Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Глава 1

— Ты же все понимаешь, да? — спрашивает Карли. — Мне очень жаль, Кэл, что приходится говорить об этом вот так, в самом начале вечеринки, но еще хуже было бы тянуть до тех пор, пока мы оба не напьемся. — Она скрещивает руки на груди, и от этого становится еще заметнее, что ее костюм феи почти ничего не прикрывает. — Ты со мной согласен?

— Угу, — киваю я.

Я так ошарашен, что больше ничего выговорить не в силах. Разглядываю ковбоя, за разговором с которым застал Карли: он стоит на безопасном расстоянии, с двумя красными стаканчиками в руках. Могу только догадываться, что именно из-за этого типа ей и загорелось дать мне отставку прямо сейчас, немедленно.

Не могу сказать, что у нас все было так уж серьезно. Мы встречались от силы недели три, не больше. Карли тянет мою голову вниз за козырек бейсболки и на прощание целует меня в щеку, а затем растворяется в искусственном тумане хеллоуинской вечеринки. Я смотрю на два стаканчика, которые по-прежнему держу в руках, и качаю головой. Вот подстава! Залпом выпиваю содержимое одного стакана и выхожу на улицу. Торчать тут после всего, что случилось, — нет уж, увольте.

Свернув за угол, замечаю парочку, прижавшуюся к стене: живое напоминание о том, чего мне сегодня не видать как своих ушей. Во мне снова поднимается обида. Однако, подойдя ближе, я понимаю, что они вовсе не милуются, а, наоборот, ссорятся.

— Не смей меня лапать, — шипит сквозь зубы девушка, одетая в черное с головы до ног. До меня не сразу доходит, что на ней костюм ниндзя — она прямо-таки сливается с тенью на стене. Потом я вижу, как в руке у нее сверкает что-то, похожее на лезвие. — А ну живо убрал руки с моей задницы, а то я тебе яйца сейчас в клочья искромсаю. Понял?

Парень в хирургическом халате кивает и переводит взгляд с ее грозно сверкающих глаз на сай [Сай — японское холодное оружие, внешне напоминающее трезубец. — Здесь и далее прим. перев.], который подружка приставила ему к горлу. Оружие-то, похоже, настоящее. И она, судя по всему, разозлилась достаточно, чтобы пустить его в ход. Неудивительно, что бедняга молчит: я бы на его месте тоже дар речи потерял.

Я потягиваю пиво и жду, что будет дальше. Но девчонка просто разворачивается и уходит. Я разочарован. Я-то думал, она хоть коленом между ног ему заедет или еще что-нибудь.

— Психопатка несчастная, — ругается «хирург» вполголоса, чтобы она не услышала. Должно быть, все-таки опасается за свои яйца.

Парень даже выходит через черный ход, чтобы не сталкиваться больше с этой ниндзя. Весьма предусмотрительно с его стороны. Я залпом допиваю пиво, выбрасываю стаканчик на газон и иду за «психопаткой» — любопытно, куда это она направляется. Вижу, как она шагает к тротуару, и двигаюсь следом.

— Ниель! — кричит ей какая-то девушка в костюме земляничного пирожного, выскакивая из парадной двери. — Ниель, ты куда?

Догоняя подругу, она едва не врезается в меня. Поднимает взгляд, и глаза у нее удивленно распахиваются.

— Ой! Привет, Кэл! — Девчонка улыбается, на размалеванных щеках расцветает румянец.

Я не сразу ее узнаю.

— Тесс! Как жизнь?

— Ну-у… — Она бросает взгляд на тротуар, где остановилась Ниель. — Все нормально. Извини, мне пора идти. — Тесс направляется к подруге и на ходу говорит: — Рада была тебя повидать, Кэл. Надо бы нам как-нибудь…

— Может, вас подвезти? — спрашиваю я, глядя на нее, а потом — на сердитую девушку, которая стоит, уперев руки в бока.

— Ты на машине? Отлично! — радуется Тесс.

— Не надо нас никуда подвозить! — заявляет ниндзя.

Я перевожу взгляд с одной девушки на другую, не зная, кого слушать.

— Да брось ты, Ниель. Холодно же. А идти пешком далеко.

— Мне надо проветриться. — Ниель разворачивается и идет по тротуару.

Я вопросительно смотрю на Тесс. Она вздыхает и бросается вдогонку за подружкой. Я не могу удержаться — любопытство разбирает — и волей-неволей тащусь за ними следом.

— Черт бы побрал этих тупых парней! — ворчит ниндзя под маской, сосредоточенно глядя себе под ноги.

— Не обращай внимания, Кэл. У нее просто вечер неудачный выдался, — пытается объяснить мне Тесс.

Я приглядываюсь к девушке в черном повнимательнее. Лицо у нее закрыто, только глаза видны сквозь прорези. Черная накидка и брюки не обтягивают фигуру, но и не скрывают того, что под ними. А фигура у нее… Скажем так: на этой девушке и мешок для мусора смотрелся бы сексуально. Да прибавьте сюда еще интригу: как же незнакомка выглядит? В общем, я вдруг понимаю, что запал. А тот придурок сам виноват: нечего было руки распускать.

