logo Книжные новинки и не только

«Прекрасное пробуждение» Пенни Джордан читать онлайн - страница 1

Пенни Джордан

Прекрасное пробуждение

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Криста Беллинхем бежала от автостоянки к подъезду гостиницы, проклиная резкую и неожиданную смену погоды, из-за которой она оказалась без плаща и без зонтика под таким ливнем.

Впереди остановилось такси, и двое мужчин, выскочив из машины, быстро спрятались под навесом, а Криста все еще была далеко от входа в гостиницу и, втянув голову в плечи, ругала себя за тщеславие, из-за которого она вырядилась в изысканный светлый костюм. Она собиралась по дороге в Торговую палату заскочить в отель и оставить образцы тканей и прейскурант для Джона Ричардса, управляющею, а уже потом отправиться на заседание, вызывавшее у нее одновременно и интерес, и возмущение.

С самого начала Криста была против того, чтобы приглашать этого человека читать лекцию, но недавно вступивший в должность председателя Торговой палаты Говард Финдлей настоял на своем, так как, по его мнению, пришло время распрощаться с устаревшим стилем работы и ознакомиться с новыми теориями.

— С таким же успехом мы можем позвать любого шарлатана с ярмарки и выложить ему деньги неизвестно за что, — запротестовала Криста.

— Дэниел Гесхард будет выступать бесплатно, — мягко возразил Джон, но Кристу это не успокоило. Даже если Джон попал под влияние этого человека, Криста никогда не даст себя провести. Обман — вот название тем играм, в которые играют такие, как Дэниел Гесхард. Им наплевать на боль и страдания проигравших. Она-то хорошо это знает… слишком хорошо.

Дэниелу Гесхарду нужно только одно — продать себя и свои фальшивые теории Нового Поколения любому простачку, который захочет купить их. Криста могла голову дать на отсечение, что нечто похожее и произойдет на вечернем заседании палаты.

Вспомнив этот разговор, Криста в отчаянии прикрыла глаза. Говард Финдлей — прекрасный человек, искренний, сердечный. Он полная противоположность Дэниелу Гесхарду и ему подобным. В разговоре с кем-то по телефону Говард уже обмолвился о возможности убедить совет профинансировать чудодейственный проект Дэниела Гесхарда с тем, чтобы несколько ведущих специалистов смогли пройти этот курс.

— Это ему принадлежит удивительная мысль целенаправленно воздействовать на людей, трудно поддающихся влиянию, и помогать им, разобраться в себе, в своей душе, — вспомнила Криста его восторженные слова.

Это лишь подтверждало ее правоту. Криста верила только фактам и реалиям настоящей жизни и не витала в мире фантазий и иллюзий.

— Боже мой!

Удивленный вскрик и неожиданное столкновение с кем-то большим и сильным заставили Кристу очнуться. От неожиданного удара ее голова резко откинулась назад, и готовое сорваться извинение замерло на губах. Подняв взгляд, она утонула в глубине светло-серых глаз, окаймленных густыми ресницами. Эти удивительные глаза излучали тепло… тепло и симпатию.

Да, да, именно симпатию! В них читалось нечто гораздо большее, чем просто удивление, а их обладатель был не просто привлекательным, во всем его облике угадывалась неординарная личность. У Кристы внезапно перехватило дыхание, а участившийся пульс стал свидетельством того, что этот мужчина не оставил ее равнодушной.

Криста скорее почувствовала, чем увидела, что незнакомец — весьма обаятельный мужчина. Она стояла, остолбенев, не обращая внимания на стекавшие по лицу струи дождя, не в силах отвести взгляд от человека, буквально ошеломившего ее. Высокий и сильный, атлетически сложенный. Он наверняка без труда мог бы быстро и ловко увернуться от летящей, на всех парах Кристы и не допустить, чтобы она со всего размаху врезалась в него. У незнакомца были густые, темные, аккуратно подстриженные волосы, а кожа гладко выбритых щек пахла свежестью и дождем. Криста терпеть не могла резкие запахи одеколонов после бритья.

