Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Когда наконец Рук и его полуживой груз оказались на вершине, девочка с рыжими волосами приветствовала их тяжелым вздохом.

— Долго же вы, — процедила она.

— Слушай, попробуй сама тащить наверх стокилограммового железного бугая! Без обид, друг, — Рук бросил извиняющийся взгляд на Финна и снова повернулся к девочке.

Отвязав ремень, он снова надел его, убедившись, что меч по-прежнему в ножнах. У девочки, как заметил Рук, меча не было — лишь ремень, нагрудник и ботинки. Как у тех, других, ребят, вспомнил он. Тех, которые его спасли. Но этой девчонки среди них не было, в этом он вполне уверен. И снова Рук подумал, не ловушка ли это, — что, если девочка работает на Понероса?

— Кстати говоря, кто ты такая? Тебя послал Рувах? И как мы собираемся отсюда выбираться?

— Собираемся прыгнуть, конечно!

— Что? — Рук моргнул, надеясь, что неправильно ее расслышал.

Балка, на которой они стояли, начала раскачиваться от вибрации, которую создавали лезущие наверх поддельщики.

— Сейчас же! — воскликнула девочка с каким-то восторгом в голосе. — Вперед!

Прежде чем Рук успел среагировать, она схватила его за руку и подпрыгнула прямо в бушующее небо, таща беглецов за собой.

Глава вторая

Дождь


Эван сидел в школьном автобусе и смотрел на дождевые капли, стекающие по окну. Ему нравилось то, как они бежали прямо вниз, а потом внезапно поворачивали друг к другу и сливались в каплю побольше, которая катилась по стеклу еще быстрее. От этого зрелища Эван задумывался: почему капли так делают? Соединяются, а потом падают. Интересно. Они хотят быть вместе? Им так веселее?

Автобус заполнялся, дети перешучивались и смеялись, расслабляясь после долгого школьного дня. Ребята постарше направились прямиком назад, младшие сидели спереди. Эван пристроился где-то посередине. Он не отрывал взгляда от окна, наблюдая за каплями. Уж лучше так, чем видеть лица других ребят, которые оглядывали его, а потом проходили мимо.

Эван провел в четвертом классе своей новой школы уже целый месяц, но так и не завел настоящего друга. Ребята в начальной школе Сидар-крик дружили группками — и новые участники этим группкам не требовались. Дети здесь были не такие, как в городе, где он ходил в школу раньше. Большинство из них выросли по соседству и знали друг друга целую вечность. Новенькие появлялись в школе не так часто.

«Дай им время», — сказал ему отец. Эвану было интересно, сколько же займет это самое «время».

Он услышал хихиканье и посмотрел через проход. На него глазели две девчонки, ухмыляясь и перешептываясь. Наверное, смеялись над ним из-за прически. Мама намазала ее чем-то, чтобы пригладить волосы в день школьных фото. Школьные фото. Худший день во всем учебном году. Приходится надевать рубашку с воротничком, который впивается в шею, и давать маме обещание весь день не пачкаться. Хвала небесам, этот день прошел.

Эван посчитал на пальцах — восемь месяцев до того, как вернется лето. Кажется, целая вечность.

Рядом с ним уселся маленький мальчик — наверное, второклассник. Из носа у него текло, как и у большинства второклассников. Мальчик провел под носом ладонью, а потом обтер ее о спинку сиденья. Эван отвернулся. Гадость. Потом пацан принялся подпрыгивать на месте, словно не мог дождаться, когда же автобус поедет. Бесит. Мелкие никогда не могут сидеть спокойно.

— Как тебя зовут? — спросил пацан.

— Эван.

Эван намеренно не стал спрашивать имя мальчишки, давая понять, что ему нет дела, как того зовут. Да, ему отчаянно нужны друзья, но уж точно не из шилозадых сопливых второклассников.

— Я Чарли, — заявил пацан. — А где ты живешь?

— Недалеко, — отрезал Эван.

Может, до пацана дойдет, что он не особо настроен болтать.

Наконец автобус тронулся, Чарли прекратил подскакивать и переключил внимание на что-то другое. Эван откинулся на сиденье. До дома было двадцать минут езды. Может, удастся провести их в тишине и покое.

Он вытащил из рюкзака мобильник и включил. Сегодня была очередь Эвана пользоваться трубкой, которой с ним делился старший брат, Ксавье, — хотя, кажется, Ксавье она доставалась гораздо чаще.

Эван запустил свою любимую игру «Квест в королевстве». Он ее обожал. Эван играл даже лучше брата, но сейчас застрял на шестом уровне. Игроку нужно было использовать блоки разных форм и размеров, чтобы построить замок до того, как на него нападут ледяники — что-то вроде армии существ изо льда и снега, которые появлялись и уничтожали недостроенный замок. На каждом уровне нужно было строить все более сложный замок. А для того, чтобы добыть блоки, требовалось пройти серию квестов — например, одолеть племя троллей или расшифровать тайный свиток. Эван был без ума от таких штук. Ему не разрешали пользоваться телефоном в школе, но он решил, что школьный автобус уже не считается.

