Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Мне надо идти, Жизель. Поверь, сначала я хотел отказать Альдо. Но, наверное, во мне заговорил голос предков. Альдо был прав. Это моя обязанность — дать самое лучшее народу моей страны.

С каждым его словом Жизель паниковала все сильнее, а сердце ее стучало все чаще. Наконец она почувствовала, что страх душит ее.

— Я вижу, ты шокирована, — продолжал Саул. — Но, пожалуйста, дорогая, попробуй представить, что в наших силах улучшить жизнь огромного количества людей. Мы сделаем это вместе. Таков мой долг, и таково наше будущее.

— А где же твой долг передо мной? Перед нами? Ты говоришь, что обещал Альдо занять его место, но что ты обещал мне в день свадьбы? Твое решение меняет отношения между нами. Подвергается опасности все то, что важно для меня и, как я считала, важно для тебя.

— О, дорогая. — Саулу стало не по себе, когда он услышал отчаяние в ее голосе. Жизель волновала их личная свобода, она боялась потерять ее, когда муж взойдет на престол. Но Саул этого не допустит. — То, что я стану править Ареццио, никак не отразится на наших отношениях, — заверил он жену. — Конечно, это полностью изменит наши планы, но мы останемся такими же, наша любовь не изменится.

Реакция Жизель расстроила Саула, но он не собирался ссориться с женой. Будучи успешным бизнесменом, Саул знал, что иногда приходится менять планы на ходу. Для того чтобы выжить на рынке, где царит высокая конкуренция, необходимо адаптироваться к изменяющимся обстоятельствам, видеть возможности, а не проблемы и заменять проблемы возможностями. Он был уверен, что Жизель мыслит так же, но ее нежелание осознать положительные стороны сложившейся ситуации создавало барьер между ними. И своими обвинениями она только укрепляла его. Саул всегда все держал под контролем, и теперь был настроен на то, чтобы снова обрести его.

— Согласен, я ошибся, — твердо произнес он, — наивно полагая, что ты уже и так все поняла и намерена поддерживать меня в дальнейшем. Мне стоило обсудить это с тобой раньше. И у тебя есть право сердиться. Но ты не можешь обвинять меня в том, что я не думаю о наших отношениях, о нашем браке. Это нечестно и несправедливо. Ничто — повторяю, ничто — не сможет уничтожить наш союз. Никакие обстоятельства. Только вдвоем мы обладаем силой. Подумай об этом, Жизель, — умолял Саул, встав и подойдя к ней. — Подумай, сколько мы сможем сделать вместе, работая ради людей. Подумай о том, что судьба в свое время свела нас — двух одиночек с судьбами, поломанными смертью близких. И спроси себя: не судьба ли предоставила нам возможность помочь обездоленным, у которых почти ничего нет? Ты обладаешь обостренным чувством ответственности и способна понять, что я испытываю по отношению к соотечественникам, с которыми у меня общие корни. Согласен, прежде я не задумывался об этом. Только смерть Альдо заставила меня вспомнить о долге. Теперь у меня уже нет права просто развернуться и уйти… — Он покачал головой. — Мне пора. Через десять минут назначена встреча с членами государственного совета. Нам придется вернуться к этой теме позже, но пока меня нет, пожалуйста, подумай о будущем в положительном ключе. Ты слишком много для меня значишь, Жизель. Без тебя я — ничто. Твоя любовь дает мне силы. Ты — моя жизнь.

Саул ушел прежде, чем она успела ответить.


Жизель начала расхаживать по патио, ее мысли были хаотичны, а сердце бешено билось. Она не замечала ни ласкового солнца, ни элегантного дизайна, который так радовал ее глаз всего час назад.

Саул изо всех сил старался убедить ее, что перемены в жизни никак не отразятся на их отношениях, но он был не прав. То, что он сделал, разрушит брак.

