Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Ребекка Уинтерз

Подруга плейбоя

Глава 1


Клара Россетти начала спускаться по узкой крутой лестнице между двух старых зданий горного поселка, когда у нее за спиной послышался низкий мужской голос:

— Привет, красотка. Как много мужчин говорили тебе, что ты прекрасна?

Голос показался ей смутно знакомым, но Клара решила, что комплимент адресован другой. Она быстро направилась через шумную площадь к автобусной остановке. Она очень устала, и, вернувшись на ферму, поужинает и ляжет спать.

— Клариссима... Уверен, ты не забыла!

Она изумленно ахнула. Ее охватила радость. Тино.

После девяти лет отсутствия ее лучший друг вернулся? Валентино Казали был единственным человеком на свете, который называл ее Клариссима. Это было сочетание ее имени и слова belissima, означающего «самая красивая». Клара всегда воспринимала это как шутку. До недавних пор она не могла похвастаться стройной фигурой. Полнота была проклятием всех женщин в семье Россетти.

Повернувшись, она уставилась в блестящие темно-карие глаза одного из самых известных плейбоев Европы. Для Клары он прежде всего был другом детства, с которым они вместе шалили. Когда им обоим исполнилось восемнадцать и он покинул Монта-Корренти, никто не смог заполнить пустоту, которую оставил в ее душе его отъезд.

Теперь это знаменитый автогонщик, искатель приключений и богатый плейбой, чьи фотографии постоянно появляются на обложках самых популярных в Италии таблоидов.

— Нет, я не забыла, — хрипло произнесла Клара. — Как ты, Валентино?

Ее вопрос застал его врасплох, словно он ожидал от нее чего-то другого, пока они смотрели друг другу в глаза.

— Теперь, когда я встретился со своей старой подругой, гораздо лучше.

Клара пришла в восторг. Возможно, сейчас он принадлежал совсем к другому миру, но когда-то их многое связывало.

Расцеловав ее в обе щеки, Валентино прищурился и начал ее разглядывать, безусловно замечая перемены, которые произошли с ней за эти девять лет.

— Подругой, говоришь? — поддразнила его она. — А что случилось с открытками и подарками из разных уголков земного шара, которые ты собирался мне присылать? Я также не помню ни одного из твоих обещанных периодических визитов.

Валентино элегантно пожал широкими плечами, обтянутыми кремово-белой спортивной рубашкой с открытым воротом. Затем он легонько провел указательным пальцем по ее губам. Похоже, этот жест был для него машинальным, но ее он так никогда не касался, и она была потрясена.

— Я правда собирался это делать. Ты же знаешь, — произнес он.

Этот мужчина источал сексуальный магнетизм. Клара вяло улыбнулась, пытаясь прийти в себя после его прикосновения.

— Твоими благими намерениями можно было бы вымостить дорогу в рай.

Когда-то их слишком многое связывало, чтобы она на него обижалась. По правде говоря, Клара никогда не могла сердиться на прежнего Валентино, того, который всегда был по отношению к ней добрым и заботливым, несмотря на свою бесшабашность. Возможно, раньше они и были как брат и сестра, но когда он уехал, в его жизни появились более важные вещи, чем подруга детства.

Благодаря ему его родной поселок Монта-Корренти, расположенный в горах между Римом и Неаполем, стал известен на весь мир. Его слава привела сюда туристов из разных уголков земного шара. Неотразимый пилот «Формулы-1», обосновавшийся в Монако, был любимцем местных жителей.

Валентино запрокинул свою красивую голову. Клара заметила, что он небрит, однако щетина только усиливала его мужскую привлекательность. За прошедшие девять лет он стал таким сексуальным, что от него было невозможно отвести глаз.

— Что случилось с твоими длинными волосами? Удивленная тем, что он это заметил, Клара сказала:

— Мне давно нужно было измениться. — В последнее время ей стало трудно ухаживать за своими густыми темно-каштановыми волосами, и она обрезала их и стала носить на прямой пробор.

