Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Рейчел Хокинс

Мятежная красотка

Глава 1

Если подумать, не забудь я взять блеск для губ на Осенний бал, ничего бы и не произошло.

Заметила мои неприлично блеклые губы Би Франклин. Мы стояли возле Академия-Гроув, нашей школы. Октябрьский вечер выдался на удивление прохладным — здесь, в Пайн-Гроув, штат Алабама, зачастую даже на Хеллоуин жарко, но в тот вечер пришла самая настоящая осень, даже пахло по-осеннему, дымком. Идеальная для меня погода — я накинула шерстяной жакет, а что может быть печальнее вспотевшей девчонки? Под жакетом скрывалось розовое обтягивающее платье длиной до колен. Если я стану королевой бала — наверняка стану, — то выглядеть должна стильно. А классическое платье и жемчуг мне в этом помогут.

Я потерла плечи ладонями.

— Нервничаешь? — спросила Би.

Она тоже выбрала розовое, но ближе к пурпурному. Лиф платья украшали крошечные блесточки, словно дрожащие в свете фонарей. Или так дрожала Би. Она-то жакет не надела.

Наши спутники, Брэндон и Райан, искали, где припарковаться. Они сердились, что мы с Би хотели появиться в школе не раньше чем за полчаса до вручения короны. Нельзя рисковать, пока корона не окажется моей: пунш на платье прольют, макияж размажется, да и вспотеть я могу, жакет шерстяной все-таки. А на фотографиях в выпускном альбоме я должна выглядеть сногсшибательно.

— Вовсе и не волнуюсь, — ответила я.

Так оно и было. Разве что самую малость.

Би закатила глаза.

— Серьезно? Харпер Джейн Прайс, ты ни разу не смогла меня провести, аж с того случая с Барби во втором классе! Признай, ты в панике. — Она сложила указательный и большой пальцы в характерном жесте. — Хоть ка-а-апельку?

Я рассмеялась и схватила ее за руку:

— Ни ка-а-апельки. Всего-то Осенний бал.

— То-то ты на корону нацелилась. Или бережешь нервы для Котильона?

Как раз от этого слова у меня мурашки по коже и пробежали. Однако признаться я не успела. Би изумленно распахнула глаза:

— Божечки, Харпер! Губы!

— Что с ними? — Я поднесла руку к лицу.

— Они же без блеска совсем… прямо голенькие!

— Кто тут голенький, а?

Подошли парни. Желтый свет фонаря играл на рыжих волосах Райана. Он сунул руки в карманы и усмехнулся. От его вида у меня все внутри затрепетало — неизменное чувство с первого дня нашей встречи давным-давно, в третьем классе. Заполучить Райана Брэдшоу мне удалось только спустя шесть лет. Впрочем, ожидание того стоило.

— Мои губы, — ответила я. — Скорее всего, я еще в кафе стерла с них блеск.

— Вот черт, — произнес Райан, обнимая меня за плечи. — Я надеялся на что-то поинтереснее. Правда, раз нет блеска, то можно…

Он наклонился ко мне и поцеловал, достаточно целомудренно. Для меня выражать чувства при всех — пошло, и он, как идеальный кавалер, это знал.

— Ну, девчонки, добились своего? — проговорил Брэндон, когда мы оторвались друг от друга. Он обнимал Би со спины, сложив руки под ее выдающимися… хм. А его подбородок едва виднелся из-за ее плеча, Би девушка высокая. — Парковаться пришлось в конце гребаной улицы.

Стоит отметить, Брэндон сказал другое слово. Но история моя, и ругани здесь не место. И вообще, если цитировать Брэндона, получится типичный набор фраз из документалки про полицейских.

— Не выражайся! — выпалила я.

— Харпер, ты чего, училка? — закатил глаза он.

Я поджала губы.

— Просто считаю, что так выражаться следует только в крайних случаях. Место для парковки за сто ярдов от школы — пустяк.

— Виноват, ваше высочество.

Би ткнула его локтем под ребра. Он насупился.

— Полегче, братан. — Райан бросил на него предупреждающий взгляд.

— Есть блеск? — обратилась я к Би, не обращая внимания на Брэндона. — Я, похоже, свой не взяла…

— Моя девушка забыла о макияже? — Райан насмешливо вскинул бровь. — Паришься из-за короны?

— Не-а, — тут же отозвалась я.

Соврала, понятное дело. Райан с извиняющимся видом поднял руки.

— Ладно, ладно, прости. Конечно, для тебя это очень важно, иначе бы ты не потратилась так на прикид. — Он снова улыбнулся и покачал головой. Челка упала ему на глаза. — Очень надеюсь, что твои аппетиты уменьшатся, если мы поженимся.

— Да уж, старик. — Брэндон дал пять Райану. — Чики нас разорят.

Би снова закатила глаза. Непонятно, то ли из-за парней, то ли из-за того, что мой прикид стоил больше тысячи долларов. Знаю, тратить столько на платье для Осеннего бала семнадцатилетней девочке просто смехотворно. Но я могу его надеть еще миллион раз — если, правда, не наберу лишнего веса. Ну, так я все обрисовала для мамы.

— Держи.