Опытным взглядом профессионала она сразу определила, что его темный строгий костюм сшит портным на заказ из дорогого материала. Значит, часы фирмы «Ролекс» у него на руке были немного поцарапаны от небрежности хозяина, а не оттого, что он купил их в комиссионке, как непременный атрибут состоятельного человека.

Криста с удовольствием отметила, что незнакомцу не было никакой необходимости специально подчеркивать свою фигуру. Этот мужчина выглядел бы достаточно впечатляюще даже в старых, потертых джинсах.

Уголки ее губ насмешливо приподнялись, когда, на минуту увлекшись, она в своем воображении сменила его строгий деловой костюм на пару потертых джинсов, а окружающую их обстановку — на одинокое ранчо Дикого Запада из очень популярного среди женского населения рекламного ролика с известным актером Ником Кеменсом. Глаза мужчины внезапно потемнели, будто он уловил ее физическое влечение к нему и испытал ответное чувство.

Кристу это застало врасплох. Ей показалось, что она шагнула в загадочный, неведомый ранее мир, где ее словно окутало теплом его улыбки. Она вдруг ощутила в своей душе удивительное спокойствие, как если бы исходившая от незнакомца аура заслонила ее от всех невзгод и опасностей жизни.

По мере того, как он продолжал смотреть на нее, у Кристы появилось непреодолимое желание выкинуть что-нибудь из ряда вон выходящее, совершенно не соответствовавшее ее характеру и глупое до безумия. И потом, ей страстно хотелось сделать еще один маленький шажок к нему и преодолеть разделявшее их расстояние. Незнакомец, казалось, ждал от нее этого шага и звал ее взглядом. Криста уже подалась вперед, но как раз в этот момент второй мужчина, все это время нетерпеливо ожидавший своего спутника у дверей отеля, воскликнул:

— Ну, идем же, Дэниел! Быстренько забронируем номера, и я пробегусь по городу, найду пару девиц, которые не прочь были бы провести с нами вечер после того, как ты отзаседаешь. Я думаю, тебе понадобится немного отвлечься и расслабиться, кроме того, не мешало бы выпить…

— Я сейчас, секунду, Дей.

Дэниел… У Кристы все внутри похолодело.

Она недоверчиво посмотрела широко раскрытыми глазами на человека, стоявшего перед ней.

— Что случилось, что-нибудь не так? — встревожено спросил он, сам делая к ней этот последний шаг, сокращая расстояние между ними до той близости, которая возможна только между влюбленными… или любовниками.

Дэниел… У Кристы перехватило горло.

— Вы случайно не Дэниел Гесхард? — сквозь зубы процедила она, непроизвольно сжимая пальцы в маленькие кулачки.

Мужчина нахмурился, на его лице появилось озабоченное выражение.

— Да, собственно. Но…

Криста не стала ждать продолжения. Ее лицо покраснело от гнева и разочарования. Она тут же отступила назад, не обращая внимания на протянутую к ней руку в попытке удержать ее. Когда Криста заговорила, в ее резком тоне слышалась плохо скрываемая неприязнь.

— Вы всегда, мистер Гесхард, относитесь к своим деловым встречам, как к утомительной скучной прелюдии перед настоящим удовольствием? Вам пора идти, — ядовито добавила она. — Кажется, ваш друг начинает терять терпение.

Прежде чем он успел что-нибудь возразить, она повернулась на каблуках и зашагала к машине. Придется Джону подождать с образцами и прейскурантом. Сейчас Криста не отвечала за себя, и если она последует в вестибюль гостиницы за Дэниелом Гесхардом, то может выложить ему все, что думает о нем и мужчинах, подобных ему.

Но сейчас, когда она торопилась к машине, гнев был не единственным чувством, переполнявшим ее. Это был сильный удар по ее непоколебимой уверенности в том, что она легко распознает сущность любого мужчины! Как она могла оказаться такой дурой? Почему сразу не догадалась, что это за тип? Как могла быть такой наивной?

