тридцати наиболее употребляемых эликсиров… Ерунда. Самым трудным я считал не это. Для приготовления этих самых эликсиров необходимо научиться распознавать различные травы и другие ингредиенты, подчас довольно экзотические.

Где-то на середине пары я просто потерял связь с реальностью. И очнулся только спустя два часа (судя по положению Мистеля на небе). Я шел по двору Академии в сторону невысокого здания с огороженной глухим забором площадкой. От удивления я впал в ступор, резко остановившись, отчего в меня сзади кто-то врезался, недовольно пискнув, и мимо, одарив наглеца негодующим взглядом, прошмыгнула неудачливая девушка. В руках у меня была книга заклинаний… Неужели в этом состоянии я еще и что-то писал?! Я судорожно начал листать книгу (из-за ее скудного объема это не продлилось долго). В разделе «немагические дисциплины» появился подраздел «ксенология»… Память услужливо подбросила расшифровку. Наука о чужих расах… Та-ак, и что я записал? Интересно…

«Орки — средний рост около 190 см, ширококостные, мускулистые, имеют серо-зеленую кожу и глаза с красными белками.

Эльфы — средний рост 185 см, тонкокостные, жилистые. Отличительные черты: острые уши и пышные светлые волосы у лесных (Светлых) эльфов и черные либо молочно-белые у Ночных. Также Ночных эльфов отличает вертикальный «кошачий» зрачок, более длинные, чем у светлых собратьев, клыки и бледная, не поддающаяся загару кожа.

Гоблины — рост около 150 см, серая кожа, мелкие, щуплые, лупоглазые.

Гномы — рост до 160 см, крупные, ширококостные, широкоплечие, имеют обязательную бороду.

Тролли — рост до 5 метров, поросшие черным или рыжим редким волосом по всему телу, обладают огромной мышечной массой, имеют большие надбровные дуги, крупные зубы и плоский широкий нос, низкий интеллект.

Драконы — ящеры с длиной тела до 35 метров, чешуя черного или коричневого цветов, четыре лапы с когтями, перепончатые крылья, на спине и голове (у самцов) шипы.

Вампиры — отличительные черты: длинные клыки, бледная кожа, огромная физическая сила».

Что ж, кратко и ясно. Я закрыл книгу и засунул в карман. Все мои одногруппники уже вошли внутрь необычного здания. Судя по расписанию, здесь должен был проходить факультатив по фехтованию. Я торопливо зашел внутрь и закрыл за собой калитку. Группа уже выстроилась в шеренгу посреди засыпанной песком площадки и теперь внимала словам прогуливавшегося перед строем мужчины лет пятидесяти, слегка прихрамывавшего при ходьбе. Я, стараясь быть как можно незаметнее, пристроился в конец строя. Но не тут-то было.

— Я думаю, молодой человек, с вашей недисциплинированностью вам здесь не место, — сурово взглянув на меня, произнес наставник. — Как я уже сказал вашим товарищам, мой предмет идет для вашей группы как факультатив, и посещать занятия не обязательно.

Я тихо выругался. Вот же повезло! Испортил отношения с наставником, даже не приступив к занятиям.

— Прошу меня простить, мастер, но вы не правы. — Брови наставника в изумлении взметнулись вверх, и он взглянул на меня удивленно, даже с некоторым уважением. — Мое место как раз здесь.

— Ты будешь со мной спорить?!

Я невозмутимо кивнул.

— Ладно! Я устрою тебе испытание. Если ты его пройдешь, то можешь оставаться, но если нет — вышвырну из своей школы пинком под зад. Уяснил?

Я опять кивнул.

— Тогда иди в оружейную и надень самый тяжелый из имеющихся там доспехов… Быстро!

Я сорвался с места и трусцой побежал в здание, хвала богам, слабость почти прошла. Как можно быстрее я натянул на себя кольчугу и чешую, надел наручи, поножи и шлем, а в довершение еще и прикрепил за спиной ножны с длинным мечом. Получилась почти полная копия моего оставшегося дома доспеха. Разве что немного тяжелее.

Спустя всего пять минут я вышел обратно на тренировочную площадку. А там произошли серьезные изменения: строй моих одногруппников сильно усох — из двадцати восьми человек осталось стоять лишь семеро. Вернее, стояло пятеро, а еще двое сидели на земле. Причина этого стала мне ясна очень скоро: из строя выдвинулся очередной несчастный и, судорожно вцепившись двумя руками в меч, пошел на расслабленно стоящего наставника. Три удара — и еще одно тело ощупывает пятой точкой песок.

— Хорошо, — похвалил Мастер пострадавшего.

Стоявшая следующей в строю знакомая мне пухлая подружка «стервочки» смертельно побледнела и сделала шаг вперед. Но тут наставник заметил меня.

— А-а, ты уже готов? Резво. Я хочу, чтобы ты пробежал вокруг здания Школы пятьдесят кругов… И постарайся управиться с этим до завтра.

И я побежал. На самом деле, пятьдесят кругов вокруг Школы Меча, судя по ее размерам, это километра три-четыре. Немало, но вполне реально, я и не столько пробегал. Мне вдруг вспомнился один давний спор с отцом, который являлся ярым поборником старых традиций, в частности, он не признавал недавно пришедшую в Эсхар и теперь стремительно завоевывавшую лидирующие позиции новую систему измерений, заменившую наши футы, ярды и мили. Эта система измерений появилась в Арранской империи всего лет тридцать назад и быстро вытеснила все другие меры длины и веса, чему способствовали активные меры со стороны канцлера империи. Имя у него такое необычное… Владимир Викторович Демьянов… кажется.

За размышлениями я и не заметил, как пятьдесят кругов подошли к концу. Пробежку я закончил задолго до темноты и даже задолго до конца пары. Наградой мне стал заинтересованный взгляд Мастера и удивленные — товарищей. Конечно, я ведь не производил впечатления силача. Так, крепкий парень.

— Молодец, — хмыкнул Мастер, указывая рукой на вкопанные вдоль стены в произвольном порядке столбики различной толщины и высоты. Сейчас заставит прыгать, понял я, у отца была точно такая же дорожка. Дело привычное.

— Слева направо на левой ноге, обратно на правой.

Наставник не обманул моих ожиданий. Кстати, как я услышал из разговора между замученными одногруппниками, звали его Ронгар, Крон Ронгар.

— А вы что расселись? — рявкнул наставник на свалившихся кулями с мукой страдальцев (исключение составлял лишь запомнившийся мне ранее южанин, он-то выглядел почти свежим). — Встали и побежали!

В это время я уже прыгал… Раз-два, раз-два, смена ноги, раз-два, раз-два, соскок — все просто. Как я и думал, особой проблемы для меня это испытание не составило, через пару минут я снова стоял перед наставником. И, судя по его довольному лицу, свой пинок я сегодня не получу.

— Возьми меч.

Я снял со спины ножны с мечом и, достав клинок, отбросил их в сторону.

— Нападай!

Я не заставил себя ждать.