Эмоции обуревали молодую женщину. Это наказание за то, что она предала Саула, не рассказала всей правды о своем прошлом и о темных и опасных секретах, которые оно скрывало. Она затеяла игру с судьбой и проиграла. И теперь потеряет Саула.

Отчаяние захлестнуло ее. Болели и тело и душа. Как бы она хотела, чтобы Альдо был жив… Как бы хотела повернуть время вспять и вернуться… Но куда? В день их свадьбы, когда бабушка Мод поинтересовалась, все ли она рассказала Саулу. Тогда Жизель не задумываясь ответила «да». Или лучше вернуться в детство? Или еще раньше? Желала ли она, чтобы ей вообще не была дана жизнь?

Да, желала, поскольку ценой жизни стала ноша, которую Жизель была вынуждена носить в душе постоянно и могла передать своему ребенку. Именно это заставило ее поклясться, что детей у нее никогда не будет.

Решение Саула было связано с тем, что в детстве его родители все время отсутствовали. Он не хотел, чтобы его ребенок, как и он, страдал от этого. Он знал, что энергичная жизнь, которую он вел, его бизнес будут отнимать много времени и он не сможет быть рядом со своими детьми. И это придало Жизель уверенности в том, что, выйдя за него замуж, она может быть спокойна на этот счет. Саул был полностью на ее стороне. Тогда. Но теперь, заняв важный пост, он изменит отношение к детям. Он непременно захочет наследника — ребенка, которого она не может ему подарить. У Жизель не было полной уверенности в этом, но она боялась, что дело обстоит именно так. Для Саула, хоть он и отрицает это, титул князя значит больше, чем жена. Так же будет и с вопросом о наследнике.

Их брак обречен и рано или поздно распадется. В конце концов Саулу придется отодвинуть ее в сторону и жениться на ком-то еще. На женщине, которая будет рада родить наследника. Женщине, которая даст ему то, что Жизель не может.

Рано или поздно… Хватит ли ей сил перестать любить его? Никогда! Жизель трясло. Она сильно любила Саула и даже представить не могла, что этой любви может прийти конец. Еще одна рана на сердце. Что такое жизнь, если все, что у нее осталось, — одни потери и боль? Лучше вообще не жить.

Неужели ее собственная мать испытывала нечто подобное? Новая волна паники охватила ее. Ей не к кому обратиться, никто не поможет ей.

Патио и сам дворец давили на нее. Здесь царила неприветливая атмосфера, не принимающая Жизель. Дворец являлся символом династии, долга, передаваемого из поколения в поколение, от отца к ребенку — не важно, кто он: мальчик или девочка. История полна случаев, когда женщины становились сильными правительницами. Дочка! Все тело Жизель покрылось мурашками, и она потерла руки. Ей необходимо выбраться отсюда, убежать как можно подальше от дворца и всего того, что он олицетворяет.


Солнце ласково согрело спину Жизель, когда она миновала старинную узкую улочку и вышла на одну из многочисленных городских площадей, окруженную купеческими домами эпохи Средневековья. Независимое государство Ареццио, славившееся фермерскими лугами и горами с залежами минералов, в те времена с большим успехом вело торговлю. Обеспеченные граждане могли позволить себе стать меценатами и поддерживать художников и скульпторов, многие из которых потом уехали во Флоренцию и другие города Италии, чтобы оттачивать свое мастерство. Но теперь страна пришла в упадок.

Признаки этого упадка были заметны на зданиях, окружающих площадь. Большинство жителей Ареццио бедствовали. А те, кто имел деньги, отправляли детей учиться за границу, и эти дети оседали в других странах. Таким образом, налицо была интеллектуальная бедность нации.

Саул был прав, утверждая, что им предстоит ответственная, важная и значимая работа. Но на сей раз она не станет его партнером и не проделает эту работу вместе с ним. Правитель, которому нужен наследник, нуждается в жене, способной и желающей произвести на свет ребенка. И если Саул еще ничего не сказал об этом, то вскоре скажет. Это всего лишь вопрос времени.