Когда Криста, наконец, добралась до машины и поехала домой, то была близка к точке кипения. До начала заседания в Торговой палате было еще достаточно времени, чтобы сменить совершенно мокрую одежду. Теперь уж она обязательно будет на этой встрече. И прямо выскажет свое мнение о лекции Дэниела Гесхарда и всем покажет, что представляет собой сам выступающий.

Как только Криста вбежала в квартиру, она поспешно набрала номер отеля и извинилась перед управляющим за то, что не смогла завезти образцы, но пообещала обязательно сделать это позднее. В спальне Криста сняла мокрую одежду, поморщившись от неприятного ощущения прилипшей к телу ткани, вытерла насухо и расчесала длинные густые волосы каштанового цвета, подвязала их лентой и затем начала одеваться.

Маленькая и изящная, с широко открытыми глазами цвета аквамарина, с хорошеньким миленьким личиком, окаймленным ореолом каштановых волос, она всегда была вынуждена опровергать представление о ней, как о прелестной куколке, не способной к серьезному делу. И упрямо отказывалась идти на компромисс и менять что-либо во внешности и манере одеваться, не желая подгонять свой облик к широко распространенному среди мужчин стереотипу деловой женщины. Это было нелегко, особенно на первых порах, когда она только-только унаследовала текстильное предприятие от тети. Многие считали, что ей очень повезло с наследством, но не многие знали, что это она поставила дело на ноги, избежав кризиса, так как в последнее время тетя неумело вела дела и за год до ее смерти фабрика пришла в упадок и стала убыточной.

После смерти родителей Кристу воспитывала тетя. Прежде чем поступить в университет и выучиться на дизайнера, она часто сопровождала тетю в поездках за границу, где та встречалась с различными поставщиками тканей для текстильного производства.

Тетя считала, что гораздо дешевле и практичней возить племянницу с собой во время школьных каникул, чем искать кого-нибудь, кто приглядывал бы за ней, или отдавать в лагерь. Криста любила тетю и поэтому молчала о том, что в последние годы та потеряла свою былую хватку в бизнесе.

Она очень огорчалась, замечая, что тете все реже удается предвидеть конъюнктуру рынка, подбирать ткани, которые будут пользоваться спросом у потребителя. А уж видеть, как поставщики «надувают» тетю, подсовывая ей худший по качеству товар, было и вовсе невыносимо.

Ей пришлось много поработать, чтобы положить этому конец и поправить дела фирмы. Иногда приходилось быть более жесткой и безжалостной, чем это было свойственно ее натуре, но наконец, дела предприятия пошли полным ходом. Ей очень помогла профессия дизайнера и присущее ей чутье. Управляющий банком уже не хмурился каждый раз при виде Кристы.

— Ты чертовски сдержанная, — как-то пожаловался Кристе ее приятель, имевший на нее виды. — Иногда я спрашиваю себя, существует ли вообще такой человек, которому удастся наконец растопить твою холодность и достучаться до тебя. В любом случае, по-видимому, это не я… Ты кого ждешь, Криста, — рассерженно закончил он, — принца?

— Никого я не жду, по крайней мере, никого из мужчин, — честно призналась Криста.

А сегодня на какое-то мгновение… Она сердито сняла пиджак со спинки стула.

Слава Богу, она уже знала, что представляет собой Дэниел Гесхард, прежде чем… прежде чем что?

Ничего на самом деле не произошло. Ей просто не следовало позволять эмоциям, как бы сильны они ни были, одержать верх над здравым смыслом. Она слишком хорошо знала, к каким гибельным последствиям могут привести глупые женские фантазии о любви к самому замечательному человеку на земле, который на поверку оказался пройдохой, зарабатывающим на жизнь обманом… как Пирс Филипс.