— Мне нравилось, когда они были длинными, но сейчас тоже неплохо.

— У тебя волосы тоже короче, чем раньше. Помнишь, как ты отрастил их до плеч? Синьор Кавальо посчитал, что ты больше всех подходишь на роль принца Вэлианта в школьной постановке.

Валентино рассмеялся:

— Еще бы не помнить. Ты меня тогда так обкорнала.

— Ты сам был во всем виноват. Это ты заставил меня тебя подстричь, чтобы не играть в «Короле Артуре». Ножницы для ощипывания домашней птицы, которые ты стащил из отцовского ресторана, не предназначались для людей.

Он широко улыбнулся:

— Зато с твоей помощью я избавился от необходимости играть дурацкую роль. Что бы я делал, если бы ты все время меня не выручала.

— Аминта чуть не убила меня, когда ты сказал ей, что это я тебя обкорнала. Она была безумно в тебя влюблена. Уже тогда ты мог выбрать любую из местных девчонок, и она бы пошла с тобой.

— Сегодня я выбираю тебя, — произнес он бархатным голосом. — И приглашаю в ресторан отметить мое возвращение и вспомнить старые добрые времена.

— И украсть парочку брускетт, пока повар не видит? — поддразнила его она. — Времена были отличные, но мы не можем вернуть их.

— Зато можем сделать кое-что другое. Сегодня ради разнообразия мы войдем через парадную дверь и я заплачу за наш ужин.

Его предложение было заманчивым, но она валилась с ног от усталости.

— Я бы с удовольствием с тобой поужинала, но не могу. В любом случае спасибо. Была рада тебя повидать, Валентино. — Клара увидела, что к остановке подъехал автобус. Это было ее спасение. Неожиданная встреча с Валентино после стольких лет лишила ее остатков сил.

Валентино схватил ее за руку:

— Подожди. Ты куда?

По ее коже словно пробежал электрический разряд.

— Домой. Меня ждет семья.

— Но мы не виделись целую вечность. Тебе так важно провести этот вечер дома? Я знаю, что сегодня не день твоего рождения.

Он мог на девять лет забыть о ее существовании, но у него была отличная память на мелочи. Клара знала, что он станет ее уговаривать до тех пор, пока она не уступит. Ему всегда удавалось заставить ее сделать так, как хочет он.

— Мама запланировала особенный ужин. Я обещала ей помочь.

— Тогда позволь мне тебя отвезти. Мой «феррари» домчит тебя за пять минут.

— Спасибо за предложение, но автобус уже подошел. Если ты планируешь задержаться в Монта-Корренти на несколько дней, возможно, мы еще встретимся и поедим вместе. Прости, но мне правда нужно идти. Ciao, Валентино. — Отдернув руку, она добежала до остановки и села в автобус, благодарная Валентино за то, что он не стал ее уговаривать.

Зная его, можно было предположить, что к утру он покинет Монта-Корренти и будет готовиться к новому этапу гонок в Риме, Париже или Лондоне. Скорее всего, он отправится туда в сопровождении новой подружки. В прошлом месяце она видела его в десятичасовом выпуске новостей с молодой французской старлеткой по имени Жизель Артуа. Журналист спросил его, правдивы ли слухи о том, что он собирался жениться и поселиться в небольшом дворце в одном из престижных пригородов Парижа. Валентино уклонился от прямого ответа, но Клара заметила, что его спутница загадочно улыбнулась. Они хорошо смотрелись вместе.

Глубоко вздохнув, она прошла глубже в салон автобуса. Почти все места были заняты, и ей ничего не оставалось, кроме как втиснуться между полным мужчиной и монахиней.

В окно справа она видела Валентино, который остался стоять, нахмурив темные брови. Даже после того, как автобус пришел в движение, он не пошевелился.