Би сунула мне в руку тюбик. Я поднесла его к глазам и прочла название:

— «Лососевая фантазия»?!

— Близко к твоему оттенку. — Би откинула светлые волосы, заплетенные в «рыбий хвост».

— У меня «Коралловое мерцание». Вообще другой.

Би скорчила рожицу, мол, терпит она меня только потому, что мы с пяти лет лучшие подруги.

— Надо же придумать — «Лососевая фантазия»!.. — не успокаивалась я. — Кто вообще фантазирует о лососе?

— Те, кто чпокает рыбу? — расхохотался Брэндон.

Райан постарался не улыбнуться, но уголки губ у него дрогнули.

— Как умно, Брэн, — пробормотала я, и теперь, без всяких сомнений, Би закатила глаза именно из-за парней.

— Слушай, — сказала она мне, — или «Фантазия», или блеклые губы. Выбирай.

Я вздохнула:

— Ладно. Только теперь надо найти туалет.

Райан распахнул двери спортзала, и я проскользнула под его рукой внутрь. Сразу же донеслись первые ноты песни «Милый дом Алабама». Без нее не обходится ни одна вечеринка.

Зал украсили великолепно. Меня распирало от гордости. Все, и даже Райан, считают, что я помешалась на школьных делах. Честное слово, я люблю это место. Люблю корпуса из красного кирпича, колокола, что звонят в начале и конце урока, — не электронные звонилки, как в обычных школах. Люблю, что мои родители ходили в эту школу, и их родители тоже. Может, я и гну здесь спину, но оно того стоит. Школа отличная, и мне нравится думать, что это благодаря и моим стараниям. Если уж и будут вспоминать фамилию Прайс в стенах Академия-Гроув, пусть думают обо всем хорошем, что я сделала. А не об… ином.

Я огляделась. Формально подготовка Осеннего бала — моя задача, ведь я — глава самоуправления учащихся (между прочим, впервые главу выбрали из одиннадцатиклассников!). Но в этот раз я перепоручила обязанности своей протеже, Люси Маккэррол, президенту десятых классов. А я лишь запретила бумажные гирлянды и арки из воздушных шаров. Безвкусица.

Люси постаралась на славу. Стены задрапировали фиолетовой тканью, установили светомузыку, вокруг фонтанчика поставили круглые столики. Я выискивала в толпе Люси и, когда поймала ее взгляд, подняла вверх большие пальцы и произнесла одними губами: «Молодец!»

— Харпер! — услышала я и обернулась.

Ко мне спешили близняшки Фостер. Различить сестер легко: Аманда заплетала длинные каштановые волосы, а Эбигейл носила их распущенными. Обе надели платья на тонких бретельках, Аманда темно-зеленое, а Эбигейл светло-зеленое. Фостеры, как и мы с Би, были чирлидерами; Эби входила в самоуправление учащихся. За близняшками на высоких каблуках ковыляла Мэри-Бет Райли.

— Может, она наденет кроссовки? — глубоко вздохнув, тихонько пробормотала Би.

Но Мэри-Бет все равно услышала:

— Ничего, к Котильону выучусь!

Фамилия Райли по алфавиту сразу после Прайс. Значит, Мэри-Бет должна спускаться по огромной лестнице в особняке «Магнолия-Хаус» (там ежегодно проходил Котильон) за мной. Мы репетировали уже дважды, и оба раза она чуть не падала на меня сверху. Поэтому я и предложила ей носить каблуки каждый день.

— Кстати. — Аманда тронула меня за руку. Даже макияж не скрывал россыпь веснушек у нее на носу. Еще один способ различать сестер — у Эби веснушек нет. — Прямо перед выходом мы заметили, что мисс Старк прислала нам е-мейл. В понедельник днем новая репетиция.

Я подавила вздох. В понедельник после школы у меня собрание для будущих бизнес-лидеров. В четверг?.. Нет, там тренировка чирлидеров, а в среду — заседание самоуправления. Ладно, если Сэйлор Старк говорит снова репетировать Котильон — все репетируют. Остальное подождет.

— На-до-е-ло! — запрокинув голову, простонала Мэри-Бет. Темно-рыжие волосы упали назад, открывая уши. Она надела чересчур большие серебряные серьги-кольца. — Да, Котильон! Ну, наденем белые платья. Ну, спустимся по лестнице, выпьем пунша, потанцуем с папами. А потом похлопаем друг другу и притворимся, что ни разу это не глупо, и не старомодно, и вообще кому-то надо…

— Мэри-Бет! — возмутилась Аманда, а Эбигейл оглянулась по сторонам, будто мисс Старк вот-вот выскочит из-за угла.

Би еще шире распахнула и без того огромные глаза, беззвучно открывая и закрывая рот.

— Неправда! — крикнул кто-то.

Оказалось… я. Мне пришлось глубоко вздохнуть и очень постараться говорить спокойно:

— В смысле… Мэри-Бет, пойми, Котильон не просто танец в белых платьях. Это традиция! Как… наше превращение из девочек в женщин. Это… важно.

Мэри-Бет закусила губу.

— Ладно, может быть. — Она пожала плечами и усмехнулась. — Посмотрим, как тебе понравится наше превращение в свалку внизу лестницы.