logo Книжные новинки и не только

«Одно идеальное лето» Пейдж Тун читать онлайн - страница 2

Knizhnik.org Пейдж Тун Одно идеальное лето читать онлайн - страница 2

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— В маленьком домике за этими полями. Мы здесь на шесть недель, так что если будут идеи…

Раздается собачий лай, и он резко поворачивает голову в сторону бара. Почти сразу же из дверей вылетает толстый дородный мужчина.

— ДЖО! Разберись, — сердито приказывает он.

Джо… У потрясающего парня есть имя… Разумеется, у него есть имя, Элис.

— Иду, — устало отзывается Джо. — Мне нужно гулять с собакой, — сообщает он нам, прежде чем уйти.

— Может, тебе нужна компания? — с надеждой кричит мама ему вслед, и меня снова поддевает надоедливый локоть. — Элис очень хочет познакомиться с кем-нибудь своего возраста.

— Мама, нет! — в ужасе шиплю я.

Он смотрит на меня, мое лицо становится ярко-красным, и я готова отдать все на свете — все, — чтобы земля разверзлась и поглотила меня или с неба бы спустился огромный птеродактиль и утащил меня прочь. Неважно, я не привередливая, просто хочу ИСЧЕЗНУТЬ отсюда как можно скорее.

— ДЖО! — снова кричит мужчина, прерывая наш разговор.

— Нет-нет, все в порядке, иди, — с трудом выдавливаю я.

— Хорошо. Увидимся. — Он быстро уходит. Я закрываю пылающее лицо руками.

— Какой позор! — выдыхаю я.

— Почему? — не понимает мама.

— Поверить не могу, что ты так себя вела, — возмущаюсь я.

— Господи, Элис, это просто парень, — надменно заявляет она.

Нет. Он не «просто парень». Не спрашивайте, откуда я это знаю, но где-то глубоко внутри мое сердце уже надломилось, и я знаю, что виной тому — именно Джо.

Глава 2

— Пойду погуляю.

Мама отрывает взгляд от мольберта и смотрит на меня.

— Хочешь, посмотрим вместе телевизор?

— Нет, не волнуйся. Хочу подышать свежим воздухом.

Вернувшись домой, я завалилась на кровать и уставилась в потолок, думая о Сами-Знаете-Ком. А потом мне пришло в голову, что я могу повстречаться с ним, пока он гуляет с собакой…


Поднялся ветер, а потому я убираю волосы в свободный пучок, надеваю непромокаемую куртку и резиновые сапоги, на случай, если будет грязно. Я сворачиваю на тропинке влево, следуя указателю «Путь монаха». Вскоре я вижу новый указатель — «Танцующий Риф». Красивое название. Я иду дальше. По пути я встречаю несколько человек, и каждый раз, когда появляется какая-нибудь собака, меня начинает трясти от волнения. Я знаю, что веду себя по-дурацки, но мне скучно, и я имею право помечтать.

Я поворачиваю направо, на поле, и иду по каменистой тропинке, усеянной дикими цветами. Впереди виднеется море — темно-синее, мерцающее в подернутом дымкой вечернем свете — и я ненадолго останавливаюсь, чтобы полной грудью вдохнуть свежий воздух.

Боже, он был великолепен. Я нервничаю при одной мысли, что снова его увижу, но все равно потащу маму завтра в паб, хочет она того или нет.

Внезапно я с досадой вспоминаю, как она сказала Джо, что я «очень хочу познакомиться» — и как я покраснела! Он еле ноги унес. У меня сразу падает настроение, и я уже собираюсь вернуться домой, но все же решаю взглянуть на этот Танцующий Риф, раз зашла так далеко. Я прохожу в калитку, тропинка становится более узкой, каменистой и крутой, и я постепенно спускаюсь вниз вдоль высоких зарослей ракитника. Здесь нет ветра, а потом вдруг… Я никогда не была ярой поклонницей природы, но от вида, открывшегося, когда я вышла из зарослей, у меня перехватило дух. Передо мной — поросший травой склон, который резко обрывается впереди. Слева — холмы, выступающие над скалами. Захватывающее, даже немного пугающее зрелище. Я еще немного спускаюсь по тропе и сажусь на траву. Неудивительно, что мама решила поехать именно сюда, в Дорсет, — ей нужно обязательно прийти сюда и порисовать.

Большой черный лохматый пес проносится мимо меня, появившись со стороны кустов. Он подбегает к краю скалы, и я напрягаюсь, но потом разворачивается и бежит ко мне. Я протягиваю ему руку и улыбаюсь — я люблю собак, — а он приветствует меня, отчаянно размахивая хвостом и улыбаясь самой широкой из виденных мною собачьих улыбок.

— Привет! — здороваюсь я и принимаюсь его наглаживать. Потом оборачиваюсь в поисках хозяина, и… Быть не может! Я, наверное, экстрасенс или вроде того, потому что это он! ДЖО! Чертов Джо! Он подходит к нам, и у меня в животе порхают гигантские тропические бабочки.

— ДАЙСОН! — вопит он, отчаянно размахивая рукой. — УЙДИ!

Дайсон — очевидно, этот пес — начинает лаять как ненормальный и гоняться за собственным хвостом. Джо изумленно качает головой, а потом Дайсон бросается ко мне и врезается в меня сзади.

