logo Книжные новинки и не только

«Исход» Пол Энтони Джонс читать онлайн - страница 3

Knizhnik.org Пол Энтони Джонс Исход читать онлайн - страница 3

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

* * *

На миг задержавшись, Эмили осмотрела улицу, по обе стороны которой выстроились серые дома, одни посветлее, другие потемнее. С тех пор как она покинула Манхэттен, везде было одно и то же. Если не считать ее и Тора, нигде не было ни одной живой души. Ни птички, ни кошки, ни собаки… ни даже насекомого, и впереди, насколько она могла судить, их ожидало то же самое. Людей тоже не было. Эмили понятия не имела, что все это значит, но понимала, что сей факт не сулит ничего хорошего. К каким последствиям может привести уничтожение основных (если не всех) биологических видов Земли?

То, что случилось с жизнью на этой маленькой голубой планете, вовсе не было тайной. Красный дождь уничтожил все живое, уничтожил, а потом превратил в странные, чуждые формы жизни. Эмили довелось столкнуться с ними в первые же дни после того, как все умерли.

Во время своего путешествия на север Эмили встречала все новые следы коварного вторжения. Это были красные леса. Уже на второй день она стала замечать тут и там башнеподобные красные деревья, похожие на те, что встретились ей в Центральном парке. В основном они росли вблизи воды, у речек и озер. Пару раз инопланетные деревья с уходящими куда-то в канализацию корнями встречались ей и на тротуарах, но эти были гораздо мельче и казались почти карликовыми по сравнению с более крупными своими собратьями. Но прошел день, второй, третий, и островки леса увеличились и стали попадаться гораздо чаще. По мнению Эмили, их рост происходил в геометрической прогрессии, хотя ничего подобного лесу у Валгаллы она не встретила. По крайней мере пока.

Тварьпауки ей почти не попадались, разве что изредка мелькал какой-нибудь где-то вдали, но на третий день Эмили увидела высохшую тушку одного из них на охранном ограждении бизнес-центра. Судя по всему, он выпрыгнул из здания и напоролся всем телом на острый шип; в окне третьего этажа виднелось круглое прогрызенное отверстие. У Эмили немедленно возникло желание разглядеть все поближе, но она все больше приходила к выводу, что репортерская привычка всюду совать нос может довести ее до беды, поэтому оставила тело в покое и продолжила свой путь.

В эти дни у Эмили был единственный живой собеседник, Джейкоб Эндерсби, член той самой команды ученых, что обреталась у северного побережья Аляски на одном из Стоктонских островов. Эмили по-прежнему не была уверена, что его гипотеза о том, что, чем дальше на север и холоднее, тем хуже условия для экспансии иноземных форм жизни, верна. Черт, до сих пор журналистка не нашла этому никаких подтверждений. Но, честно говоря, Эмили проехала всего сотню миль или около того, и температура пока не слишком упала, так что, может быть, изменения станут заметны, когда она окажется в более холодных краях.

Эмили сняла рюкзак. Рана, полученная во время нападения красных монстров, заживала хорошо, но плечо еще беспокоило. Иногда, когда Эмили слишком быстро поднимала руку или чересчур долго ехала без остановки, его сводили болезненные судороги.

Она знала, что в ближайшее время придется поискать другое средство передвижения. Приближалась зима, температура уже стала понижаться, и в планы Эмили входило найти автомобиль, который защитит ее от непогоды на пути к Стоктонским островам. На дорогах и в гаражах стояли в ожидании хозяев, которые уже никогда не вернутся, тысячи легковушек и грузовиков.

Конечно, тогда ей придется научиться водить автомобиль.

Эмили нужна была простая в управлении, но достаточно большая машина, такая, чтобы в нее поместился велосипед, припасы, запчасти и, конечно, Тор. Она также должна была быть достаточно крепкой и прочной, чтобы противостоять непогоде, с которой (Эмили в этом не сомневалась) предстоит столкнуться сразу, как только позади останется канадская граница. Придет зима, начнутся снегопады, и дороги станут почти непроходимы, ведь расчищать их теперь некому. В ближайшие пару дней нужно будет всерьез озаботиться проблемой транспорта, решила Эмили.

Боль в плече меркла по сравнению с неприятными ощущениями, которые накрывали Эмили в первые несколько дней пути, после того как она по восемь часов крутила педали. Она только теперь осознала, какой смысл старый ковбой вкладывает во фразу «седло трет», потому что сильнее всего от многих часов, проведенных на велосипеде, страдала ее задница. Эмили быстро поняла, что ей придется часто останавливаться для отдыха или мучиться от последствий долгой езды. В дело пошел найденный в пустой аптеке тюбик «Деситина»: она наносила его содержимое на самые уязвимые места.