С детства он был очаровательным сорвиголовой, помешанным на автомобилях и скорости. Хотя семья Казали жила на берегах озера Кларисса неподалеку от Монта-Корренти, после школы он проводил большую часть времени в поселке, работая на своем скутере. Отец Луиджи, одного из его друзей, разрешал ему возиться со скутером в его гараже. По словам Валентино, ни одна из существующих в то время моделей не могла развить достаточную скорость. Клара провела много времени в гараже, слушая его разглагольствования о том, как он однажды соберет скутер, который превзойдет все имеющиеся модели.

Уезжая в Монако покорять гоночный мир, он взял с собой собственный инновационный проект, который стал прототипом для нового поколения скутеров. В двадцать один год он создал «Виолетта рапидита», компанию, занимающуюся производством скутеров, и добился международного успеха.

Его внешняя красота принесла миллионы компаниям, печатавшим постеры, на которых он в одиночку на катамаран-яхте переплывал Индийский океан или испытывал на трассе в Дубае новый гоночный автомобиль.

Клара считала его уникальным человеком, который в поисках новых приключений шел против времени, природы и человеческих страхов. Слушая его рассказы, она сама испытывала острые ощущения, но временами ей казалось, что такой активный стиль жизни был для него лишь способом загнать поглубже непонятных внутренних демонов, которые не давали ему покоя.

Она точно не знала, что это за демоны, но подозревала, что их источником были напряженные отношения внутри семьи Казали. Брат Валентино Кристиано тоже нечасто появлялся в Монта-Корренти. Только их старшая сестра Изабелла оставалась в родном доме и помогала отцу в их ресторане «Роза». Как же сильно отличалась семья Валентино от огромного сплоченного клана Россетти.

У Клары было бесчисленное множество дядюшек, тетушек, кузин и кузенов, трудившихся на ферме, которая на протяжении многих лет была источником благосостояния семьи Россетти. Хотя они жили довольно скромно, никто, даже ее братья и сестры, которые уже обзавелись собственными семьями, не собирались покидать ферму. Клара ничем от них не отличалась. В последнее время ее жизнь была тяжелой, но она любила Монта-Корренти и не представляла себя живущей в другом месте.

Судьба поступила жестоко, столкнув ее сегодня с Валентино. До тех пор пока он ее не окликнул, она вела скромную однообразную жизнь, борясь с трудностями, которые недавно выпали на ее долю. Валентино был подобен яркой звезде, чей магнетический свет притягивал всех вокруг. Его неожиданное появление пошатнуло ее привычный мир.

Когда автобус завернул за угол и скрылся из вида, Валентино направился в центр поселка, где находился ресторан «Роза», принадлежащий его отцу. Бок о бок с ним располагался ресторан его тети под названием «Сорелла». У них был общий двор, за которым начиналась главная площадь города.

«Сорелла», основанная бабушкой Валентино Розой, теперь принадлежала его тете Лизе Фиренци, которая превратила небольшой ресторанчик в шикарное современное заведение с интернациональной кухней. Его отец Лука Казали после смерти их матери поначалу управлял «Сореллой» вместе с Лизой. Но брат и сестра, которые всегда были как кошка с собакой, не смогли прийти к согласию. Тогда Лука отказался от своей доли в бизнесе и благодаря кропотливому труду через несколько лет открыл ресторан итальянской кухни, который назвал «Розой» в честь своей матери. Сегодня им управляла Изабелла.

Валентино общался с отцом и сестрой в основном по электронной почте. В последний раз он приезжал в Монта-Корренти в прошлом месяце на празднование дня рождения отца. Подходя к ресторану, он вспомнил об ужасной сцене, разыгравшейся здесь во дворике во время вечеринки. Его тетя вышла из себя и, не заботясь о том, что ее могут подслушать, напомнила Луке о страшной тайне, которую он много лет скрывал от своих детей. Валентино и его сестра Изабелла оказались там и все слышали.