— Как учеба в новом семестре? Специализацию уже выбрал? — спрашивает Тесс, оборачиваясь ко мне.

Я отвожу взгляд от рассерженной ниндзя, которая все еще бормочет себе под нос какие-то ругательства. Интересно, уж не собирается ли она вернуться на вечеринку: тогда того гляди этому «хирургу» самому операция понадобится.

— Все нормально, — отвечаю я. — Специализацию пока не выбрал: честно говоря, понятия не имею, чем бы я хотел заниматься в жизни.

— Я-то надеялась, что мы на каких-нибудь лекциях снова будем вместе. В том семестре на истории искусства ты меня просто спас. Если бы не твои комментарии к слайдам, я бы точно там заснула. — Тесс улыбается мне. Я вижу, как в глазах у нее светится робкое кокетство. Но предпочитаю этого не замечать.

— Зря ты не согласилась, чтобы Кэл нас подвез, — недовольно говорит Тесс подруге. — Холодно же. — Она вся дрожит и обхватывает себя руками.

Я останавливаюсь, чтобы снять теплую фланелевую рубашку, надетую поверх футболки.

— Держи.

— Спасибо! — Тесс радостно улыбается, берет рубашку и закутывается в нее.

Ниель ждет, скрестив руки на груди и испепеляя меня осуждающим взглядом. Я смотрю на рубашку, — может, порвана или в пятнах? Я не очень-то приглядывался, когда одевался утром. И наконец не выдерживаю:

— Что-то не так, леди?

— Да кто ты вообще такой? — спрашивает Ниель и, не дожидаясь ответа, резко поворачивается и идет дальше.

— Пьяный студент.

— Оригинально. — В голосе ее слышится явный сарказм.

— А что? Неужели ты видела сегодня на вечеринке еще какого-нибудь пьяного студента? А я-то думал, я здесь один такой.

Тесс хихикает. Ниель фыркает.

Я разглядываю блестящие металлические предметы у нее за поясом. Оружие и правда настоящее.

— А ты хоть обращаться-то с этим умеешь?

— Хочешь проверить? — огрызается она.

— Ниель! — укоризненно говорит Тесс. И виновато оглядывается на меня. — Извини. Она не всегда такая дикая… То есть, вообще-то, всегда. Но все равно, извини.

— Не трудись за меня извиняться. Тем более при мне.

— Ничего, я не обиделся, — успокаиваю я Тесс и бросаю быстрый взгляд на Ниель. В темноте не видно, какого цвета у нее глаза, да к тому же на девушке маска, но их необычный разрез кажется мне пугающе знакомым. — Знаешь, — говорю я ей, — пожалуй, не буду ловить тебя на слове и просить продемонстрировать мне навыки обращения с оружием. Даже если боец из тебя никакой, все равно будет больно. Придется терпеть боль. А я парень простой, до Джеймса Бонда мне далеко.

В уголках глаз Ниель появляются еле заметные морщинки — я уверен, что вызвал у нее улыбку.

Мы идем дальше в каком-то странном полумолчании. Тесс пытается согреться, Ниель что-то ворчит себе под нос.

Я стараюсь разглядеть ее получше, но она не поднимает головы, а кулаки у нее крепко сжаты. Впервые в жизни встречаю такую сердитую девчонку.

Наконец мы останавливаемся возле их общежития, под ярким оранжевым фонарем.

— Спасибо, что проводил, — говорит Тесс слегка увядшим голосом: она уже заметила, что я не свожу глаз с ее подруги.

Снимает мою фланелевую рубашку, отдает мне.

— Не за что, — отвечаю я, коротко улыбаюсь и снова поворачиваюсь к Ниель. — Приятно было познакомиться.

— Мы не… — начинает она. И умолкает, когда наши взгляды встречаются.

Все вокруг словно исчезает, и я не могу отвести от нее взгляд. Гляжу в эти невероятно синие глаза, каких я больше ни у кого не видел. В такие глаза я мог бы смотреть всю ночь: просто стоял бы и таращился, как идиот. Я это знаю, потому что уже смотрел в них раньше.

— Спокойной ночи, Кэл, — говорит Тесс.

Я вздрагиваю и возвращаюсь в реальность.

— Спокойной ночи, Тесс, — отвечаю я хрипло.

А когда оглядываюсь, девушка в черном уже пересекает холл общежития.

* * *

До сих пор я никогда еще не смотрел никому в глаза так долго. Ну до чего же они необычные! Чем дольше смотрю, тем больше цветов различаю. Ближе к центру оттенок голубого такой светлый, что кажется почти белесым. Дальше тона постепенно становятся все темнее, словно туча наползает на ясное небо. Полоска вокруг радужки уже совсем темная, иссиня-черная, как… полночь. А потом вдруг раз — и как полыхнет фиолетовым! Клянусь, в глазах этой девчонки присутствуют все оттенки синего, даже серебряные искорки есть. Я вглядываюсь в эти цвета — так легче не моргать. Хочется придвинуться поближе, чтобы разглядеть их во всех подробностях.

— Райчел, а ну прекрати мешать. Они сейчас оба сморгнут, — слышу я вдруг за спиной голос Рей. — В чем дело? Ты, может, ревнуешь, что Кэл не тебе в глаза смотрит, а Николь?