Эмили решила, пока будет возможность, ехать на север вдоль Гудзона. Река слева давала ей некоторое ощущение безопасности: во всяком случае, с той стороны можно было не ждать нападения. К тому же до тех пор, пока она ехала по восточному берегу, ее отделяло от того, что когда-то, с неделю назад, было самой населенной областью штата Нью-Йорк, целых полмили воды.

В тот день, когда они с Тором стояли на холме и смотрели, как деревня, давшая им приют на ночь, медленно гибнет под натиском огня, Эмили беспокоил вопрос, сможет ли пес не отстать в дороге. Но, когда она пустилась в путь по хайвеям и проселкам, стало понятно, что тревога напрасна. Тор без труда поддерживал темп. Строго говоря, он мог бежать гораздо дольше, чем Эмили — ехать. Наверно, дело было в том, что маламуты изначально все-таки ездовая порода. Оказалось, что их дневной переход ограничивается примерно тридцатью милями из-за самой Эмили, а не из-за пса. Она понимала, что, если дать Тору волю, он сможет покрыть вдвое большее расстояние.

Таким образом, проблема была не в Торе. Для Эмили быстро стало очевидно, что идея покрыть на велосипеде четыре тысячи пятьсот миль, отделяющие ее от Стоктонских островов и ожидающих ее там ученых, может оказаться неосуществимой. К концу каждого дня журналистка совершенно выматывалась. До сих пор ей везло, и она не попадала в аварии, хотя пару раз была опасно близка к этому. Но ведь ясно, что полоса удач не бесконечна, и что у нее есть все шансы рано или поздно отвлечься от дороги (путь-то впереди неблизкий!), попасть в какую-нибудь выбоину и в конечном итоге оказаться в кювете со сломанной рукой или ногой. И это в лучшем случае.

И еще, конечно, нельзя было забывать о пришельцах, с которыми ей уже довелось столкнуться. Кто знает, какие еще диковинные встречи поджидают ее в этом странствии? Все это было похоже на жизнь в каком-то безумном зоопарке, где ей отведена роль корма для хищников.

Эмили перевела взгляд на Тора, который терпеливо сидел у ее ног, насторожив уши, вывалив из пасти язык и тяжело дыша на послеполуденном солнышке.

— Идем? — спросила она у пса, но тот, кажется, был счастлив и дальше сидеть, где сидел. — Ладно, — через мгновение добавила она, — будешь сторожить наши вещи, а я сейчас вернусь. — Снова подхватив почти пустой рюкзак, Эмили закинула его за плечо и двинулась к магазинчику.

Дверь оказалась не заперта. Как ни странно, полки выглядели совсем иначе, чем в большинстве остальных магазинов, что встречались Эмили на ее неблизком пути. Они были почти полностью заставлены товарами и не тронуты хаосом, который паникующие покупатели и мародеры оставили после себя почти во всех местах, куда журналистка заглядывала в поисках еды.

Проникающие сквозь витрину солнечные лучи освещали два ряда стеллажей, а остальная часть маленького торгового зала лежала в тени. Эмили помедлила мгновение, прислушиваясь. Вдруг какой-нибудь шум даст ей понять, что она тут не одна. В снопе дневного света плясали пылинки; это была просто обычная пыль, а не та полуразумная субстанция, которую Эмили видела у своего дома.

Идя по проходу, она мысленно составляла список того, что ей понадобится. Супы, фрукты, возможно, несколько банок мясных консервов, если она сумеет их найти; это было бы прекрасно. Нужно еще захватить собачьего корма, а то он совсем закончился.

Слева от нее шевельнулась какая-то тень. Эмили замерла на полушаге, и у нее перехватило дыхание. Инстинктивно она потянулась к дробовику, который обычно висел у нее на плече, но того не оказалось на месте.

— Проклятие, — ругнулась себе под нос Эмили, отступая на шаг. Журналистка могла бы поклясться, что «моссберг» при ней, но она, должно быть, оставила его возле велосипеда.

Эмили сделала еще один медленный шаг назад. Она двигалась к выходу, который совершенно точно был всего в нескольких футах. Если только ей удастся добраться до двери, она позовет Тора и побежит…

Из полумрака выступила какая-то тень и в тусклом свете двинулась вперед.

Это был тварьпаук. Восемь суставчатых ног с похожими на ятаганы когтями клацали по каменному полу магазина. Пока Эмили смотрела на него, из полутьмы вышел еще один, потом к нему присоединились еще два. Один карабкался через ближайший стеллаж с картофельным пюре быстрого приготовления, и два его покачивающихся на ниточках глаза вперились точнехонько в Эмили.

Она отступила еще на шаг. Передний тварьпаук двинулся прямиком к ней.

Справа упала и разбилась стеклянная банка с джемом, и в замкнутом пространстве этот звук прозвучал будто удар грома. Эмили закричала. Еще один пришелец карабкался на ближайший к ней стеллаж, а из темноты, тесня Эмили, выступали все новые и новые его собратья.