Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

1. Создание Шелкового пути

С начала времен в центре Азии возникали великие империи. Аллювиальные равнины Месопотамии, орошаемые Тигром и Евфратом, — сами по себе прекрасная база для возникновения цивилизации. В этом регионе возникли первые поселения и даже крупные города. Систематизированное сельское хозяйство появилось в Месопотамии и по всему «плодородному полумесяцу». Плодородные земли, где есть доступ к воде, простираются от Персидского залива до побережья Средиземного моря. Именно здесь 4000 лет назад были записаны первые законы. Хаммурапи, царь Вавилона, создал для своих подданных свод законов, который предусматривал суровые наказания за нарушения [C. Renfrew, ‘Inception of Agriculture and Rearing in the Middle East’, C. R. Palevol 5 (2006), рр. 395–404; G. Algaze, Ancient Mesopotamia at the Dawn of Civilization: The Evolution of an Urban Landscape (Chicago, 2008).].

Хотя многие королевства и империи вышли именно из этой колыбели, величайшей из них была империя персов. Начиная с шестого века до нашей эры, Персия (сейчас это южная часть Ирана) быстро захватила своих соседей, достигнув берегов Эгейского моря, покорила Египет и устремилась на восток, к самым Гималаям. Согласно греческому историку Геродоту, своим успехом персы были обязаны в основном своей открытости. «Персы охотно воспринимают обычаи других народов», — писал Геродот. Так, например, они были готовы изменить стиль одежды, когда поняли, что поверженные ими враги одеваются лучше. Именно это и сподвигло их перенять стиль мидийцев, а затем и египтян [Herodotus, Historiai, 1.135, in Herodotus: The Histories, ed. and tr. A. Godley, 4 vols (Cambridge, MA, 1982), 1, рр. 174–176.].

Благодаря готовности персов воспринимать новые идеи и подходы, они смогли построить такую административную систему, которая позволила создать империю, объединившую различные народы. Грамотное и эффективное управление, в свою очередь, дало возможность наладить повседневную жизнь государства. Учтено было все, начиная с размера выплат работникам, обслуживающим правящую семью, и заканчивая количеством и качеством проданных и купленных товаров. Персы также тщательно следили за поддержанием и ремонтом дорожной сети, пересекающей всю империю, — предмет зависти античного мира [J. Curtis and St J. Simpson (eds), The World of Achaemenid Persia: History, Art and Society in Iran and the Ancient Near East (London, 2010).].

Дорожная сеть, которая соединяла побережье Малой Азии с Вавилоном, Сузой и Персеполисом, покрывала площадь около 1600 миль, которые можно было преодолеть всего за неделю. Это чудесное достижение было отмечено Геродотом, который говорил, что ни снег, ни дождь, ни жара, ни тьма не сказываются на скорости доставки сообщений по этим дорогам [Herodotus, Historiai, 8.98, 4, p. 96; D. Graf, ‘The Persian Royal Road System’, in H. Sancisi-Weerdenburg, A. Kuhrt and M. Root (eds), Continuity and Change (Leiden, 1994), рр. 167–189.]. Инвестиции в сельское хозяйство и развитие ирригационных систем для повышения урожайности привели к более активному росту городов и их населения. Жители городов могли питаться с окружающих их полей, расположенных не только на берегах Тигра и Евфрата, но и в долинах рек Оксус и Яксартес (которые сейчас известны как Амударья и Сырдарья), а после захвата персами в 525 году до нашей эры — в дельте Нила. Персидская империя — плодородная земля, которая соединяла Средиземноморье с самым сердцем Азии.

Персия представляла собой оплот стабильности и справедливости. Именно об этом говорит надпись на скале Бехистун, которая на персидском, эламском и аккадском языках и повествует о том, как Дарий Великий, один из самых известных правителей Персии, подавлял революции и восстания, защищал империю от иноземных вторжений и не обижал ни бедных, ни богатых. «Защищайте страну, — гласит надпись, — управляйте людьми справедливо — это и есть основа основ любого государства» [H. Rawlinson, ‘The Persian Cuneiform Inscription at Behistun, Decyphered and Translated’, Journal of the Royal Asiatic Society 11 (1849), рр. 1–192.]. Терпимость народа была просто потрясающей. К одному из правителей Персии обращались «Мессия, благословленный небесами». Именно во время его правления евреи были освобождены из Вавилонского плена [Ezra, 1:2. Также см. Isaiah, 44:24, 45:3.].

