Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Павел Тупиков

Контуженый рыцарь

Глава 1

Боевой конь с легкостью нес всадника вместе с притороченными к седлу доспехами. До возвращения на Землю оставалось не больше двадцати минут. Расстояние до мерцающего всеми цветами радуги портала, ведущего в родное измерение, не превышало двух километров.

«Ну вот, еще немного — и конец приключениям. Хватит с меня драконов, ведьм и оборотней. Расплачусь с долгами и свободен…» — подумал Федор. Но тут он обратил внимание на некую процессию — пять всадников и три пеших воина конвоировали странную фигуру в рваной кольчуге, согнувшуюся под тяжестью какой-то ноши, лежащей на спине.

«Э-э-э, да это же девушка, — понял рыцарь, когда подъехал поближе, и удивился: — Как же бедняжка не упала под таким грузом?»

Несчастная явно выбилась из сил.

— Эй, ребята, — обратился Федор к стражникам, — что вы так над девушкой издеваетесь, неужели не жалко?

— Мы что, мы просто приказ выполняем, — ответил один из конвоиров. — По решению суда Фрея проходит божье испытание камнем. Пронесет его еще тысячу шагов — останется жить. Упадет — добьем.

— Это жестоко, — попробовал усовестить охрану рыцарь, но старший, повернув коня в его сторону, громко предупредил:

— Попробуешь вмешаться — убьем и тебя.

— Федор, тебе это надо? — послышался старческий голос. — Не суйся туда, где ничего не понимаешь. Послушай моего совета.

Рыцарь остановил коня и, оглянувшись на голос, с удивлением увидел справа от себя какого-то седого, согнутого годами старика с длинной бородой, доходящей почти до земли.

— Кто эта девушка?

— Это Фрея, — ответил старик, — дочь короля. После смерти ее отца его брат устроил переворот и захватил власть в свои руки. Фрея подняла восстание, но проиграла войну. Формально казнить бунтовщицу не за что, она имела права на престол, поэтому королевский суд приговорил девушку к испытанию камнем. Она должна без отдыха и остановок пронести эту плиту не менее пяти километров — и тогда отправится в изгнание. Если упадет или уронит камень — значит, виновна и будет казнена на месте.

— Она же с ног скоро свалится.

— Тебе что за забота? Езжай себе, вон, видишь, твое измерение недалеко…

— А кто лучше — дядя или она?

— Да не важно, оба хороши. Наконец-то междоусобица закончилась, а кто победил — это людям без разницы.

— Может, смогу как-нибудь ее выручить, — ответил Федор, — жалко, если убьют… Пусть хотя бы в изгнание отправят…

— Тьфу, какой упрямый дурень, — ругнулся старик, но парень уже решительно направил коня в сторону конвоиров.

— Тебе чего? — поинтересовался старший и направил на рыцаря арбалет.

— Хочу девушке помочь.

— Проваливай отсюда, пока арбалет в тебя не разрядил…

— По закону, — прохрипела Фрея, — я имею право на помощь, если незнакомец, посланный богом, согласится мне помочь… так ведь, магистр Теодор? Иначе испытание будет признано… незаконным и недействительным… — обратилась несчастная к всаднику в синей мантии, едущему рядом.

— Да будет так, — процедил судейский чиновник сквозь зубы, с ненавистью глядя на рыцаря. — Если хочешь ей помочь, слезай с коня и подставляй плечи под камень. Но если упадешь, убьем и тебя. Согласен на эти условия?

— Согласен, — кивнул Федор. — Она смогла, и я смогу. Сколько нести?

— Пятьсот шагов. Не больше и не меньше.

Федор спешился и подошел к остановившимся конвоирам.

— Принесло придурка на нашу голову, — ругнулся кто-то, остальные стражники хранили угрюмое молчание.

Как оказалось, девушка была прикована к камню кандалами, их снимать не стали, просто два дюжих мужика переложили ее ношу на спину рыцарю.

«Ё-мое, — подумал Федор, слегка присев под тяжестью камня. — Как же девчонка его тащила?. Кажется, я опять во что-то вляпался».