Он тогда испытал сильную боль. Разозлившись на отца, он в ту же ночь покинул Монта-Корренти, не зная, вернется ли когда-нибудь. Если бы не пошатнувшееся здоровье отца и не просьба Изабеллы о помощи, он бы не отменил две гонки. Как бы то ни было, в данный момент его беспокойство никак не было связано с семейными проблемами. Осмотрев виллу в верхней части поселка, которую он собирался снять, Валентино пешком отправился в ресторан, даже и не мечтая столкнуться с Кларой Россетти через несколько часов после своего приезда. Эта случайная встреча избавила его от необходимости ехать на ферму. Он собирался возобновить отношения с Кларой. По правде говоря, это была единственная причина, по которой ему хотелось вернуться в Монта-Корренти. Клара всегда воспринимала его таким, как есть, со всеми недостатками. После той злополучной вечеринки ему нужно было поговорить с ней о том, что он узнал, но совесть не позволила ему взвалить на нее свои проблемы.

После их сегодняшней встречи ему еще больше захотелось с ней поговорить. Ему ни с кем не было так легко, как с Кларой. Никто не мог понять его лучше, чем она, но он узнал ее только по выразительным зеленым глазам. Куда-то подевалась полная девочка с милым круглым личиком и длинными темными волосами, с которой они были лучшими друзьями с первого класса. Ее место заняла красивая молодая женщина с точеной фигурой и модной прической. Возможно, она была немного худовата, но он был не в силах отвести от нее глаз.

Однако больше всего его поразило то, что Клара больше не излучала жизнерадостность, которая всегда была ее отличительной чертой. Вместо того чтобы выкрикнуть «Тино!» — так она раньше к нему обращалась, — она назвала его полным именем и отнеслась к нему как к бывшему знакомому, о существовании которого давно забыла. Это неприятно удивило Валентино. Возможно, она сказала правду, и ей действительно нужно было срочно ехать домой, но что-то здесь явно не так. Ферма Россетти, на которой выращивались лимоны, апельсины и оливки, находилась всего в нескольких милях к югу от поселка, и прежняя жизнерадостная Клара не отказалась бы, если бы он предложил отвезти ее домой. Он не знал ни одной женщины, которая не захотела бы прокатиться на его «феррари». Ее отказ задел его самолюбие, но гораздо больнее было ему оттого, что она перестала относиться к их дружбе как к чему-то особенному. Ее глаза, обрамленные темными ресницами, больше не искрились. Его сердце болезненно сжалось.

Валентино ускорил шаг и уже через несколько минут был в ресторане, где персонал готовился к вечернему наплыву посетителей. Поздоровавшись на ходу со всеми, он отправился на кухню.

Он шел сюда ужинать, но после встречи с Кларой на площади у него пропал аппетит. В ресторане «Роза» с терракотовыми полами и фресками на стенах готовили блюда традиционной кухни. Лука Казали хотел, чтобы здесь была уютная домашняя атмосфера, как когда-то в ресторане его матери, и ему удалось ее создать. Аромат отцовского фирменного томатного соуса был одним из немногих приятных воспоминаний Валентино, связанных с домом.

Англичанин Уильям Валентайн, его дед, передал рецепт соуса своей возлюбленной Розе, а та впоследствии своему сыну Луке, отцу Валентино. Лука улучшил рецепт, благодаря чему популярность ресторана выросла. Несмотря на это, в настоящее время Лука испытывал серьезные финансовые затруднения. У Валентино было достаточно средств, чтобы ему помочь. Он хотел это сделать еще в прошлом месяце, но, случайно узнав страшную тайну Луки, разозлился на него и уехал, так и не поговорив с отцом. Возвращение домой пробудило в нем болезненные воспоминания, одно из которых было особенно неприятным.

Будь на то его воля, он сегодня вечером отправился бы в Монако и стал бы готовиться к новому этапу гран-при. Но он не мог расстроить Изабеллу, поскольку дал ей обещание провести некоторое время в Монта-Корренти. Сегодня он собирался предложить ей несколько идей, касающихся ведения бизнеса.