Криста быстро закрыла глаза. Даже сейчас, когда прошло столько лет, ей все еще больно при мысли о Лауре. Старая рана не затянулась…

Криста и Лаура учились вместе в университете, были вместе и в последний год их учебы, когда Лаура встретила Пирса Филипса и влюбилась в него. Он тоже философствовал о теориях Нового Поколения и так запудрил девушке мозги, что та бросила университет на последнем курсе и вышла за Пирса замуж.

Отец Лауры был преуспевающим бизнесменом, состоятельным промышленным магнатом, к тому же Лаура унаследовала большую часть денег своей бабушки. «Мы с Пирсом собираемся воспользоваться ими, — непринужденно сообщила Лаура Кристе, — чтобы купить большой загородный дом, где Пирс откроет клинику».

Криста согласилась, что это замечательно. Даже ее обманули энтузиазм Пирса и его фальшивые идеи. Она тогда была так наивна и доверчива, что даже немного завидовала Лауре и той чудесной жизни, которую подруга и ее талантливый муж собирались строить вместе.

Но как только Лаура и Пирс поженились, все пошло наперекосяк. Лаура постоянно жаловалась, что Пирс ведет себя нечестно и пренебрегает ею.

Криста никогда не простит себе, что позволила Пирсу убедить себя в том, что Лаура просто раздражительна и подозрительна, как все беременные женщины. Она, мол, капризничает, ей мерещится всякий вздор, и все, в чем она его обвиняет, лишь плод ее фантазии. И вместо того, чтобы встать на сторону Лауры, она уговорила ту отбросить прочь все сомнения и думать только о судьбе будущего ребенка, ради которого ей надо было постараться сохранить свой брак.

Пирс пригласил Кристу на обед, чтобы выразить благодарность за поддержку.

— Лаура не может желать лучшего друга, — сказал он ей тогда.

Лучшего друга… У Кристы защипало в глазах от боли и горечи.

Единственным оправданием Кристы служили ее молодость и наивность, а Пирс был изворотливым обманщиком, получающим удовольствие от той игры, которую он вел с ними обеими. Он наслаждался безграничной властью над девушками и манипулировал ими, как ему вздумается.

Три месяца спустя после рождения ребенка, очаровательной девочки, Лаура оказалась по вине Пирса в центре всеобщего нездорового интереса, сплетники не давали ей прохода. Девушка, ради которой Пирс бросил Лауру, была родом из очень богатой аристократической семьи. Деньги Лауры, которые она унаследовала от бабушки, оказались истрачены до последнего цента. Все, что ей осталось, — это гора долгов, которые успел наделать Пирс за время их супружеской жизни.

— Некоторые его клиенты угрожали возбудить уголовное дело за преступную небрежность при лечении больных, — всхлипывала Лаура, когда Криста пыталась утешить ее.

— Тебе не составит никакого труда разделаться с ним, — успокаивала ее Криста.

— Нет, я этого не сделаю, — уныло отозвалась Лаура, — как я могу так с ним поступить?

Спустя шесть недель она умерла. «Передозировка снотворного в состоянии послеродовой депрессии» — так звучало официальное медицинское заключение. Криста же была убеждена, что причиной смерти Лауры послужили ее отношения с Пирсом, его систематический и хладнокровный обман. Она поклялась, что никогда не позволит ни себе, ни кому-нибудь другому снова попасться на удочку типу, подобному Пирсу. Она будет делать все возможное и невозможное, чтобы разоблачать таких подонков.

Именно это она и собиралась сделать сегодня вечером с Дэниелом Гесхардом.

Криста недовольно посмотрела на себя в зеркало, прежде чем подняться наверх. Ее обескуражило и огорчило, что она так легко стала жертвой ложного очарования Дэниела Гесхарда. Она допустила непростительную ошибку, или, может быть, ей свыше было предопределено не сразу раскусить этого человека? Ну что ж, она не позволит ему обвести себя вокруг пальца, в чем он сам скоро убедится.