— Ну, поехали, немного осталось, — скомандовал чиновник, и отряд вновь двинулся вперед.

Федор с удивлением покосился на девушку…

«Ну и мышцы у нее… Да, красавица явно не вязанием всю жизнь увлекалась…»

Самым неприятным открытием было то, что Фрея, плетясь рядом с ним с изможденным видом, начала незаметно для стражи разминать мышцы рук и ног…

«Проклятье, да она, кажется, на охрану напасть собирается! Как бы и меня под горячую руку не пришили… Предупредить их, что ли?. Да нет, вон их сколько… не посмеет».

— Триста, триста один, триста два… — считал шаги чиновник, — четыреста девяносто девять, пятьсот, — наконец досчитал он. — Перекладываем камень обратно, и проваливай от нас, дамский угодник.

Два стражника сняли камень с плеч Федора и переложили обратно на покорно подставленные плечи Фреи. Всадники о чем-то тихо переговаривались между собой, не обращая внимания на происходящее, но третий пеший стражник держал пленницу на прицеле арбалета. Ничего не предвещало неприятностей, как вдруг девушка резко выпрямилась и уронила камень на ноги стоящих за ней воинов. Арбалетчик успел выстрелить, но чертовка, дернув Федора к себе, прикрылась парнем от пущенного в нее болта. Получив в грудь удар каленой железкой, рыцарь потерял сознание от боли и упал на пыльную дорогу.

Очнулся он минут через двадцать, от ровных и монотонных ударов камнем по железу — девушка сбивала с себя цепи. Федор приподнялся и огляделся по сторонам — все убитые стражники лежали в придорожной пыли. Только судейский чиновник, очевидно пытавшийся сбежать, валялся в двадцати метрах от них, с короткой арбалетной стрелой в спине.

— Ого, а ты живучий, — удивилась Фрея. Она наконец сбила последнюю цепь и, подобрав валяющийся на дороге меч, направилась в сторону рыцаря.

— Послушай, — просительно сказал Федор, — я же на твоей стороне…

— Действительно, — на минутку задумалась девушка. — Ты мне помог даже… Ну ладно, живи, доспехи можешь забрать, но твоего коня возьму себе. Он мне понравился. Ты мне его подаришь?

Рыцарь покосился на меч в руках Фреи.

— Конечно, дарю. Только седельную сумку оставь…

— Э нет, в сумке у тебя бриллианты, они мне пригодятся при найме солдат. Так что прими мой подарок и прощай.

Девица легко вскочила в седло и, подозвав остальных лошадей, собралась уехать…

— Какой это подарок? — поинтересовался Федор, чувствуя какой-то подвох.

— Я дарю тебе твою жизнь… Прощай, доблестный рыцарь. — И девушка со смехом умчалась вдаль.

«Так, и почему я жив?» — подумал незадачливый спаситель и, ослабив шнуровку кольчуги на груди, достал из-за пазухи поддоспешника-тегиляя покореженную ударом болта чешуйку дракона размером с мужскую ладонь. Портрет драконихи, изображенный на ней, оказался сильно поврежденным.

— Спасибо тебе, Элиза, — пробормотал он тихонько, — опять ты меня, дурака, спасла…

— Ну что, дурень, помог? — послышался дребезжащий голос, и Федор увидел неожиданно появившегося рядом с ним уже знакомого старика. — Говорил же тебе, не лезь в дела, в которых ничего не понимаешь.

— Помоги мне, дедушка, — попросил Федор.

— Сам выкручивайся, недоумок, — ругнулся старик, но прежде, чем снова раствориться в воздухе, произнес: — Вон, клубы пыли, видишь? Это стражники сюда скачут… Мне кажется, лучше будет, если тебя не поймают. Возвращайся домой.

— У меня долги, я не могу…

— Это твои проблемы.

Подобрав доспехи, рыцарь из последних сил поковылял к мерцающим перед ним проемам.

Добежать до портала, ведущего в свое измерение, Федор не успевал, поэтому, очутившись у первого же межпространственного перехода, он прыгнул туда и провалился в разноцветный тоннель.