Стоя посреди площади, Жизель видела дворец, возвышающийся на скале. Он охранял доступ к плодородным землям, которые лежали за ним. Демократия могла бы идти рука об руку с традициями при хорошем правителе. Человеке одаренном и дальновидном, обладающем большой смелостью и еще большей честностью. Она гордилась бы, стоя рядом с Саулом. Но этому не суждено сбыться.

Возвращаясь во дворец, Жизель окончательно поняла: Саул, может, и любит ее, но ему придется рано или поздно выбирать между своей женой и своим народом. Она также знала, что та страсть, с которой он говорил о лишениях, которые терпят жители Ареццио, о переменах, об обещании, данном Альдо, не позволит ему остаться с ней. Что значит на весах справедливости их любовь против нужд целого народа?

Жизель заметила то место, где когда-то, еще до замужества, она видела молодую женщину с детьми, переходящую дорогу. Тогда она перенеслась в свое детство и чуть было не попала под машину. Этот инцидент заставил ее рассказать Саулу кое-что о своем прошлом. Но если бы Жизель призналась во всем, полюбил бы ее Саул, женился бы на ней? Она должна быть благодарна судьбе за ту любовь, которая у нее была, за то счастье, которое они пережили. Пока у нее есть Саул. Пока…

Именно за настоящее она будет держаться. У нее еще есть время наполнить все свое сердце любовью для того, чтобы потом, в темное время, воспоминания об этих днях согревали душу.

Подходя ближе к дворцу, Жизель заметила необычное оживление у дорогого эксклюзивного магазина, куда однажды ее привела Наташа. Его владелец охапками загружал одежду в фургон, оставляя пустые полки. Неудивительно: без венценосной покупательницы его магазин не мог просуществовать.

Жизель почувствовала себя очень уязвимой. Страх охватил ее.

Глава 4

Возвращаясь к себе, Саул думал над тем, что встреча, которая только что закончилась, потребовала от него немалого такта. Команда советников Альдо состояла в основном из пожилых людей, включая тех, что работали еще при его отце. Они, возможно, и одобрили решение Саула занять трон, но особых иллюзий на их счет у него не было. Советники, похоже, пребывали в полной уверенности, что продолжат вести дела так, как при Альдо, а правитель — это всего лишь публичная личность. Альдо был слишком мягок, чтобы отстаивать собственные решения и принести пользу Ареццио. Не то чтобы советники допускали ошибки. Они были уважаемыми и честными людьми, но их установки и правила, то, во что они верили, слишком устарели и уходили корнями далеко в прошлое. Они не способствовали продвижению страны вперед.

По лицам многих из них было очевидно, что они не согласны с предложениями нового правителя, а некоторые даже возмутились, когда Саул заговорил о том, что следует обеспечить высокоскоростной доступ в Интернет. Советники сочли, что дело не стоит затрат, не говоря уже о том, что они вообще не видели смысла в доступе. Но их сопротивление только разжигало задор Саула. Он привык иметь дело с трудностями, привык преодолевать их. Он преодолеет и сопротивление уважаемых стариков. Он даст жителям страны — его подданным — то, в чем они нуждаются и чего заслуживают.

Но сейчас его главной проблемой была Жизель. Они всегда работали рука об руку, разделяя интересы друг друга и мысля одинаково. Отсутствие ее поддержки он ощущал сейчас так же сильно, как и холодный западный ветер. Равнодушие Жизель к его планам и надеждам, связанным с Ареццио, сильно задевало Саула. Он мечтал, чтобы они, как и прежде, существовали в гармонии. Мечтал видеть, как ее лицо загорается от возбуждения и энтузиазма при обсуждении ближайших и далеких перспектив. Выслушивая советников, Саул разработал план, который, как он надеялся, поможет Жизель понять, насколько знания и опыт их обоих необходимы здесь. Он не собирался прибегать к эмоциональному давлению или к спекуляции на ее чувствах к нему. Нет. Жизель сама все увидит.

