logo Книжные новинки и не только

«Повелители ситхов» Пол С. Кемп читать онлайн - страница 9

Knizhnik.org Пол С. Кемп Повелители ситхов читать онлайн - страница 9

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Белкор настроил бортовой компьютер на передачу соответствующего его высокому рангу кода, чтобы его не беспокоили, когда он будет покидать воздушное пространство города.

На улицах и во дворах под ним то тут, то там горели костры, на которых готовили еду. Несмотря на поздний час, улицы были заполнены народом, вьючными животными и машинами — жара и скука гнали местных жителей на улицу.

С наступлением лета ночные драки становились на Рилоте столь же неизбежными, как и высокая температура. Из-за жары толпы устремлялись на улицы и в кантины, а где толпы, там и злоба — ну и до драки недалеко. Политика Белкора, которую он проводил от имени Морс, заключалась в том, чтобы ограничивать насилие, по мере возможности предотвращая смертельные случаи и серьезный ущерб для чужой собственности, но не подавлять этот полезный механизм для выпуска пара полностью. Большинство тви’леков занимали промежуточную позицию между довольными жизнью коллаборационистами и фанатиками из Сопротивления, но почти все ненавидели имперскую оккупацию, и им требовался выход для их медленно закипающей злости.

— Лучше уж постоянные драки, чем движение «Свободный Рилот», — уверял в свое время начальницу Белкор. — Постепенно мы их приручим, и они охотно согласятся на неволю, как и многие другие.

Морс сочла его слова вполне разумными. С точки же зрения Белкора, у Чама Синдуллы и без того хватало бойцов и шпионов в его движении.

Потянув ручку на себя, Белкор вывел аэрокар на крейсерскую высоту. Открывшийся внизу пейзаж был залит бледным светом самой большой луны Рилота, где проживала госпожа мофф.

Потрескавшуюся каменистую почву в радиусе нескольких километров от Лессу испещряли селения и городки, окруженные стенами или построенные большей частью под землей для защиты от безжалостных ветров и опасных хищников планеты. Время от времени попадались темные пятна жестких, неподвластных ветру кустов и распространенных на Рилоте гибких хлыст-деревьев с тонкими стволами.

Внимание Белкора привлекло движение внизу. Направив туда бортовую камеру, он увеличил картинку: три огромных лайлека расчленяли еще одного поменьше. Шипастые клешни и мощные челюсти насекомоподобных хищников рывками двигались вверх-вниз, с восхищавшей Белкора эффективностью отрезая куски плоти. Они не тратили сил зря, действуя чисто по-деловому — по-имперски, как ему подумалось.

Он повернул на запад, навстречу ветрам Рилота, сражаясь с их порывами. В ветровой щит, подобно шрапнели, ударяли комья земли и мусора. Белкор не был чересчур хорошим пилотом, а потому вцепился в рычаги до боли в костяшках пальцев, весь покрывшись по́том, и положился на компенсаторы ускорения, летя к месту встречи.

Оказавшись достаточно далеко за пределами воздушного пространства Лессу, он отключил передачу кода безопасности. Не желая оставлять следов, которые впоследствии могли обнаружить, он не стал вводить координаты места встречи в навигационный компьютер, а просто включил вывод координат в реальном времени на экран, наблюдая, как они ползут снизу вверх, пока аэрокар поглощал километр за километром.

Глава четвертая


Белкор летел над иззубренными каньонами, солеными плато и долинами, усеянными каменными башнями. Огромные просторы Рилота были необитаемы, за исключением редких уединенных поселений, почти не имевших сношений с внешним миром. В дикой местности за пределами городов бродили стаи хищников и стада их добычи. Планета не представляла бы никакого интереса — не считая источника рабской силы, конечно, — если бы не рилл, чудесная руда, имевшая как военное и научное, так и развлекательное применение.

Вдали он увидел огни рудника, где добывали рилл, но скачущие по экрану координаты подсказывали, что следует продолжать двигаться на запад. Подлетая ближе к цели, он сбросил скорость, наблюдая, как координаты приближаются к тем, что были заданы ему изначально.

Впереди и внизу простиралась долина, поросшая хлыст-деревьями и кустарником и усеянная огромными булыжниками, словно брошенными какими-то великанами. В стенах долины тут и там виднелись проходы в пещеры, и в одной из них его должен был дожидаться Чам. Белкор дважды описал круг над долиной, выискивая глазами корабль Чама, но ничего не увидел. На втором круге его аэрокар засек луч инфракрасного фонаря, исходивший из одной из пещер.

— Добрый вечер, Синдулла, — пробормотал Белкор, заходя на посадку.

Когда он вышел из аэрокара, его встретили вездесущий ветер — и тви’лека, которая, казалось, всегда находилась рядом с Чамом. Насколько он помнил, ее звали Исвал. Выйдя из кустов, она грубо развернула Белкора кругом и ощупала на предмет оружия. Выражение ее лица внушало куда больший страх, чем два ее бластера и виброклинок.