В древней Персии процветала торговля, благодаря которой персы получали доходы, позволяющие финансировать военные экспедиции и тем самым приобретать еще больше ресурсов. Также это давало персам возможность удовлетворять свои неординарные запросы — например, строить великолепные здания в Вавилоне, Персеполе, Пасаргадах. В Сузе король Дарий построил великолепный дворец из высококачественного черного дерева и серебра, доставленных из Египта, кедра, привезенного из Ливана, чистого золота из Бактрии, лазурита и киновари из Согдианы, бирюзы из Хорезма и слоновой кости из Индии [R. Kent, Old Persian Grammar, Texts, Lexicon (New Haven, 1953), рр. 142–144.]. Персы были большими охотниками до разнообразных удовольствий. По словам Геродота, им было достаточно просто узнать о новых развлечениях, чтобы захотеть немедленно побаловать себя [Herodotus, Historiai, 1.135, 1, рр. 174–176.].

При поддержке коммерческого сообщества также существовала военная структура, которая расширяла границы империи, но в то же время защищала их. Персия постоянно испытывала угрозу с севера, где господствовали кочевники, которые пасли свой скот в полузасушливых степях, простиравшихся от Черного моря через Центральную Азию до самой Монголии. Эти племена славились своей жестокостью — по слухам, они пили кровь своих врагов и снимали с них скальпы. В некоторых случаях они даже поедали плоть своих отцов. Взаимодействие с кочевниками было чрезвычайно сложным, хотя, несмотря на все вышеописанное и то, что они были абсолютно непредсказуемы, они являлись одними из важнейших поставщиков животных, особенно прекрасных лошадей. Но все равно кочевники могли стать большой проблемой. Так, например, Кир Великий, основатель империи персов в шестом веке до нашей эры, был убит, когда пытался подчинить скифов. Его голову поместили в сосуд, полный крови. По свидетельству одного из авторов, это символизировало то, что, наконец, его жажда власти была удовлетворена [Там же, 1.214, 1, p. 268.].

Однако даже этот удар не затормозил развитие Персии. Греческое командование смотрело на Восток со смесью страха и восхищения. Греки стремились перенять тактику персов на поле боя, их технологии. Такие авторы, как Эсхил, использовали успехи в борьбе против персов, чтобы воспеть воинскую силу и продемонстрировать благоволение богов, напомнить о вторжениях в Грецию в эпических произведениях литературы [Aeschylus, The Persians. Р. Briant, ‘History and Ideology: The Greeks and “Persian Decadence”’, in T. Harrison (ed.), Greeks and Barbarians (New York, 2002), рр. 193–210.].

«Я пришел в Грецию, — говорит Дионис в первых строках «Вакханок» — с прекрасного, богатого Востока», места, где равнины Персии купаются в солнечных лучах, города Бактрии надежно защищены стенами, где прекрасно сконструированные башни возвышаются над побережьем. Азия и Восток — земли, которые Дионис основал во время «божественного танца» задолго до Греции [Euripides, Bakhai, in Euripides: Bacchae, Iphigenia at Aulis, Rhesus, ed. and tr. D. Kovacs (Cambridge, MA, 2003), p. 13.].

Прилежнее всех эти труды изучал Александр Македонский. Когда в 336 году до нашей эры после убийства отца, короля Филиппа, он занял трон, ни у кого не было ни малейших сомнений, по какому пути молодой генерал пойдет к славе. В сторону Европы он даже не смотрел. Европа не сулила ничего. Там не было городов, культуры, славы, богатства. Для Александра, как и для всех древних греков, культура, идеи и возможности, а также угрозы происходили с Востока. Неудивительно, что его внимание было приковано к величайшей силе античности — к Персии.