На совещании кто-то упомянул о происшествии, случившемся не так давно. Одна из горных шахт была взята под контроль компанией Ивана Петрановачева, что прежде в Ареццио принято не было. Новшество обернулось тем, что земля начала сползать вниз, прямо на маленький городок, расположенный недалеко от шахты. Оползень погреб под собой лесозаготовительный завод, который обеспечивал работой половину населения этого городка. Сотни людей были покалечены, а их дома разрушены до основания. Люди прозябали в нищете. И когда Саул поинтересовался, какая им оказана помощь, ему ответили, что помочь этим людям нечем. В казне нет денег даже для того, чтобы оплатить их лечение.

В стране не было программы социальной помощи. Все в таких случаях зависело от щедрости правителя и местной благотворительности. Альдо был за рубежом, когда это произошло, а затем он погиб, так и не успев ничего предпринять.

Саул ясно дал понять советникам, что щедрости и благотворительности недостаточно. Он также подчеркнул, что компанию, проводящую работы в шахте, необходимо лишить лицензии. Но ему было доложено, что компания уже свернула дела и ее представители покинули пределы Ареццио.

Саул распорядился, чтобы им с Жизель предоставили возможность посетить зону бедствия этим же вечером. Он надеялся, что увиденное поможет растопить ее сердце и убедить в необходимости посвятить жизнь благу людей.

Саул нашел жену в патио. Она едва притронулась к обеду.

— Я не голодна, — ответила Жизель, когда Саул спросил, почему она ничего не съела. Она настолько измучилась, что при виде еды ей стало совсем плохо. Одна только мысль о содержимом тарелки сжимала желудок, угрожая новым приступом тошноты.

— Съешь что-нибудь, хоть бутерброд. У нас впереди напряженный день и долгая поездка.

Жизель помотала головой, затем спросила:

— Поездка? Куда?

— Я хочу, чтобы ты кое-что увидела, — безразлично бросил Саул. — Мы часто бывали здесь, но ни разу не выезжали далеко за пределы дворца. Я предлагаю посмотреть на то, что расположено за ним и за городом.

— Наташа говорила, что там деревни, заселенные крестьянами.

— Если жители Ареццио крестьяне, то потому, что у них никогда не было возможности стать кем-то другим. И я намерен это изменить. Когда я сегодня заговорил о необходимости в высокоскоростном Интернете, на меня посмотрели очень удивленно. Я понял, что высшие сановники государства даже не знают, как включить компьютер. Я всегда считал их консерваторами, но даже не предполагал, что они живут в девятнадцатом веке, несмотря на то что на дворе двадцать первый. И поступают так, как поступали пару веков назад.

Саул улыбался, говоря об этом. Он пытается рассмешить ее, догадалась Жизель. Сердце женщины заныло от любви к нему и от страха за будущее.

Наступит время, когда Саул захочет обсудить вопрос о наследнике. Ему придется, ведь так? Альдо часто рассуждал о том, насколько важно правителю произвести на свет сына. Но как только Саул затронет эту тему, ей придется рассказать мужу правду, которую она так долго скрывала от него.

Жизель обрадовалась и успокоилась, узнав, что в машине, которую предоставили Саулу, они будут вдвоем и что он сам сядет за руль.

— Мне предлагали водителя, но я знаю страну, помню все ее дороги еще с тех пор, как проводил здесь каникулы, будучи подростком, — сказал Саул, когда Жизель заметила, что рада возможности немного расслабиться и забыть о формальностях и протоколе. — Я уже предупредил государственный совет, что не желаю прятаться за горами судебных процедур. Первое, чего я буду добиваться, — это установления демократической системы голосования, чтобы люди сами избирали правительство. А князь станет именоваться главой государства и возьмет на себя представительские функции.

— Демократия и высокоскоростной Интернет? Не многого ли ты хочешь? — Жизель не устояла и поддразнила мужа, когда они садились в полноприводный внедорожник.