— Погоди, — сказал он, но сила ее рук не оставляла никаких сомнений, что сопротивление бесполезно. Она сняла с его пояса бластер, являвшийся скорее формальностью — Белкор стрелял только на тренировках на стрельбище, но ни разу в бою.

— Следуй за мной, — приказала она. — И ни слова.

— Кто ты такая, чтобы…

Она развернулась к нему, оскалив заостренные зубы, свойственные обычно лишь тви’лекам-мужчинам, и сжав кулаки.

— Я неясно выразилась, имперец? Не разговаривай со мной.

Вновь повернувшись, она повела его к пещере, где, судя по всему, ждал Чам. Не желая снова видеть ее зубы, Белкор предпочел смолчать.

Чам Синдулла стоял у входа в пещеру, держа в руке инфракрасный фонарь. В ночном воздухе его мрачное лицо казалось похожим на лицо призрака. Волосы Белкора взъерошил ветер, и у него вдруг тревожно засосало под ложечкой. Он никогда не доверял Чаму, но всегда считал, что тви’лек далеко не дурак. Чаму было известно, что Белкор изменяет если не Империи, то по крайней мере Морс, но знал он и то, что Белкор располагает немаловажной информацией о его деятельности — именами, явками. Полковник при желании мог в любой момент подрезать крылья Сопротивлению, и Синдулла не стал бы так рисковать. Но… эта встреча, похоже, отличалась от предыдущих.

— Обсудим все тут, — предложил Белкор. — То, что я хочу сказать, много времени не займет.

— То, что хочу сказать я, — займет, — ответил Чам, выключая фонарь. Повернувшись, он направился внутрь пещеры. — Следуй за мной.

У полковника, оказавшегося между Исвал и Чамом, не оставалось особого выбора. Он положил руку на пустую кобуру, вызвав усмешку Исвал.

— Будь начеку, — сказал ей Чам через плечо, и она заняла позицию у входа в пещеру.

Белкор поспешил вслед за Чамом, углубляясь в пещеру.

— Я ничего не вижу, Синдулла, — пожаловался имперец, выставив руки перед собой. Тви’леки, проводившие немалую часть жизни под землей, прекрасно видели в темноте. Белкор никогда еще не чувствовал себя столь уязвимым. Дыхание его участилось, на лбу выступила испарина.

Снова включился инфракрасный фонарь, осветив Чама, который стоял прямо перед Белкором, глядя ему в лицо.

— Проклятье! — выругался полковник.

— Это старые пещеры, — пояснил Чам. — Горы пронизаны ими. Мой народ уходил в них, создавая отряды Сопротивления. Так повторялось раз за разом. Угнетатели меняются, но пещеры остаются прежними.

Он осветил фонарем стены, и Белкор увидел на них граффити против оккупации. Некоторые из них относились к временам Войн клонов или более ранним.

— Тви’леки не любили джедаев и сепаратистов точно так же, как и Империю, — заметил Белкор.

— Мы не любим любой гнет, — отрезал Чам.

Позади них мимо входа в пещеру со свистом пронесся порыв ветра.

Белкор попытался отвоевать утраченные позиции.

— Я здесь не затем, чтобы выслушивать урок истории, Синдулла.

— Нет. — Тон Чама стал несколько решительнее. — Ты здесь для того, чтобы выслушать другой урок.

— И какой же? — как можно беззаботнее спросил полковник и тут же оглянулся, подумав, что зубастая тви’лека где-то там, в темноте, наблюдает за ним. Он представил себе ее устремленный на него взгляд, подобный взгляду хищника на добычу, и внезапно вспомнил виденных по дороге лайлеков, расчленявших того, кто был меньше и слабее их.

Он откашлялся, выбрасывая из головы эту картину.

Туннель свернул влево. Оранжевое сияние освещало открытое пространство впереди.

В подземной камере с усыпанным песком полом стоял простой деревянный стол и два стула. И больше ничего.

— Мы что, играем в голошахматы, Синдулла?

— Мы играли в голошахматы уже много лет, Белкор. И ты проиграл, просто пока этого не осознал. Но сейчас осознаешь. Садись. Мы будем честны друг с другом. Полностью.

— Я бы не советовал, — ответил имперец, пытаясь шуткой заглушить растущее беспокойство. Чувствуя, как пересохло во рту, он опустился на стул напротив Чама. Оранжевая кожа тви’лека покраснела, лекку слегка покачивались, взгляд был устремлен на гостя.

Белкор с некоторым трудом выдержал взгляд Чама.

— Ты под спайсом, Синдулла? Мне кажется, ты неверно понял суть наших отношений, как и та твоя девчонка. Я на тебя не работаю. Это ты на меня работаешь. Я могу один раз простить оплошность, но…

Тви’лек поднял руку, гневно морща лоб, и Белкор, запнувшись, замолчал.