Когда персидские правители Египта были низложены после удара молнии в 331 году до нашей эры, Александр отправился на завоевание самого сердца империи. Решающее столкновение произошло позже, в октябре 331 года, на пыльных равнинах вблизи Гавгамел, недалеко от современного города Эрбиль в Иракском Курдистане. Там он нанес сокрушительное поражение превосходящим силам армии персов под командованием Дария III. Возможно, это произошло из-за того, что он хорошенько выспался. Согласно Плутарху, Александр настаивал на обязательном отдыхе перед сражением, и сам спал так крепко, что его приходилось потрясти, чтобы разбудить. Одевшись в свое любимое воинское облачение, он надел шлем, отполированный до состояния чистого серебра, взял в правую руку верный меч и повел свое войско на битву, которая открыла для него врата империи [Plutarch, Bioi Paralleloi: Alexandros, рр. 32–33, in Plutarch’s Lives, ed. and tr. B. Perrin, 11 vols (Cambridge, MA, 1914–1926), 7, рр. 318–326. Согласно известной мозаике, он носил счастливую одежду, A. Cohen, Alexander Mosaic: Stories of Victory and Defeat (Cambridge, 1996).].

На воспитанника Аристотеля Александра всегда возлагали большие надежды. И он не разочаровал. После того как армия персов была разбита при Гавгамелах, Александр направился на восток. Город за городом покорялись ему, он захватывал все больше территорий. Обширные местности, славящиеся необычайной красотой и богатством, сдавались юному герою. Вавилон открыл свои ворота, его жители украсили дорогу, ведущую к городу, цветами и гирляндами, расставили вдоль нее серебряные алтари с благовониями. В качестве даров были преподнесены клетки со львами и леопардами [Quintus Curtius Rufus, Historiae Alexandri Magni Macedonis, 5.1, in Quintus Curtius Rufus: History of Alexander, ed. and tr. J. Rolfe, 2 vols (Cambridge, MA, 1946), 1, рр. 332–334.]. Вскоре практически все города вдоль Королевской дороги, которая соединяла все основные города Персии, а также побережье Малой Азии с Центральной Азией, были захвачены Александром.

Несмотря на то что современные ученые характеризуют его как «пьяного головореза-подростка», Александр проявил себя на удивление деликатным завоевателем [M. Beard, ‘Was Alexander the Great a Slav?’, Times Literary Supplement, 3 July 2009.]. Зачастую он очень мягко относился к местным верованиям и обычаям, тем самым проявляя толерантность и уважение. Например, он был очень раздосадован разорением могилы Кира Великого.

Он не только повелел восстановить могилу, но и наказал виновных [Arrian, Anabasis, 6.29, in Arrian: History of Alexander and Indica, ed. and tr. P Brunt, 2 vols (Cambridge, MA, 1976–1983), 2, рр. 192–194; Плутарх говорил и о важности мирного и щедрого подхода Александра. Alexandros, 59, 1, p. 392.]. Когда Дарий III был найден в повозке, убитый одним из своих собственных лейтенантов, Александр повелел, чтобы он был похоронен согласно обычаям своего народа и высокому статусу среди других правителей Персии [Arrian, Anabasis, 3.22, 1, p. 300.].

Александр завоевал обширные территории, и чтобы держать их под контролем, он пользовался поддержкой местной элиты. Ему приписывают следующие слова: «Если мы хотим не только пройти через всю Азию, но и удержать ее, мы должны выказать милосердие этим людям; их поддержка сделает нашу империю стабильной и вечной» [Quintus Curtius Rufus, Historiae, 8.8, 2, p. 298.]. Местные чиновники и представители элиты покоренных городов остались на своих местах. Сам Александр перенял местные традиции и стал носить персидские одежды, чтобы подчеркнуть свою погруженность в культуру. Он хотел позиционировать себя не столько как завоевателя, сколько как наследника древних династий. Однако, несмотря на это, нашлись те, кто утверждал, что он принес несчастье и залил землю кровью [A. Shahbazi, ‘Iranians and Alexander’, American Journal of Ancient History 2.1 (2003), рр. 5–38. Также см. M. Olbryct, Aleksander Wielki i swiat iranski (Gdansk, 2004); M. Brosius, ‘Alexander and the Persians’, in J. Roitman (ed.), Alexander the Great (Leiden, 2003), рр. 169–193.].