Широта видения и стремление к цели были теми чертами характера Саула, которыми Жизель всегда восхищалась. Он не рассуждал о том, что надо сделать, он просто делал. Она всегда чувствовала, что ей есть чему у него поучиться, в особенности неприятию ограничений.

Смех Саула напомнил Жизель, как весело им было вместе, и о том, насколько одинаково они мыслили. Она теряла не только любовника и мужа. Она теряла близкого друга и наставника. А что касается неприятия ограничений… Существовали вещи, которые Жизель не могла принять, а Саул не мог преодолеть.

Он, словно прочитав мысли жены, повернулся к ней и произнес:

— Приятно видеть, как ты снова улыбаешься. Я уже начал беспокоиться, что потерял друга и единственного человека, который понимает мое отношение к жизни. Я не хочу утратить этот аспект наших отношений, Жизель. Честно говоря, мне не хочется потерять ничего.

Она тоже не хотела. Но им придется потерять друг друга. Когда Саул услышит, что она скрывала от него, он отвернется от нее. Но сейчас не время думать об этом. Лучше наслаждаться их близостью, радоваться и восхищаться его планами.

Как только они выехали за город, направляясь на юг, мимо полей и широкой реки, которая впадала в Адриатическое море, Жизель заметила:

— Удивительно, что так мало земли используется для посевов, учитывая плодородную почву и местный климат.

— Согласен. Я уже говорил об этом Альдо. В здешних землях заложен огромный потенциал. Он способен укрепить экономическое благополучие страны. Я имею в виду экспорт сельскохозяйственной продукции. Альдо боялся, что казна не выдержит затрат на закупку техники и обучение агрономов. Но нам стоит обратить на этот вопрос внимание. Климат здесь умеренный, но в современных парниках, вроде тех, что используют датчане, можно выращивать салат, фрукты и даже цветы. И, если учесть растущий туристический бизнес в Хорватии и Черногории, у нас появится свободный доступ к рынку. — Саул взял руку Жизель и, поднеся ее к губам, нежно поцеловал. — В тебе есть все, что я мог только желать в женщине, которую люблю. Мне безумно повезло, что мы встретились. Я знаю, сейчас ты разочарована во мне. Ты считаешь, что я тебя подвел. Не могу не согласиться с тобой. Это мои ошибки и моя ответственность. Но ты — моя любовь навсегда. Я надеюсь, ты найдешь в себе силы и доброту, чтобы преодолеть сложности, которые я сам создал.

— Потому что я слишком люблю тебя и, конечно, поступлю именно так, как ты предлагаешь? — с вызовом поинтересовалась Жизель и тут же добавила: — Это правда, Саул. Я люблю тебя слишком сильно.

— Но ты не рада этому?

— Я не рада тому, как ты обошелся с моим мнением. — Она пожала плечами, потому что добавить ей было нечего.

У нее не хватило духу признаться: тем, что она скрыла от мужа, и тем, что он не сдержал свое обещание относительно правления Ареццио, они положили начало цепочке событий, которые в итоге разрушат их любовь.

Но ее вина была гораздо сильнее. Выходя замуж за Саула, Жизель намеренно скрыла то, о чем на самом деле следовало рассказать. И при этом рискнуть потерять любимого? Заставить Саула в ужасе отвернуться от нее? Тогда он не хотел детей. И ее секрет не имел никакого значения. Зато теперь имеет.

Они миновали поля, и теперь извилистая дорога вела их мимо горных склонов, мимо маленьких деревушек с древними каменными постройками и низкими изгородями. Их владельцы, казалось, затерялись во времени. Старинный виадук возвышался впереди.

— Римский, — сообщил Саул Жизель. — Мы с Альдо, бывало, устраивали раскопки у его подножия, надеясь найти старинные артефакты. Они там есть. Может, пригласим археологов? Солдаты Наполеона проходили здесь, а до них — римляне, а до них, как говорят, воины Александра Македонского.