Несколько минут Эван увлеченно играл, но так и не успел достроить замок до прихода ледяников. Он вздохнул и нажал на кнопку перезагрузки. По крайней мере здесь можно начать все сначала. И он знал, что в конце концов выиграет — и перейдет на следующий уровень, где его ждут новые квесты.

Чем-то эта игра напоминала Агоратос — реальный, но невидимый мир, в котором Эван дважды побывал с Ксавье и друзьями. Каждый раз препятствия там усложнялись, но, если ребята следовали инструкциям из Книги и слушались своего проводника, Руваха, они справлялись. А лучше всего было то, что, даже если провалишься, всегда получаешь второй шанс. По крайней мере так было до сих пор.

Эван подумал о друзьях: Леви, Брианне и Мануэле — его товарищах, принцах-воинах. Хотел бы он ходить на уроки с ними, но они учились в средней школе. А могли бы тусоваться все вместе, обедать, болтать о своих приключениях в Агоратосе и не ловить на себе такие взгляды, словно они чокнутые. Когда Эван похвастался перед одноклассниками, как прокатился на водопаде, сражался со злобными бабочками и летал на драконе, на него посмотрели как на ненормального. Как будто он все выдумал.

Может, так и есть. Со дня последнего путешествия Эвана в Агоратос прошло больше месяца. Может, это был просто сон. Хотя Ксавье тоже там был, а разве один и тот же сон может сниться двум людям одновременно? Эван в этом сомневался.

И все же с того дня, как они спасли узника Рука и сбежали из крепости Хаоса в Скотосе, никто из них не слыхал ни словечка от Руваха. Может, он поехал в отпуск или решил как следует отоспаться. А может, ему просто больше не нужны принцы-воины.

Может, все это произошло лишь у Эвана в воображении.

Может, они никогда туда не вернутся.

Но они должны вернуться! Хотя бы потому, что так и не получили полный комплект доспехов. Только ремень, нагрудник и ботинки. А настоящему воину нужно куда больше. Ему требуются щит, шлем и меч. Меч — вот чего на самом деле хотелось Эвану. Настоящий прекрасный магический меч. Тот, которым можно сразить поддельщика.

Будь у него меч, те две девчонки даже и не подумали бы насмехаться, а смотрели бы на него в восхищении.

Автобус остановился у спортцентра — то есть у Центра спорта и досуга Сидар-крик. Большинство детей, включая Чарли с его текущим носом, сошли на остановке. В другой день Эван тоже вышел бы здесь. Ксавье и его друзья наверняка уже там, играют в баскетбол. Но Эвану не хотелось играть в колючей рубашке на пуговицах, а взять сменную одежду он забыл. Поедет-ка он лучше домой и попросит маму подбросить его до спортцентра.

Когда автобус со скрипом затормозил на нужной остановке, Эван поднялся, заталкивая телефон в рюкзак. Он быстро прошел к передним дверям, которые разъехались, выпуская мальчика. Дождь еле капал, но Эван все равно натянул капюшон. Путь до дома был неблизкий: мощеная пешеходная дорожка ныряла к мостику через ручей, а потом поднималась на другой холм. Эвану нравилось представлять, что он снова в Агоратосе, бежит по лесу, перепрыгивает через пропасть, которая отделяет Скотос, темную сторону Агоратоса, от остальной части золотого королевства. Мальчик любил воображать, что мост вырастает из воздуха под его шагами — как это было в прошлый раз. Невероятное ощущение — шагать прямо в небо, пока каменные ступеньки возникают из пустоты под твоими ботинками…

— Будешь просто стоять и любоваться видом?

Эван обернулся на голос мисс Лоис, водителя автобуса. От ее улыбающихся глаз расходились морщинки. У мисс Лоис были короткие седые волосы, торчащие острыми прядками, и обильно намазанные красной помадой губы; она напоминала Эвану добрую гаргулью-бабушку.

— Извините, — пробормотал он, спрыгивая с подножки.

— Береги себя, Эван, — сказала мисс Лоис, закрывая двери, и автобус отъехал.

Эван смотрел, как он катит прочь, подскакивая на выбоинах и разбрызгивая из-под колес грязную воду.

«Едет автобус, крутятся колеса…»

Интересно, почему ему на ум пришла эта детская песенка? Наверное, из-за этого шмыгающего носом пацана, Чарли. «Соберись, — сказал себе Эван. — Ты же теперь принц-воин, так? А не мелкий мальчишка».

Дождь усилился, так что, натянув капюшон поглубже, он уже собирался спуститься с холма, но тут вспомнил: почта. Из-за того, что идти от дома до дороги было так далеко, мама просила их с братом проверять по пути почтовый ящик. Ксавье обычно забывал об этом, но Эван был не против забирать письма. В некотором роде у него как бы появлялась работа. А работа давала дополнительные очки по части печенек от мамы, которой нравилось, когда он не забывает что-то сделать без сотни напоминаний.