— Ой, блин! Прости! — восклицает Джо, спеша ко мне и оттаскивая от меня собаку. — СПОКОЙНО, МАЛЬЧИК! — кричит он псу. — Ты в порядке? — обеспокоенно спрашивает он.

— Все хорошо, — выдавливаю я.

Он пристально смотрит на меня, и его губы растягиваются в ухмылке.

— Это ты.

— Да, я.

Как ни странно, мое волнение куда-то улетучивается. Потом он падает на траву рядом со мной, и у мне чуть не становится плохо с сердцем.

— Элис, верно?

— Да.

— Я Джо.

— Приятно познакомиться. — Я чувствую, как начинаю краснеть, и перевожу взгляд на Дайсона. — Я испугалась, что он упадет со скалы.

— Тропинка круто спускается вниз. А внизу — ограждение.

— А, ясно. Какое забавное собачье имя — Дайсон.

Сейчас эта собака растянулась рядом с Джо в коматозном состоянии.

— Я назвал его в честь пылесоса. — Джо протягивает руку и гладит пса. Дайсон виляет хвостом, ударяя им по траве.

— В смысле?

— Он поглощает весь найденный не улице мусор, словно отборные куски мяса.

— Фу! — Я морщусь и смеюсь.

— Да уж, непристойный пес, — с любовью соглашается Джо. — Значит, ты здесь на шесть недель?

— Да. — Я опускаю взгляд на его тяжелые черные ботинки. Я словно дара речи лишилась. Давай, Элис, выдави хоть слово, или он уйдет! — Моя мама художница, — быстро добавляю я.

— А, ясно. Здорово.

— Там, в пабе, работает твой отец?

Он отводит глаза и срывает пучок травы.

— Да.

— Вы плохо ладите?

Он исподлобья смотрит на меня своими темными глазами.

— Не слишком хорошо.

И вот снова это чувство, словно магнит тянет меня к нему. Умоляю вас, я говорила, что я экстрасенс, но здесь уже гораздо больше подходит понятие «психопат».

— Вы давно здесь живете? — спрашиваю я, стараясь вести себя адекватно.

— Только с мая. — Он разрывает зрительный контакт, и я сразу чувствую облегчение. Он откидывается назад, опершись на локти.

— Где вы жили раньше?

— Сомерсет, потом Корнуолл. Хотя до этого мы уже жили в Дорсете. У нас был паб в Лайм-Реджисе.

— Надо же. Вы часто переезжаете.

— Приходится, — признает он и переводит тему, прежде чем я успеваю спросить что-нибудь еще. — А ты где живешь?

— В Лондоне.

— В какой части?

— На севере. Ист-Финчли. Знаешь?

— Нет. Я плохо знаю Лондон. Но собираюсь вскоре туда уехать.

— Правда? — Мое сердце начинает биться быстрее, но падает, когда я вспоминаю, что уезжаю в Кембридж в сентябре. Я рассказываю ему об этом.

— Да? Зачем?

— Учиться в университете. — Его глаза расширяются. — В бывшем политехникуме, — спешу уточнить я. — Я недостаточно умна для самого университета.

— Я недостаточно умен для любого университета, — отвечает он.

— Уверена, это не так, — вынуждена возразить я.

— Так. — Он пожимает плечами и смотрит перед собой. — Но я в любом случае отсюда свалю. — Он встает. — Мне пора возвращаться. Завтра вечером у нас Вечерняя Викторина, — усмехается он. — Я должен придумать вопросы. Тебе куда?

— Туда. — Я поднимаюсь на ноги и указываю на изгородь из лилейника.

— Я провожу тебя.

Достижение!

— Я же вижу, как тебе хочется найти компанию, и все такое, — добавляет он. Я краснею, но он шутливо поддевает меня локтем.

— Отстань, — бурчу я, и его ответный смех наполняет меня теплом.

У него на талии повязана серая толстовка с капюшоном, а голые руки загорели на солнце, столь редко радующем нас своим появлением этим летом. Я расстегиваю куртку, чтобы немного проветриться — от ходьбы мне тоже стало жарко. Мы идем рядом друг с другом по каменистой тропе.

Я возвращаюсь к беседе.

— Здесь так красиво. Почему ты хочешь уехать?

— Да, очень красиво, но… Даже не знаю. Как только я куплю машину, меня здесь не будет.

— А Дайсона возьмешь с собой?

— Конечно. — Он вздыхает. — С родителями я его не оставлю.

— Почему ты на них работаешь? — спрашиваю я, замечая, что они явно не ладят.

— Уехать мне пока не по карману, но благодаря работе я плачу за жилье.

— Они заставляют тебя платить за жилье?

— Ну, мне уже восемнадцать. Только исполнилось, — он фыркает. — Правда, они заставляют меня работать за стойкой уже несколько лет…

— Разве это легально?

— Нет, — прямо отвечает он.

Не представляю, чтобы мои родители заставляли меня платить за то, что я живу у них дома, или работать за барной стойкой в детском возрасте. Может, я наивная?

Дайсон убегает вперед, и вскоре мы видим, как он пытается вытащить из-под дерева невероятно огромную палку. Потом бросает и ворчит на нее, прежде чем залаять на Джо, виляя хвостом.