Изабелла была на кухне, когда он вошел. Дав указания шеф-повару, она кивнула Валентино, и они вышли через заднюю дверь к реке, пересекающей поселок. Это было отличное место для того, чтобы поговорить наедине.

— Я надеялась, ты вернешься к ужину, — начала Изабелла без лишних церемоний. — Итак, что ты решил насчет виллы? Макс подумал, ты, возможно, ей заинтересуешься. Ею уже давно не пользовались.

— Я сказал Максу, что сниму ее на пару месяцев. Она просторная и вид из окон открывается потрясающий. Думаю, для меня это лучший выход из ситуации.

Изабелла выглядела расстроенной.

— Ты вроде бы собирался провести здесь все лето.

Валентино действительно собирался. До тех пор пока Клара, ради которой он сюда приехал, не нанесла удар по его самолюбию. Он принял слишком близко к сердцу ее отказ, и это ему не понравилось. Он чувствовал себя полным идиотом.

— Ты же меня знаешь. Я ненавижу чувствовать себя привязанным к месту. — Он знал, что Изабелле не понравятся эти слова, но не мог ее обманывать.

Когда он сообщил ей, что останется в Монта-Корренти на некоторое время, Изабелла предложила ему поселиться в пустом доме Казали на озере Кларисса, который теперь использовался в качестве места для отдыха. Валентино сказал сестре, что это слишком далеко. На самом деле он не смог бы снова переступить порог этого дома. Воспоминания о том, что там произошло много лет назад, будут преследовать его до конца дней.

— Жаль, ты не захотел поселиться с папой в его квартире над рестораном. Он так на это надеялся.

Изабелла, похоже, не в своем уме, раз говорит такое. Его раздражало ее постоянное желание помогать другим и налаживать отношения между родными. Он все еще злился на нее за то, что она решила найти их сводных старших братьев Алессандро и Анжело. Подумать только, всего месяц назад ни Изабелла, ни Валентино не знали об их существовании и, если бы не их зловредная тетушка Лиза, возможно, никогда бы и не узнали.

— Я слишком много лет был сам по себе, Иззи, — сказал он. — Давай будет честны друг с другом. Ты всегда прекрасно заботилась о папе в одиночку, и тебе не нужно, чтобы кто-то путался у тебя под ногами. Даже я. Прошу тебя, не обижайся на мои слова.

Она поцеловала его в щеку:

— Я не обижаюсь.

— Меня восхищает то, как ты о нем заботишься. Без тебя нам всем было бы очень плохо. — Валентино не кривил душой. Его сестра действительно стала оплотом для их семьи.

— Спасибо, — спокойно произнесла она.

— Мне следовало сказать тебе это намного раньше. — Когда он увидел, какую огромную работу она проделывала день за днем, ему стало стыдно за свое желание поскорее отсюда уехать.

Изабелла встретилась с ним взглядом:

— Ты какой-то странный. Ворвался в кухню, словно за тобой гналась стая собак, а теперь вот говоришь такие сентиментальные вещи. Что с тобой произошло после того, как ты поговорил с Максом о вилле?

Его сестра, как всегда, очень проницательна. После встречи с Кларой Россетти он чувствовал себя не в своей тарелке.

— Думаю, у меня есть идея, касающаяся расширения бизнеса. К несчастью, папа так консервативен, что вряд ли захочет меня выслушать. Я последний человек на земле, в чьих советах он нуждается.

— Как ты можешь такое говорить? — возмутилась Изабелла. — Ты добился международного успеха в бизнесе. Ты мог бы удвоить свое состояние, если бы давал практические советы начинающим предпринимателям.

— На такого традиционалиста, как папа, мои успехи не производят впечатления.

— Не говори так! Он очень тобой гордится.

Валентино покачал головой:

— Давай не будем играть в игры, Иззи. Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. — Он пристально посмотрел на нее. — Биологически я не его сын. Я напоминание о том, что мама изменяла ему с другим мужчиной.