— А теперь от вашего имени мне хотелось бы поблагодарить выступающего за столь содержательный…

Содержательный вздор, подытожила Криста. Все, что она услышала сегодня вечером, только подтвердило ее подозрения и упрочило ее уверенность в том, что подобные ролевые игры, которые так отстаивает этот жулик, всего лишь очередная мода делового мира и совершенно бесполезны, когда речь идет о настоящем бизнесе.

А что касается самого выступающего… Гнев окрашивал нежную кожу на щеках Кристы слабым румянцем, а в ее аквамариновых глазах вспыхивали недобрые искорки каждый раз, когда ее взгляд останавливался на мужчине, стоявшем перед ней на подиуме. Почему-то ей казалось, что для Дэниела Гесхарда психологически более правильно было бы выбрать из своего гардероба вместо безукоризненного дорогого костюма, сшитого на заказ, который она сегодня уже имела возможность рассмотреть поближе, что-нибудь более обезоруживающее, соответствующее «дружеской» обстановке, например потрепанные брюки из рубчатого вельвета и, может быть, толстый свитер с закатанными по локоть рукавами… или джинсы и…

О нет, только никаких джинсов! Гневный блеск ее глаз не остался не замеченным присутствующими, так же как и плотно сжатые губы, искривленные в насмешке. Она ругала себя за то, что была такой дурой. Надо же, вообразила себе, что наконец-то нашла мужчину, чье мужское обаяние заставило ее сердце предательски биться в груди. При этой мысли Криста опять почувствовала опасный холодок где-то глубоко внутри и восторженный трепет во всем теле.

Это всего-навсего шарлатан, любитель порисоваться, жулик, у которого талант уговаривать, опрометчивых дураков расставаться со своими деньгами, получая взамен пустые обещания превратить уставших и страдающих от стрессов работников в энергичных людей с огромным желанием трудиться. Тем самым одураченные бизнесмены надеются полностью компенсировать расходы на вышеупомянутые курсы. Но единственный человек, который получит выгоду от всех этих громких обещаний, — это он, Дэниел Гесхард, пришла к заключению Криста и презрительно сощурилась.

Председатель Торговой палаты обратился к присутствующим с просьбой высказать возможные замечания и задать вопросы.

Криста вскочила на ноги. Радость, вспыхнувшая в серых глазах Дэниела Гесхарда, когда их взгляды встретились, заставила ее вновь скривиться в презрительной усмешке. О, она заметила его реакцию, когда он увидел ее в аудитории среди присутствующих. Поспешная лживая улыбка наигранного удовольствия быстро сменилась недоумением, когда Криста в ответ на его приветствие отвернулась, отказываясь узнавать его.

Ну, конечно же, ему хочется заставить ее поверить в то, что он находит ее привлекательной особой. Интересно, сколько должностных лиц женского пола пали жертвой этих серых глаз, наполненных таким неподдельным интересом и восхищением, что замирает сердце, ядовито подумала Криста. Они отдавались своему чувству, упиваясь нежданно нагрянувшим счастьем, пока он не давал ясно понять наскучившим особам, что ему нужна была только их подпись под соглашением направить работников на эти его нелепые курсы.

— Да, Криста?..

Председатель нервно откашлялся, он давно заметил по лицу Кристы, что она твердо намерена выступить. В отличие от ее, ничего не подозревающего врага председатель, конечно же, догадывался, что сейчас последует. Криста с самого начала не скрывала своего мнения по поводу приглашения Дэниела Гесхарда на заседание палаты для сообщения. Она уверила себя, что ее намерение разрушить сотканный лектором при помощи вкрадчивых заверений и ловко используемых увещеваний воздушный замок в тщетных попытках подороже продать свои теории Нового Поколения не имело никакого отношения ни к ее личным чувствам к этому мужчине, ни к тому, что она неправильно истолковала его характер и приняла за чистую монету полный тепла и чисто мужского интереса взгляд, ни к досаде за свои глупые фантазии, что между ними возможны искренние чувства. Она тогда просто ошиблась, потому, что не знала, кто он такой.

К счастью, она вовремя выяснила его личность!